Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Реакция на движущийся объект




Группы испытуемых Плюсовая ошибка Минусовая ошибка Общая ошибка
Средние для группы мальчиков Средние для группы девочек Разность средних 0,05 0,07 0,02 0,05 0,07 0,02 0,05 0,07 0,02

Сопоставление данных Л. Л. Камчатовой с аналогичными данными В. П. Лисен-ковой, полученными на взрослых, позволяет предположить, что устойчивый характер определенные тенденции-к переоценке или, напротив, недооценке временных интер­валов приобретают только у взрослых людей8.

В отношении моторного поведения большой интерес представляет исследование жизненно необходимых движений в возрасте от 8 до 15 лет, проведенное А. В. Ярмо­ленко, которая затем коррелировала свои данные с типами нервной системы («реф­лексологическими» типами). В качестве основной методики, по которой было прове-

Существенные различия в личном темпе у мужчин и женщин обнаружила С. Н. Беляева-Экземпляр­ская. По ее данным, личный темп у женщин несколько быстрее, чем у мужчин (Беляева-Экземпляр­ская С. Н. Определение личного темпа и ритма в повседневной жизни // Вопросы психологии. — 1967. - № 2).


Человек как предмет познания

рено 430 детей и подростков, использовалась известная методика А. В. Дерново-Яр-моленко: набор психомоторных тестов (на определение времени и точности ходьбы по линии, кругу и квадрату, хватания, движения «лечь—встать», метания, перескока, уда­ра, переноса тяжестей, скачков, держания рук), охватывающих динамическую и ста­тическую выносливость, силу, быстроту и точность психомоторных реакций.

В качестве типологической классификации было принято деление (по Г. Н. Со-рохтину) всех детей на возбудимых, пластических и тормозимых. А. В. Ярмоленко пришла к выводу, сопоставляя с этими типологическими группами свои психомотор­ные характеристики, что наиболее явные различия обнаруживают дети, относящиеся к возбудимому и тормозному типам.

«Возбудимый тип, — пишет А. В. Ярмоленко, — дает широкие колебания коэффи­циентов в сторону + и —, двигаясь быстро, с невысокой правильностью. Сила удара и прыжка велика, но длительное мускульное напряжение для него затруднительно: выносливость его невелика. Тормозной тип двигается медленнее, но более правильно, сила его выше, выносливость также. Пластический тип не дает типического соотно­шения коэффициентов; априорно можно сказать, что его двигательный профиль дол­жен носить черты тормозного или возбудимого типа, смотря по тому, к которому типу приблизится его рефлексограмма»9.

Следует учесть, что как классификация Г. Н. Сорохтина, так и применявшаяся им диагностическая методика не давали возможности А. В. Ярмоленко более тонко диф­ференцировать моторный профиль в зависимости от типа нервной системы, особенно от таких его свойств, как подвижность и сила. Более определенные выводы она могла сделать в отношении возрастно-половых вариантов, в том числе специально о факто­ре полового диморфизма в психомоторном развитии детей и подростков. Быстрота ходьбы мальчиков во всех возрастах превышает быстроту ходьбы девочек. Обратная картина обнаруживается в хватании. В этом девочки во всех возрастах превосходят мальчиков, догоняющих их лишь на 15-м году жизни. По этому поводу А. В. Ярмолен­ко пишет, что «здесь наблюдается прямая корреляция с величиной и числом мышеч­ных групп, участвующих в движении. В хватании участвуют мышцы одной руки, пре­имущественно кисти, в ходьбе — нижние конечности... Участие в хватании наиболее мелких мышц дает возможность девочкам опередить мальчиков»10.




Р. И. Тамуриди11, применившая в других условиях некоторые из этих методов, пришла к аналогичным выводам: большая скорость ходьбы у мальчиков, меньшая — у девочек; большая скорость движений пальцев у девочек, меньшая — у мальчиков. С этими глубокими хронометрическими различиями основных двигательных актов у мальчиков и девочек связано соответственно варьирование других параметров (силы, выносливости, правильности).

В какой мере время моторных реакций типа мышечного усилия и волевой задерж­ки мышц в состоянии максимального сокращения может иметь значение индикатора индивидуальных и возрастно-половых особенностей человека?

9 Ярмоленко А. В. Исследование жизненно необходимых движении // Новое в рефлексологии и физиоло­
гии нервной системы: Сб. - Т. 4. - М: ГИЗ 1929. - С. 323.



10 Там ж е . - С . 315.

1' Тамуриди Р. И. К вопросу об исследовании моторной деятельности у детей / / Н а путях к новой школе: Сб. - Т. 3. - Киев, 1928.


Глава 4. Половой диморфизм и психофизиологическая эволюция человека

На этот вопрос дает ответ новейшее исследование Е. И. Игнатьева, применившего динамографическую методику, при которой объективным показателем воли были из­браны задержки максимального мышечного сокращения (в секундах), а не величина мышечного усилия в килограммах, как это принято в динамометрической методике. Е. И. Игнатьев показал, что нет никакой связи между мышечным усилием и волевой задержкой мышц в состоянии максимального сокращения. «Этот интересный факт, — пишет Е. И. Игнатьев, — говорит о различной природе этих двух процессов... Показа­тель времени задержки мышц в состоянии максимального сокращения, очевидно, име­ет главным образом корковое происхождение и мало зависит от силы сокращения мышц»12. Поэтому динамографические показатели, полученные по данной методике, могут быть использованы для характеристики некоторых свойств нервной системы и особенностей развития детей.

Были осуществлены четырехкратные пробы у учащихся средних школ (220 мальчиков и 250 девочек) в возрасте от 8 до 17 лет. После обработки данных средних максимальных и минимальных показателей обнаружилась особенно силь­ная вариативность у девочек в период с 9 до 11 лет и несколько позже — у мальчиков (в 12 лет).

Приведем таблицу, в которой по годам представлена медиана показателей воле­вой задержки (табл. 19).

Таблица 19 Показатели волевой мышечной задержки у детей и подростков 8-17 лет, с

Возраст, лет Мальчики Девочки
8-9 15,2 21,7
10-11 18,4 23,0
12-13 19,0 19,0
14-15 16,8 19,6
16-17 16,9 18,6

Хотя имеется изменение по годам, но оно не коррелирует прямо с возрастом. У маль­чиков с возрастом увеличивается время задержки максимального сокращения мышц, а потом (с 14-15 лет) уменьшается. У девочек время задержки оказывается большим, чем у мальчиков, за исключением периода 12-13 лет, когда оно совпадает с временем задер­жки у мальчиков. Иначе говоря, возрастные различия действуют в пределах половых различий. Е. И. Игнатьев признает, что таблицы «не дают возрастной картины измене­ния волевой задержки. Таким образом, мы не обнаруживаем связи волевой задержки с возрастом и, как было указано выше, с общим мышечным развитием. Есть основания полагать, что волевая задержка связана с типом нервной системы»13.

12 Игнатьев Е. И. Экспериментальное изучение простейших компонентов воли у школьников // Вопросы
психологии личности: Сб. / Под ред. Е. И. Игнатьева — М . : Учпедгиз, 1960. — С. 119.

13 Там же. - С. 122.


Человек как предмет познания

Однако все осложняется, судя по многим основаниям, перекрещиванием собствен­но типологических влияний с половыми. По данным Игнатьева, имеется весьма зна­чительная разница в средних показателях мальчиков и девочек. По этому поводу он пишет, что «у девочек средние показатели волевой задержки мышц в максимально сокращенном состоянии во всех возрастах выше, у них высокие показатели проявле­ния воли тормозного типа встречаются чаще, чем у мальчиков»14. Для объяснения это­го факта автор ссылается на ряд моментов: большая способность женщин тормозить переживания, особенно переносить сильную боль и тяжелые аффекты страдания, луч­шая способность выполнять скучную, монотонную работу, требующую напряжения воли именно в форме задержки, торможения. Кроме того, он считает, что в условиях семейного воспитания поведение девочек окружено большим количеством запретов и более детально регламентируется взрослыми, что способствует большему развитию тормозного процесса. Еще И. П. Блонский указывал на факт большего развития уме­ния сдерживать акты своего двигательного поведения у девочек в младших классах школы сравнительно с мальчиками. Такая характеристика иллюстрирует действие фактора полового диморфизма на психомоторную реактивность и корковое ее регу­лирование в пределах возрастных периодов роста и созревания.

3. Различия хронометрических характеристик

Временные характеристики относятся, несомненно, к числу наиболее значимых индикаторов общих процессов и реакций организма по всем его состояниям и особен­ностям (возрастным, половым, нейродинамически-типовым, темпераментным и т. д.). В этом отношении показательны классические данные К. Юнга о скорости словесно-ассоциативных реакций.

С помощью ассоциативного эксперимента Юнг обнаружил прежде всего общую зависимость скорости этих реакций от уровня умственного развития, фактически отождествленного им с образованностью. Образованные испытуемые отличаются большей скоростью словесно-ассоциативной реакции, причем эта закономерность одинаково распространяется на мужчин и женщин. Однако в пределах каждой груп­пы («образованные» и «необразованные») очень ясно вскрываются половые разли­чия за счет относительно большей скорости этих реакций у мужчин, чем у женщин (отношение 1,3-1,7). В группе «необразованные» эта тенденция усиливается, поло­вое различие более глубокое (отношение 1,6-2,2).

Исходя из своей классификации типов словесных ассоциаций (внутренние, вне­шние, словесно-звуковые), Юнг нашел, что половые различия занимают разное поло­жение в каждой из этих категорий словесно-ассоциативных групп. В наименьшей мере они вскрываются в сфере простейших, словесно-звуковых ассоциаций: в группе «об­разованные» у мужчин — 1 , 8 , у женщин — 2,0; в группе «необразованные» у мужчин — 2,4, у женщин — 2,6.

14 Игнатьев Е. И. Экспериментальное изучение простейших компонентов воли у школьников // Вопросы психологии личности: Сб. / Под ред. Е. И. Игнатьева — М.: Учпедгиз, 1960. — С. 123.


Глава 4. Половой диморфизм и психофизиологическая эволюция человека

Фактор полового диморфизма почти полностью перекрывается фактором образо­вания: время реакции такого рода уменьшается с образованием и более высоким уров­нем умственного развития.

Примыкает к такому положению картина распределения внешних словесных ас­социаций, фактически совпадающих с ассоциациями по смежности.

По-иному проявляется этот фактор в сфере так называемых внутренних словес­ных ассоциаций, более близких к ассоциациям по сходству. Здесь одновременно уси­ливается как фактор образования (у необразованных мужчин и женщин время реак­ции больше, чем у образованных), так и фактор полового диморфизма, но все же по­следний имеет больший вес. Он увеличивается у необразованных почти вдвое: необразованные женщины больше отличаются по времени реакции (ВР — 2,8) от об­разованных женщин (ВР — 2,1), чем необразованные мужчины (ВР — 1,9) от образо­ванных мужчин (ВР — 1,2). Фактор образования, хотя и не устраняет полностью фак­тора полового диморфизма в этой области словесных ассоциаций, все же как-то ослаб­ляет, нейтрализует его действие, в то время как «необразованность» его усиливает. Таким образом, в этой области наиболее ярко проявляется общая закономерность, об­наруженная Юнгом в его исследованиях.

Время словесных ассоциаций зависит, по Юнгу, от сочетания трех факторов: уров­ня умственного развития, характера слов-раздражителей и типа репродуцируемой ас­социативной связи. В числе факторов половой диморфизм, как и возраст, не фигури­рует. Однако на основании большой массы экспериментальных данных Юнг устано­вил константы времени словесно-ассоциативной реакции у мужчин (1,6 с) и женщин (2 с). Оказалось (по данным других исследователей), что близко к этим величинам находятся величины времени таких реакций у мальчиков и девочек. Если составить таблицу времени словесно-ассоциативных реакций по данным разных авторов, при­веденным Е. И. Бойко15, то получится, в общем, совпадающая с юнговскими констан­тами картина (табл. 20).

Таблица 20





Дата добавления: 2015-04-20; просмотров: 426; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9922 - | 7451 - или читать все...

Читайте также:

 

3.80.5.157 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.