double arrow

Своеобразие драматургии Ф. Шиллера. Драма «Разбойники»

1. Общая характеристика творчества Ф. Шиллера

2. Анализ драмы Ф. Шиллера «Разбойники»

Заключение

В 70--80-е гг. немецкая литература вступает в новый этап своего развития. Представленная, прежде всего ранним творчеством Гете и Шиллера, а также произведениями Гердера, Ленца; Клингера, Шубарта, Бюргера, Фосса и др., она усиливает свой натиск на феодальное общество, причем критика становится все более социально и исторически конкретной, сопровождается бурными взрывами свободолюбивых чувств, гневными филиппиками против тиранов и насильников. Это литературное движение получило название «Бури и натиска» (Sturm und Drang), no названию одноименной драмы Клингера, а его участники -- штюрмеров, или «бурных гениев». Писатели «Бури и натиска» органически связаны с просветительской идеологией. Они настроены антифеодально, остро критикуют княжеский деспотизм, борются за раскрепощение мысли, выступая продолжателями лучших традиций Лессинга. Однако в отличие от Лессинга творчество «бурных гениев» характеризует обостренное чувство личности. Герои в литературе «бури и натиска», как правило, индивидуально неповторимы (Вертер, Гец, Карл Моор, Фиеско и др.). История немецкой литературы. В 5 т. М., 1966. Т. 3.

Характерно также то, что все поэтические жанры в литературе «Бури и натиска» носят в той или иной степени эмоциональную или даже лирическую окраску. Гете создает лирический роман «Страдания молодого Вертера». Совершенно иной характер, чем в эпоху господства рационалистической эстетики, носят его оды. Сильным накалом чувств отличается драматургия молодого Шиллера («Разбойники» и др.). Изображая действительность, штюрмеры стремятся выразить к ней свое отношение. Искусство меньше всего ими понимается как простое, «зеркальное» подражание природе. Оно для них -- творчество, связанное с воплощением своего общественно эстетического идеала




1. Общая характеристика творчества Ф. Шиллера

Эстетические взгляды раннего Шиллера, интересовавшегося в первую очередь проблемами театра, драмы, нашли свое отражение в таких его литературно-критических работах, как «О современном немецком театре» (Ober gegenwartige deutsche theater, 1782), «Театр, рассматриваемый как нравственное Учреждение» (Die Schaubuhne als eine moralische Anstalt berachtet, 1785). Обе они проникнуты идеями и настроениями пюрмерства, разделяемыми ранним Шиллером. Их автор выступает сторонником боевого злободневного искусства, направленного против пороков феодального мира. Для успешного осуществления этой цели критик требовал от драматургов простоты, естественности, правды. Он был противником классицизма, насаждавшегося в Германии по примеру Франции. «В Париже, -- писал он, -- любят гладеньких, хорошеньких куколок, в которых искусственность вытравила всякую смелую естественность».



Автор выступает против всяких правил и условностей, настаивая на полной свободе художественного творчества, его национальной самобытности. Писатель был решительным противником пустой развлекательной драмы, ориентирующейся на феодальную знать, на «празднолюбцев». Он рассматривал театр как школу для народа, а не место кривляния «развращенных сладострастников».

Шиллер -- сторонник театра, воспитывающего народ в духе идеалов Просвещения. Он называет театр каналом, по которому струится свет истины. Театр, по мнению автора, бичует социальные пороки. «Тысячи пороков, оставшихся безнаказанными, карает театр, тысячи добродетелей, о которых умалчивает правосудие, прославляется сценой». Храповицкая Т.Н., Коровин А.В. История зарубежной литературы. - М., 2001

Обе статьи молодого писателя свидетельствуют о значительном воздействии на него Лессинга, автора «Гамбургской драматургии».

Находясь под арестом, Шиллер начинает работу над трагедией «Коварство и любовь», ставшей лучшим его произведением периода «Бури и натиска». Прообразы своих персонажей автор наблюдал в Вюртембергском герцогстве, где прошла юность поэта, знал о возмутительных фактах герцогского деспотизма. Карл Евгений не считал зазорным торговать своими подданными, распродавая их как пушечное мясо в иностранные армии. Он же десять лет содержал в заточении Шубарта. Деспотизм герцога молодой драматург почувствовал и на себе. Со страниц трагедии Шиллера дышала страстная ненависть к миру феодальной тирании. Недаром Энгельс называл ее «первой немецкой политически-тенденциозной драмой» «Коварство и любовь» стала вершиной реализма в драматургии «Бури и натиска». В ней впервые немецкая жизнь изображена с такой глубиной и достоверностью. По сравнению с «Разбойниками» возросло художественное мастерство, драматургическая техника Шиллера. Автор создал более сложные характеры, преодолевая однобокость и прямолинейность Франца Моора и других персонажей первой драмы. Более сложные Душевные переживания свойственны не только музыканту Миллеру, Луизе, но и другим персонажам. Даже президент Вальтер показан не только придворным карьеристом и интриганом, но и в известной мере любящим отцом, потрясенным гибелью своего сына, у которого он вымаливает прощение. Леди Мильфорд -- не только нравственно испорченная женщина, она не лишена известной доброты и гордости.

Пьесы «Разбойники» и «Коварство и любовь» сделали Шиллера знаменитым драматургом не только в Германии. Вскоре они были переведены на другие европейские языки. На исходе XVIII в. пьесы приобрели популярность в революционной Франции.

Трагедией «Коварство и любовь» завершается ранний, штюрмерский, период в творчестве Шиллера. Переходной в его творчестве стала трагедия «Дон Карлос» (Don Carlos, 1787), начатая им еще в 1783 г., в период «Бури и натиска». По мере работы над пьесой взгляды поэта менялись, он отходил от штюрмерских идеалов, и первоначальный замысел претерпевал значительные изменения. Тем не менее, преемственность «Карлоса» с ранними драмами легко ощутима.

«Дон Карлос» написан на материале испанской истории XVI в. Время правления Филиппа II, когда происходит действие трагедии, характеризовалось усилением феодально-католической реакции в Испании, где решающее значение приобрела инквизиция.

Носителем авторских взглядов, новым героем Шиллера, становится маркиз Поза, которому по первоначальному варианту отводилась второстепенная роль. Поза -- поборник свободы и справедливости. Он прибывает в Испанию с целью помочь свободолюбивому нидерландскому народу, который пытается избавиться от тирании Филиппа II. Он уговаривает наследника испанского престола Дон Карлоса, в душе которого посеял когда-то «семена гуманности и героической доблести», отправиться помочь Нидерландам. Карлос соглашается с предложением друга своей юности и умоляет отца послать его в Нидерланды. Но Филипп решает иначе: он не доверяет сыну и поручает эту миссию жестокому герцогу Альба, который должен беспощадно подавить восстание.

Отход Шиллера от штюрмерских идеалов сопровождался пересмотром эстетических принципов. Шиллер утрачивает интерес к миру бюргерских, мещанских героев, которые представляются ему сейчас плоскими и убогими. Его начинают привлекать высокие, светлые личности вроде Дона Карлоса, Позы, на которых он возлагает надежды как на возможных спасителей страны, освободителей народа. История немецкой литературы. В 5 т. М., 1966. Т. 3.

Меняется и стиль драмы. Он отказывается от прозы, которой был написан первоначальный вариант «Дон Карлоса». На смену прозе ранних драм с их разговорной просторечной лексикой, пересыпанной вульгаризмами и диалектизмами, приходит пятистопный ямб.

После «Дон Карлоса» Шиллер почти на 10 лет отходит от драматургического творчества. В середине 80-х гг, он пишет мало и стихотворений. Среди них выделяется замечательная ода «К радости» (An die Freude, 1785), являющаяся страстным гимном дружбе, радости, любви. Поэт осуждает вражду, злобу, жестокость и войны, призывает человечество жить в мире и дружбе

Отношение Шиллера к событиям французской буржуазной революции 1789--1794 гг. было сложным и противоречивым. Вначале он приветствовал ее и гордился тем, что Законодательное собрание Франции в 1792 г. присвоило ему как поборнику свободы звание почетного гражданина Французской республики. В дальнейшем Шиллер, не поняв необходимости революционного террора, стал противником революции. Но великие события заставили его по-новому оценить ряд кардинальных проблем мировоззрения и творчества. Одним из таких важнейших вопросов был вопрос о роли народа, его влиянии на историю, на судьбы родины. Образ бунтаря-одиночки исчезает из драматургии Шиллера, постепенно в ней утверждается тема народа. Шиллер по-прежнему остается свободолюбивым поэтом, но достижение свободы мыслится им не революционным путем. Он ищет новые ненасильственные методы борьбы с общественным злом. В начале 90-х гг. Шиллера занимают преимущественно философские и эстетические проблемы. Особенно много внимания он уделяет философии Канта, оказавшего на писателя значительное влияние. Шиллер принимал исходные положения философии Канта, но в ходе дальнейших поисков он все яснее обнаруживал своё с ним расхождение. Эти расхождения были обусловлены тем, что немецкий философ не верил в возможность осуществления свободы, гуманистических идеалов в реальной действительности и переносил их осуществление в потусторонний мир. Смысл же всех исканий Шиллера сводится к тому, что он стремился найти пути достижения свободы, пути к созданию условий для всестороннего развития личности в реальном мире. Расхождения по этому вопросу предопределили и другие разногласия.

Важнейшей теоретической работой Шиллера являются «Письма об эстетическом воспитании человека» (Uber die asthetische Erziehung des Menschen, 1795). В этом программном произведении писатель затрагивал не только эстетические вопросы, но и пытался ответить на важнейшие социальные проблемы, найти пути переустройства общества.

Отказываясь от насильственных путей достижения свободы, Шиллер видит ключ к разрешению основных социальных проблем в эстетическом воспитании. Грубые животные инстинкты не дают современным людям жить в условиях свободы. Человечество нужно перевоспитать. Решающим средством преобразования общества писатель считает эстетическое воспитание, воспитание людей посредством красоты. «...Путь к свободе ведет только через красоту», -- вот главная мысль этой работы.

Большую роль в эстетическом воспитании играет форма, красота и изящество художественных произведений. Отныне поэт уделяет отделке своих произведений большое внимание. На смену прозаическим юношеским драмам приходят стихотворные трагедии зрелого Шиллера. История немецкой литературы. В 5 т. М., 1966. Т. 3.

Значительным шагом в эстетическом развитии Шиллера явилась его работа «О наивной и сентиментальной поэзии» (Ober naive und sentimentalische Dichtung, 1795--1796). В ней впервые делается попытка объяснить связь эстетических проблем с развитием общества. Шиллер отказывается от внеисторических представлений о неизменности эстетических идеалов, что было распространено в XVII--XVIII вв.

Он различает два типа поэзии -- «наивную» и «сентиментальную», возникшие в различные периоды человеческой истории. Первая характерна для античного мира, вторая -- для современного. Основной особенностью «наивных» поэтов является беспристрастный, объективный характер их творчества. Современные поэты субъективны, «сентиментальны». Они вкладывают в свои произведения личное отношение к изображаемому миру. Античная поэзия возникла в неповторимых условиях детства человеческого общества, когда человек был гармонически развит и не чувствовал разлада с окружающим миром. В совершенно иных условиях развивается современная, или «сентиментальная», поэзия. Поэт нового времени живет в разладе с окружающим миром, и в своих поисках прекрасного он нередко отрывается от современности, не отвечающей его идеалам.

Симпатии Шиллера были на стороне «наивной», античной поэзии.

Увлечение античной литературой нашло свое отражение во многих произведениях Шиллера, в частности в его известном стихотворении «Боги Греции» (Die Gotter Griechenland, 1788), в котором с большой силой звучат скорбные мысли по поводу гибели античного мира, идеализируемого поэтом.

В конце 90-х гг. появляются одна за другой блестящие баллады Шиллера -- «Кубок» (название дано В.А. Жуковским, у Шиллера -- «Водолаз» --Der Taucher), «Перчатка» (Der Handschuh), «Ивиковы журавли» (Die Kraniche des Ibykus), «Порука» (Die Burgschait), «Рыцарь Тогенбург» (Ritter Toggenburg), талантливо переведенные па русский язык В.А. Жуковским.

В балладах поэт воспевает благородные идеи дружбы, верности, чести, героизма, самопожертвования, величие человеческого духа. Так, в балладе «Порука» он прославляет дружбу, ради которой не останавливаются пи перед какими жертвами; о смелости и мужестве рассказано в балладах «Перчатка», «Кубок».

Баллады Шиллера отличаются острым драматическим сюжетом. С большой выразительностью и живостью в них переданы типичные черты обстановки и человеческих характеров. Дух отвлеченности отступает па задний план. Как справедливо отметил один из известных знатоков немецкого поэта в нашей стране Франц Петрович Шиллер, нетрудно почувствовать, что «во всех балладах ощущается рука гениального драматурга».

На исходе XVIII в. Шиллер создает известную поэму «Песнь о колоколе» (Das Lied von der Glocke, 1799), поразительно противоречивую по своему идейному содержанию. Содержание поэмы составляет раздумье поэта о труде, о счастье людей, о путях переустройства жизни.

Трилогия «Валленштейн» (Wallenstein, 1797 -- 1799) является одним из самых замечательных произведений Шиллера. Он работал над ней значительно дольше, чем над другими своими произведениями. Весьма длительным был процесс вынашивания и обдумывания замысла. Однако этому не приходится удивляться, если учесть, что «Валленштейн» открывал новый этап в творчестве драматурга, что трилогия написана в основном в новой художественной манере.

Широкий исторический замысел, связанный с событиями Тридцатилетней воины, требовал объективного изображения Характеров и обстановки. Субъективный подход к делу мог лишь повредить замыслу. Длительное занятие Шиллера историей, его большие исторические работы «История отпадения Соединенных Нидерландов» (Die Geschichte des Abfails der vereinigten Niederlande, 1788), «История Тридцатилетней войны» (Die Geschichte des Dreissigjahrigen Krieges, 1792) были неплохой подготовительной школой для создания «Валленштеина». Занятия историей вырабатывали привычку держаться конкретных фактов, давать реальную мотивировку событий. История немецкой литературы. В 5 т. М., 1966. Т. 3.

«Мария Стюарт» (Maria Stuart, 1800) -- социально-психологическая трагедия. В ней нет широких социальных картин, изображаемый Шиллером мир ограничен в основном придворными кругами.

Трагедия начинается в тот момент, когда судьба Марии уже решена. Ей вынесен смертный приговор. Марии осталось жить считанные часы.

Шиллер вывел за пределы трагедии судебный процесс, всю предысторию шотландской королевы. Лишь со слов действующих лиц мы узнаем о ее блестящем, но скандальном прошлом, когда она была замешана в убийстве своего мужа, за что лишилась шотландского престола.

Мария в изображении Шиллера отнюдь не безвинна. На ее совести есть преступления. Но она столько перестрадала за долгие годы заточения в английской тюрьме, что во многом искупила свою вину. Она о многом передумала, критически оглянулась на свое прошлое. Мария изменилась к лучшему, страдания облагородили ее. Она не лишена душевной красоты. У нее есть искренность, чистосердечие, чего так не хватает Елизавете.

В романтической трагедии «Орлеанская дева» (Die Jung-frau von Orleans, 1801) показана национально-освободительная борьба французского народа против иноземных захватчиков-англичан в эпоху Столетней войны. Национальной героиней этой войны стала крестьянская девушка Жанна д'Арк. Шиллер показал, что спасение Франции принесли не король и дворянская знать, а простые люди.

Образ Жанны д'Арк вызывал самые различные истолкования. Церковники сначала сожгли ее как колдунью на костре, а позднее объявили святой. Вольтер, борясь с мракобесием и фанатизмом церковников, впал в другую крайность и изобразил Каину в подчеркнуто фривольных тонах.

Шиллер поставил своей целью реабилитировать Жанну, показать все величие ее подвига, ее патриотизм.

«Вильгельм Телль» (Wilhelm Tell, 1804) -- последняя законченная драма, достойно завершающая творческий путь Шиллера. В ней писатель подводит итог своих многолетних раздумий над судьбами народа, родины. Произведение явилось своего рода поэтическим завещанием драматурга.

«Вильгельм Телль» с самого начала задуман как народная драма. О характере своего замысла в письме от 18 августа 1803 г. поэт сообщал: «Вильгельм Телль» очень занимает меня сейчас... Тема вообще очень привлекательная и своей народностью очень подходит театру». Народным было само содержание драмы, в основу которой положена легенда о метком стрелке Телле, широко распространенная среди некоторых европейских народов. Сказания о нем часто встречались в Швейцарии, Германии, Франции.

В последние месяцы жизни Шиллер работает над трагедией из русской истории «Димитрий» (Demetrius, 1805). Он успел написать два первых акта и набросать общий план дальнейшего развития сюжета. В основу трагедии была положена история кратковременного взлета и падения Лжедмитрия. Его трагедия заключалась в том, что он выступает невольным обманщиком, который вначале искренне верит в свое царское происхождение. Позднее он узнает, что заблуждался сам и обманывал других, став орудием в руках иноземцев, пришедших на Русь как захватчики.

2. Анализ драмы Ф. Шиллера «Разбойники»

Первая драма Шиллера «Разбойники» создавалась в последние месяцы его пребывания в академии и была закончена в 1781 г. Она написана в духе идей «Бури и натиска» и носит ярко выраженный бунтарский, антифеодальный характер. Ее эпиграф -- «Против тиранов» -- совершенно ясно, недвусмысленно указывал на идейную направленность произведения. Главный герой ее -- смелый бунтарь Карл Моор, «открыто объявивший войну всему обществу». Во главе шайки разбойников он уходит в Богемские леса, чтобы быть грозой тиранов. У него благородные намерения, и разбойничество осмысливается им как форма борьбы против социальной несправедливости. Шиллер вкладывает в уста своего героя гневные слова против произвола князей и их министров. Храповицкая Т.Н., Коровин А.В. История зарубежной литературы. - М., 2001

В немецкой литературе до Шиллера звучали тираноборческие мотивы, но они носили расплывчатый, неконкретный характер и обычно разрабатывались не на материале немецкой действительности, а на фактах далекого прошлого. Драматург разрешал эту проблему на материале современной действительности, и носителями тирании и социального зла у него выступали конкретные люди, например «советник, который продавал почетные чины и должности тому, кто больше даст», «гнусный поп», который «плакался на упадок инквизиции».

Среди тех, кого Карл покарал, упоминается и министр. «Этот рубин, -- говорит Карл, -- снят с пальца одного министра, которого я на охоте мертвым бросил к ногам его государя. Выходец из черни, он лестью добился положения первого любимца; падение его предшественника послужило ему ступенью к почестям, он всплыл на слезах обобранных им сирот». В этом министре современники узнавали графа Монмартена, стяжавшего себе дурную славу на службе у герцога Вюртембергского.

Карл Моор ненавидит раболепие, чинопочитание и угодничество, столь распространенные в современной Германии. Он отвергает ненавистный рабский мир, на развалинах его он хочет создать республику: «Поставьте меня во главе войска из таких молодцов, как я, и Германия станет республикой, рядом с которой Рим и Спарта покажутся женскими монастырями».

Но у Карла Моора нет четкой политической программы, он крайне смутно и неопределенно представляет те пути, которыми человечество придет к справедливому общественному устройству. Эта слабость позиции героя объяснялась политической неразвитостью Германии, где третье сословие было слабым, неорганизованным и не осмеливалось на борьбу против феодального мира, как это имело место в более передовой Франции.

Карл скоро убеждается в ошибочности избранного им пути. Отдельные члены его шайки, в нарушение благородных идеалов, провозглашенных Карлом, грабили и убивали без всякого разбора. Это потрясло Карла. Он разочаровался в разбойничестве: «О, я, глупец, мечтавший исправить свет злодеяниями и блюсти законы беззаконием! Я называл это мщением и правом».

Придя к выводу о бесплодности разбойничества, Карл отдает себя в руки властей. Антагонистом Карла выступает его брат Франц, олицетворяющий собой все зло и жестокость феодального мира. Он лишен сердца и сострадания к людям. У него нет совести и никаких моральных принципов. В погоне за наследством он оклеветал родного брата и заживо похоронил отца. С жестокостью садиста он издевался над своими подданными.

Шиллер изобразил Франца безбожником и сторонником философии материализма, ошибочно рассматриваемой автором как выражение дворянско-буржуазных эгоистических устремлений. Отсталость общественно-политического развития Германии накладывала неблагоприятный отпечаток на воззрения даже таких передовых людей, как Шиллер, который не понял роли французской материалистической философии в борьбе против феодального мира. Храповицкая Т.Н., Коровин А.В. История зарубежной литературы. - М., 2001

«Разбойники» были восторженно встречены большинством немецких зрителей. Пьеса свидетельствовала о большом даровании молодого писателя, хотя в ней было нетрудно обнаружить и его недостаточный драматургический опыт. Не все удалось начинающему драматургу. Конфликт Карла с окружающим миром раскрывался в основном в его монологах и репликах, а не в действии, как того требуют законы драмы. Бросались в глаза и злоупотребление риторикой, и абстрактность образа Амалии.

Заключение

шиллер творчество разбойники

Творчество Шиллера довольно рано, еще при жизни поэта, становится известным в России. Первые переводы его произведений появляются в конце XVIII в., а в первой половине XIX в. почти все художественные произведения были уже переведены на русский язык.

В числе переводчиков немецкого писателя -- крупнейшие русские поэты Державин, Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Фет, Тютчев.

Наибольшей популярностью поэт пользовался в прогрессивных кругах русского общества. Белинский называл его «благородным адвокатом человечества» и отмечал его ненависть к «фанатизму религиозному и национальному, к предрассудкам, к бичам, которые разделяют людей».

Поэзия Шиллера была созвучна революционно-демократическим кругам своим свободолюбивым пафосом. «Поэзия Шиллера как будто родная нам»,-- писал Чернышевский. Немецкий поэт, По словам критика, стал «участником в умственном развитии нашем». Уместно заметить, что интерес к произведениям немецкого писателя в прошлом особенно возрастал в годы усиления освободительного движения русского народа.

О большой популярности Шиллера в первые годы существования Советского государства рассказано на страницах романа К. Федина «Необыкновенное лето» и в трилогии А. Толстого «Хождение по мукам».

Пьесы немецкого писателя занимают прочное место в репертуаре советских театров, особенно часто в последние годы ставится «Мария Стюарт».






Сейчас читают про: