double arrow

Виды и приемы воображения. Индивидуальные качества воображения


Виды воображения.

В психологии выделяют следующие виды воображения:

Непроизвольное или пассивное воображение – новые образы возникают под воздействием малоосознанных или неосознанных потребностей. Это сновидения, галлюцинации, грезы, состояния «безумного отдыха».

Так, образы во сне рождаются непреднамеренно. К открытию тайны сна люди пришли лишь в конце XIX – начале ХХ в. Обрывки воспоминаний прошлого причудливо сочетаются в сновидениях, они рождаются непреднамеренно, вступают в неожиданные, иногда совершенно бессмысленные сочетания. В полусонном, дремотном состоянии может происходить то же самое. Сеченов говорил, что сновидения – это «небывалые комбинации бывалых впечатлений». Когда человек спит, его сознание как бы отступает на задний план, так как прекращают работать участки головного мозга, которые ведают сознанием, контролируют наши впечатления и представления. Сон – это разлитое торможение больших полушарий. Когда происходит полное и глубокое торможение, сон бывает глубоким, без сновидений. Но торможение происходит неравномерно, особенно в начальной стадии сна и в последней перед пробуждением. Сновидения вызываются работой группы клеток, оставшихся незаторможенными. Характерными для сновидения являются:




- чувственная достоверность. Когда я вижу сон, я ни на минуту не сомневаюсь, что все это происходит со мной наяву. Лишь проснувшись, «стряхнув» с себя сон, я смогу критически отнестись к приснившимся фантазиям;

- невероятная причудливость, необычность связей и сочетаний образов;

- явная связь с насущными потребностями человека. Например, Татьяна пишет Онегину: «Ты в сновиденьях мне являлся». Влюбленная в Евгения, она постоянно думает о нем, и вот его образ - во сне.[3]

Несмотря на всю фантастичность сновидений, в них может содержаться лишь то, что было воспринято человеком. Сегодня известны некоторые механизмы сновидений.

Например, поводом для сновидений могут послужить, раздражения которые получает организм спящего человека: сдвинулось одеяло – замерзли ноги, может присниться, что ты замерзаешь, что под тобой проломился лед, или что ты по колено в воде и бреднем ловишь рыбу. Вариаций может быть множество.

На этом основана методика изучения содержания сновидений: испытуемого подвергают (конечно, с его согласия) во время сна тем или иным раздражениям, а потом расспрашивают о том, что ему снилось. Так, освещение лица спящего красным светом может вызвать во сне образы грозы, вспышки молнии, отблески лесного пожара. Если поднести к носу спящего флакон с духами, возможен образ цветущего сада или праздника, когда люди дарят друг другу букеты цветов. Или: лицо спящего закрыли одеялом, стало труднее дышать, а ему снится, что на него набросился бандит и душит его.



Иногда причиной сна являются бурные события, происшедшие за день – сон снится на ту же, тему, в продолжение этих событий. Приснившийся сон может сигнализировать о какой-либо болезни. Так, одну женщину долго преследовал сон: она ела сырую или испорченную рыбу. При медицинском обследовании у нее оказалась острая форма гастрита. Есть еще много разных причин сновидений, о которых вы можете, если заинтересуетесь, узнать из специальной литературы.[19]

Сон – продукт здоровой психики. Сны видят все люди. Исследования последних лет приводят ученых к мысли о том, что сновидения даже необходимы для нормальной работы нашего мозга. Если лишить человека сновидений, это может привести к расстройству психики. Продуктом больной или нездоровой психики являются галлюцинации.

Галлюцинация – это тоже пассивное, непреднамеренное воображение. У людей психически ненормальных или не совсем здоровых, образы фантазии приобретают черты реальности. У душевнобольного они конкурируют с тем, что он действительно воспринимает. Если ему представляется давно умерший родственник, он разговаривает с ним, как с живым, ни на минуту не сомневается в реальности последнего. Такие «сны наяву» и называются галлюцинациями. А. С. Пушкин очень тонко описывает помешательство старого мельника в результате сильнейшего эмоционального потрясения из-за самоубийства дочери. («Русалка»):



Я продал мельницу бесам запечным,

А денежки отдал на сохраненье

Русалке, вещей дочери моей.

Они в песке Днепра-реки зарыты,

Их рыбка одноглазка стережет.

Галлюцинации появляются при различных психических заболеваниях, под влиянием сильных переживаний – чувства тоски, страха, навязчивых мыслей.

При слуховых галлюцинациях больной слышит голоса, музыку, звуки. Голоса то угрожают ему, то о чем-то просят. При этом голоса бывают тихими, громкими, «приказывающими», в результате чего человек совершает неожиданные поступки. Это психическое расстройство часто возникает на почве алкоголизма.

Зрительные галлюцинации обычно возникают при таких болезнях, как эпилепсия, истерия, а также у алкоголиков, дошедших до состояния белой горячки.

Эти явления объясняются тем, что значительные участки мозга душевнобольного постоянно в большей или меньшей степени заторможены. Следы прошлых восприятий, комбинируемые в образах, фантазии, вызывают такую же реакцию, как и реальные раздражители.

Грезы – это пассивное, но преднамеренное воображение. Это мечты, не связанные с волей, направленной на их выполнение. Люди грезят о чем-то приятном, радостном, заманчивом, причем в грезах отчетливо видна связь фантазии с потребностями и желаниями.[4]

Грезит человек в состоянии расслабленности, в состоянии перехода от бодрости ко сну. В этом случае хотя и есть какая-то общая нить наплывающих образов, но ассоциируются, связываются они, не считаясь с реальностью. Результат такого воображения остается на уровне идеального, психического. Его реализация в поведении невозможна. У некоторых людей грезы играют гипертрофированную роль: они являются заместителями реальности, человек живет в созданном им мире, и это доставляет ему удовольствие. [14]

Вспомним Манилова – героя повести Н. В. Гоголя «Мертвые души». Манилов, пользуется грезами и бесплодной мечтательностью как завесой от необходимости что-то делать: вот он вошел в комнату, сел на стул и предался размышлению. Незаметно мысли занесли его Бог знает куда. «Он думал о благополучии дружеской жизни, о том, как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом через реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву, и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах…»[4]

Произвольное, или активное воображение – это процесс преднамеренного построения образов в связи с сознательно поставленной целью в той или иной деятельности. Этот вид воображения возникает в раннем возрасте и наибольшее развитие получает в детских играх. В игре дети берут на себя разные роли (летчика, шофера, доктора, Бабы-Яги, брокера и т. д.). Необходимость построить свое поведение в соответствии с приятной на себя ролью требует активной работы воображения. Кроме этого надо вообразить недостающие предметы и саму ситуацию игры.

По оригинальности произвольное (активное) воображение разделяется на воссоздающее, или репродуктивное и творческое.

Воссоздающее, или репродуктивное воображение – это построение образа предмета, явления в соответствии с его словесным описанием или по чертежу, схеме, картине. В процессе воссоздающего воображения возникают новые образы, но новые субъективно, для данного человека, а объективно они уже существуют. Они уже воплощены в определенных предметах культуры. При чтении художественной литературы, при изучении географических, исторических и других описаний постоянно оказывается необходимым воссоздавать при помощи фантазии то, о чем говорится в этих источниках. Любой зритель, читатель или слушатель должен обладать достаточно развитым воссоздающим воображением, чтобы увидеть и почувствовать то, что хотел передать писатель, рассказчик. Отличной школой развития воссоздающего воображения служит изучение географических карт. К. Паустовский писал: «Еще в детстве у меня появилось пристрастие к географическим картам. Я мог сидеть над ними по нескольку часов, как над увлекательной книгой. Я изучил течение неведомых рек, прихотливые морские побережья, проникал в глубину тайги… Постепенно все эти места оживали в моем воображении с такой ясностью, что, кажется, я мог бы написать вымышленные путевые дневники по разным материкам и странам».

Суть воссоздающего воображения в том, что мы воспроизводим то, что сами непосредственно не воспринимали, но что нам сообщают другие люди (речью, чертежами, схемами, знаками и пр.)

Мы как бы расшифровываем сигналы, символы, знаки. Например, инженер, рассматривая чертеж (систему линий на листе), восстанавливает образ машины, которая «зашифрована» условными обозначениями.

Воссоздающее воображение играет важную роль в жизни человека, оно позволяет людям обмениваться опытом, без чего немыслима жизнь в обществе. Оно помогает каждому из нас овладеть опытом, знаниями и достижениями других людей. [3]

Творческое воображение – это самостоятельное создание новых образов, которые реализуются в оригинальных продуктах деятельности. Образы создаются без опоры на готовое описание или условное изображение. [15]

Роль творческого воображения огромна. Создаются новые оригинальные произведения, которых никогда не было. Однако их персонажи (у художников, скульпторов, писателей) настолько жизненны, реальны, что начинаешь относиться к ним, как к живым (вспомним Дон Кихота, Андрея Балконского, Наташу Ростову, Анну Каренину, Татьяну Ларину…). [4]

Источник творческой деятельности – общественная необходимость, потребность в том или ином новом продукте. Еще наши далекие предки на заре человеческой истории вынуждены были придумывать, изобретать новое для удовлетворения потребностей. Работая руками, люди видели ограниченность возможностей человеческих рук и начали изобретать простейшие орудия и приспособления, которые могли быстрее и лучше выполнять функции рук. Роющая рука послужила прообразом лопаты; растопыренные пальцы, которыми человек сгребал сухие листья для подстилки, навели на мысль о граблях; сжатую в кулак руку он заменил молотком. В течение многих веков творческое воображение помогало человеку совершенствовать орудия труда. [11]

Наиболее простым предметом создания творческих образов является агглютинация (в переводе с греческого – склеивание). Этот прием состоит в том, что берутся части двух или нескольких предметов, процессов и соединяются, «склеиваются» так, что получается образ нового предмета. Этим приемом создавались мифические образы у древних народов (кентавр: туловище быка, шея и голова – верхняя часть человеческого тела; русалка: туловище и голова женщины, хвост – рыбы). Так комбинируются некоторые механизмы, машины в настоящее время.

Агглютинация широкого распространения не имеет: при ее помощи довольно редко удается создать образ, который затем воплощается в реальную вещь. Однако он часто используется, когда дело ограничивается фантазией, когда нет надобности воплощать образ в реальный предмет.

Приемом создания творческих образов является аналогия . Ее сущность состоит в том, что строится образ, в чем-то похожий на реально существующую вещь, живой организм, действие. На принципе аналогии возникла специальная область знания и инженерного дела – бионика. Известно, что бионика выделяет некоторые свойства живых организмов как биологических моделей и предлагает их для создания механизмов. Так были созданы многие ныне действующие приборы разного назначения (локатор – аналог с органами ориентации летучей мыши, электронный глаз – «отпрыск» глаза леопардовой лягушки).

Аналогия может быть близкой, непосредственной и отдаленной ступенчатой. Например, внешний вид современного самолета очень напоминает парящую птицу. Это близкая аналогия. Вертолет – отдаленная аналогия с птицей.

Творческие образы создаются при помощи акцентирования и преувеличения (преуменьшения) . Первое сводится к тому, что в создаваемом образе какая-либо часть, деталь выделяется, особо подчеркивается. Так художник рисует карикатуру, дружеский шарж. Он находит в лице, фигуре, конечностях человека неповторимые присущие только ему особенности и усиливает их, выпячивает, заостряет. Карикатура, шарж несут в себе сходство с оригиналом, в то же время это сходство относительно. Писатель юморист изображает действующее лицо, ситуацию, заострив, выпятив то, что подлежит осмеянию, что должно вызвать чувство юмора.

Прием преувеличения (преуменьшения) несколько отличен от акцентирования. Если акцентирование – подчеркивание части объекта, заострение, обнажение ее, то преувеличение (преуменьшение) распространяется на весь объект, на всю ситуацию. Например, сказки для детей «Гулливер у лилипутов», «Гулливер у великанов», «Белоснежка и семь гномов». Этот прием широко использован в народных сказках, былинах, когда герой изображается мощного сложения, со сверхчеловеческой силой, что позволяет ему вести борьбу с целым вражеским войском. [17]

Наиболее сложный прием творческого воображения – типизация . Художники, писатели, скульпторы в большей мере опираются именно на нее. Чтобы произведение было жизненно правдивым, автор должен в персонаже, ситуации выразить ее единичное лицо или событие, а типичное, много раз повторяющееся, наиболее распространенное. Типизация – сложный процесс разложения и соединения, в результате чего выкристаллизовывается зримый образ (человека, его дела, взаимоотношений с другими людьми). По этому поводу А.М. Горький писал: «Как строятся типы в литературе? Они строятся, конечно, не портретно, не берут отдельно какого-нибудь человека, а берут тридцать-пятьдесят человек одной линии, одного ряда, одного настроения и их них создают Обломова, Онегина, Фауста, Гамлета, Отелло и т.д. Все это – обобщенные типы». Типизация как прием воображения близко примыкает к мышлению, и практически бывает трудно расчленить их в акте создания типического образа.

Воображение является существенной составной частью творческого процесса, проявляющегося в различных сферах человеческой деятельности. Тот или иной прием создания творческих образов используется, в зависимости от цели, стоящей перед человеком, от материала, содержания фантазии, от богатства знаний. Например, в инженерном деле, видимо, большое значение приобретает аналогия, в изобразительной деятельности – акцептирование, типизация, в литературном труде – типизация. [16]

Особый вид воображения – мечта . Мечта всегда направлена на будущее, на перспективы жизни и деятельности конкретного человека, конкретной личности. Мечта позволяет намечать будущее и организовывать свое поведение для его осуществления. Представить себе будущее (то есть то, чего еще нет) человек не мог бы без воображения, без умения строить новый образ. Причем мечта – это такой процесс воображения, который всегда направлен не просто в будущее, а в желаемое будущее. В этом смысле Плюшкин – образ творческого воображения Н.В. Гоголя, но не его мечта. А вот герои Алых парусов» А. Грина – мечта писателя о людях, какими бы он хотел их видеть.

Мечта не дает немедленного объективного продукта деятельности, но всегда является толчком к деятельности. К.Г. Паустовский говорил, что сутью человека является мечта, которая живет у каждого в сердце. «Ничто человек так глубоко не прячет, как свою мечту. Может быть, потому, что она не выносит самого малого осмеяния и уж, конечно, не выносит прикосновения равнодушных рук. Только единомышленнику можно поверить свою мечту».

К образам такого рода, как мечта, относятся идеалы человека - образы, служащие ему образами жизни, поведения, отношений, деятельности. Идеал – это образ, в котором представлены наиболее ценные, значимые для данного человека черты и свойства личности. В образе-идеале выражается тенденция развития личности. [4]

Предвосхищая результаты нашей деятельности, мечта, создаваемая воображением, стимулирует к тому, чтобы работать над ее воплощением в действительности, чтобы бороться за ее осуществление. Д.И. Писарев писал: «Если бы человек был совершенно лишен способности мечтать… если бы он не мог изредка забегать вперед и созерцать воображением своим в цельной и законченной картине то самое творение, которое только что начинает складываться под его руками, - тогда я решительно не могу представить, какая побудительная причина заставила бы человека предпринимать и доводить до конца обширные и утомительные работы в области искусства, науки и практической жизни…» Но из стимула к действию мечта воображения может иногда превратиться и в заместитель действия, перерождаясь в ту пустую мечтательность, которой некоторые люди, как дымовой завесой, заслоняются от реального мира и необходимости его изменять. Роль воображения и его характер существенно определяются тем, что представляют собой его продукты. Одни находят себе легкое и малоплодотворное удовлетворение в мимолетных и праздных мечтаниях, прикрываясь завесой своей фантазии от реального дела. Другие, наделенные достаточными творческими силами, превращают воплощение своего воображения в реальной дело творчества. Их творения вводят в реальный мир как бы новое измерение. В созданных художественным творчеством произведениях искусства люди созерцают преображенный, углубленный образ мира, далеко выходящего за ограниченные рамки их часто узкого личного существования; в практической жизни они ломают устаревшие нормы и реально изменяют действительность. [18]

Еще один вид творческого воображения – фантазия или мечтательность . Здесь желаемое будущее не связывается непосредственно с настоящим. К образам фантазии относят сказочно-фантастические и научно-фантастические образы. В фантазии представлены объекты и явления, которых в природе нет. И сказки, и научная фантастика – результат творческого воображения. Но их авторы не видят путей достижения того, что рисует им их воображение. [22]

Кусочек фантазии есть в каждом акте художественного творчества и во всяком подлинном чувстве; кусочек фантазии есть в каждой отвлеченной мысли, поднимающейся под непосредственно даны; кусочек фантазии есть и в каждом действии, которое хоть в какой-то мере преобразует мир; кусочек фантазии есть в каждом человеке, который, мысля, чувствуя и действуя, вносит в жизнь хотя бы крупинку чего-то нового, своего. [18]







Сейчас читают про: