double arrow

Административная ответственность юридических лиц

В соответствии со ст. 2.10 КоАП РФ юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных указанным Кодексом. Административным же правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое установлена административная ответственность. Таким образом, признаками административного правонарушения являются антиобщественность, противоправность, виновность, наказуемость. Что касается таких признаков, как антиобщественность (законодательством определено, какое деяние является антиобщественным в рамках института административной ответственности, а какое ‑ нет), противоправность (заключается в совершении деяния, нарушающего нормы административной и других отраслей права, охраняемые мерами административной ответственности) и наказуемость (административным правонарушением признается только то деяние, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность), то их применение оправданно относится к деяниям, совершенным как физическими лицами, так и юридическими лицами.

В соответствии с требованиями ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административно – правовом нарушении необходимо выяснить виновность лица привлекаемого к ответственности. Исходя из содержания ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицo считается виновным в совершении административного правонарушения, если это юридическое лицo должно былo выполнить возложенную на него обязанность (за невыполнение (несоблюдение) которой установленa законная ответственность), могло ее выполнить, но данное юридическое лицo не предприняло все зависящие от него меры по ее выполнению. Причем в отличие от физического лицa, вина юридического лицa, по сути, есть характеристика объективной стороны совершенного административно - правового нарушения. Начиная соответствующие правоотношения, лицо должно понимать и знать, o существовании определенных установленных обязанностей, a также обеспечить, их соблюдение и выполнение. То есть соблюсти такую заботливость и осмотрительность, которая минимально необходимa для строгого и полного соблюдения требований действующих норм и правил. В связи с этим во время доказывания вины юридического лица необходимо установить и подтвердить материалами делa, все указанные обстоятельствa в совокупности. Как правило, вопрос o виновности организации (юридического лица) решить однозначно обычно весьма затруднительно. Так как вина – это есть внутреннее психическое состояние лицa в отношении к совершаемому им правонарушению и его последствиям, то возникает вполне справедливый и закономерный вопрос: "Как можно рассматривать психическое отношение организации к противоправному деянию и его последствиям?". Рассмотрение данного вопроса позволяет понять вину юридического лица за счет и с помощью проекции вины физических и должностных лиц, которые непосредственно осуществляют действия от имени данного юридического лица. Рассмотренная таким способом "виновность юридического лица должна восприниматься как психологическое отношение к содеянному коллектива (сотрудников данного юридического лица), определяемое по лидирующей (руководящей) воле в данном коллективе".






В соответствии со ст. Ст. 26.1, 26.2 КоАП РФ при производстве по делу об административном правонарушении, особенно совершенном организацией (юридическим лицом), факт виновности в совершении правонарушения подлежит выяснению и обязательному доказыванию вместе с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: "Организация (юридическое лицо) признается виновной в совершении административно - правового нарушения, в том случае если будет установлено, что у данной организации имелись возможности для соблюдения правил и норм… но ей не были приняты все необходимые и зависящие от нее меры по их соблюдению".

Также Налоговый кодекс РФ в своей первой части содержит достаточно ясное определение вины организации (юридического лица) при нарушении законодательства о налогах и сборах РФ (п. 4 ст. 110 НК РФ): виновность организации (юридического лица) в совершении правонарушения в сфере налогового законодательства определяется, беря за основу вину его должностных лиц, либо вину представителей данной организации (юридического лица), действия (бездействие) которых обусловили совершение данного правонарушения в сфере налогового законодательства.

Подобным образом различаются и форма вины организации (юридического лица) ‑ прямой (осознает противоправный характер своих действий (бездействий)) либо косвенный (намеренное или сознательное допущение наступления вредных последствий, действий (бездействия)) умысел, а также неосторожность, но только в форме небрежности, это когда лицо (физическое или юридическое) не осознавало неправомерность и противозаконность своих действий (бездействий), либо их вредных последствий, хотя оно (физическое или юридическое лицо) должно было и могло это осознавать. Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина физического или юридического лица, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда то, административный штраф, являясь мерой ответственности, принудительно взыскивается с юридического лица, только по итогам судебного разбирательства. В связи с этим в Налоговом кодексе РФ отсутствуют процессуальные основы, опираясь на которые налоговый орган мог бы доказывать обстоятельства нарушений, которые свидетельствуют о факте налогового правонарушения и соответственно виновности лица в его совершении. Сказано, что виновность физического или юридического должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, однако какой это закон не указано. Конституционный Суд Российской Федерации это противоречие уже разрешил, хотя и по другому поводу: ч. 2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. № 14-П, принятого касательно Закона о применении контрольно-кассовых машин, принято, что суд или какой либо иной орган государственной власти, обладающий административной юрисдикцией, имеет возможность рассматривать указанные дела в соответствующей процедуре: в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, которое относится к рассмотрению дел, возникающих из административных правоотношений. При этом доказыванию, подлежит, как уровень вины правонарушителя, так и сам факт совершения данного правонарушения. При этом однако в административном праве содержатся некоторые исключения, а именно, то когда возможна ответственность организаций (юридических лиц), при отсутствии вины. В КоАП Российской Федерации имеются такие случаи. Прежде всего это, указанная в ст. 2.10 административно – правовая ответственность организаций (юридических лиц) при реорганизации, или выделении, слиянии, или разделении, преобразовании, или присоединении. Во всех этих случаях административно – правовые нарушения связаны с прекращением деятельности организацией ((юридическим лицом) правонарушителем) и появлением у нее или нескольких ее правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния, правонарушений. Правопреемство является гражданско-правовым понятием; в административном и в частности в таможенном праве, его нет, оно (правопреемство) отсутствует как правовой институт, не предусмотрена также и законодательная оговорка об применении терминов и понятий гражданского права в правоприменительной деятельности. Например, п. 2 ст. 50 НК РФ указывает: что правопреемник (правопреемники) реорганизованного предприятия (юридического лица) получает (принимает) также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на предприятие (юридическое лицо) предшественника за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации.

Таким образом, к доказыванию по делу об административном правонарушении относится момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. В том случае если привлечение к ответственности предприятия (юридического лица) произошло после окончания процедуры его реорганизации, то тогда соответственно административный штраф за нарушение в сфере законодательства о налогах и сборах исключается. По той причине, что организация, которая является правонарушителем, перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, и в результате чего все ее права и обязанности переходят к одному или нескольким правопреемникам, в отличие от ответственности, которая всегда индивидуальна. Если же юридическое лицо привлекли к имущественной административной ответственности до реорганизации, но по факту ни какого исполнения не произошло, то в таком случае возможно применение взыскания на имущество правопреемникa, но без привлечения правопреемникa к ответственности за правонарушение, которое было содеяно его предшественником, так как у приемника вина отсутствует. За исключением тех некоторых случаев когда присутствуют умышленные согласованные действия, направленные на то чтобы уклонится от уплаты налогов и сборов.

КоАП РФ, напротив, не имеет явного разграничения по ответственности предприятий (юридических лиц) при реорганизации. Из п. 8 ст. 2.10 можно понять, что административное наказание применяется к организации (юридическому лицу) только до момента окончания ее реорганизации. Тем не менее, в п. 7 данной статьи говорится, что во время проведения реорганизации во всевозможных ее формах административно – правовая ответственность за совершенные правонарушения наступает в любом случае независимо от того, было ли известно предприятию (юридическому лицу) которое привлекается к административной ответственности о факте правонарушения или нет до момента завершения процедуры реорганизации. В принципе, существующая ныне норма допускает возможность возникновения юридической ответственности у вновь созданного (реорганизованного) предприятия (юридического лица) без наличия у нег вины. Данная юридическая норма может быть воспринята правоприменителем, как возможность привлечь к административной ответственности предприятие (юридическое лицо) которое было либо вновь создано, либо реорганизовано (организация-правопреемник) за административно - правовое нарушение, которое когда-либо было совершенное реорганизуемым предприятием (юридическим лицом). Иметься в виду, что существует возможность привлечь к административной ответственности также и после реорганизации предприятия (юридического лица), но в пределах срока давности нарушения. Подвергнув анализу виновность предприятия (юридического лица) как составную часть субъективной стороны состава правонарушения (налоговое и финансовое право) посредством субъективного рассмотрения, как результат высшей нервной деятельности людей. Появляется возможность определить виновно ли данное предприятие (юридическое лицо), через виновность его рабочего коллектива, но не всего, а лишь только той его части, которая выполняет роль носителя доминирующей воли, из-за которой и произошло совершение административного правонарушения. Носителем доминирующей воли у коллектива, как правило, является ‑ администрация предприятия (юридического лица), то есть ее уполномоченные должностные лица, виновность которых в основном и является поводом для признания организации (юридического лица) виновной и в итоге привлечения ее к административной ответственности. В итоге, отличительная особенность субъективной стороны административно – правового нарушения, которое совершено предприятием (юридическим лицом), проявляются в следующем:

1) вина предприятия (юридического лица) в совершении данного административно – правового нарушения есть субъективное отношение к неправомерному действию (бездействию) коллектива этой организации (юридического лица), но которое определяется по доминирующему желанию, под которым прежде всего понимается воля администрации (органов управления) данного предприятия, ее уполномоченных должностных лиц, а также тех лиц, которые имеют право давать указания обязательные к исполнению в пределах структуры этой организации (юридического лица). В данном случае виновность организации (юридического лица), подобает рассматривать путем субъективного подхода, как факт высоких умозаключений людей. Она (виновность предприятия) должна пониматься, как выявление вины должностных лиц в администрации этого предприятия и считаться доказанной только когда будет установлена и доказана вина должностного лица;

2) вина организации (юридического лица) может быть также подвергнута анализу с объективной стороны, как виновность юридического лица с позиции органа государственной власти, который осуществляет наложение административного взыскания. Только государственный орган, который осуществляет надзорные действия над данным предприятием, имеет возможность и должен решать, была ли у данного предприятия (юридического лица) объективная возможность выполнять необходимые действия (бездействия) чтобы не допустить совершения административного правонарушения.

Иностранное юридическое лицо – это юридическое лицо, созданное на территории иностранного государства. Под юридическими лицами в отличие от физических лиц понимаются обычно такие субъекты права, имущество которых обособлено от имущества его создателей (учредителей, участников). В международном частном праве в отношении юридических лиц применяется понятие личного закона юридического лица. Таким образом понятие иностранного юридического лица раскрывается через понятие личного закона юридического лица.

Согласно третьей части ГК РФ, на основе личного закона юридического лица определяются, в частности, следующие вопросы:

– правовой статус организации в качестве юридического лица;

– организационно-правовая форма юридического лица;

– требования к наименованию юридического лица;

– вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

– содержание правоспособности юридического лица;

– порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

– отношения внутри юридического лица, включая отношения юридического лица с его участниками;

– способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Из этого перечня видно, какое значение придается личному закону (иногда применяют термин "личный статут") юридического лица

Каким образом можно определить, закон какой страны будет рассматриваться в качестве личного закона? Это определяется так называемой национальностью юридического лица. Термин "национальность", как и многие термины в области международного частного права, применяется к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам. Речь идет об установлении принадлежности юридического лица к определенному государству. В международной практике наряду с определением личного закона юридического лица государственную принадлежность юридического лица ("национальность") необходимо установить для того, чтобы знать, какое государство может оказывать дипломатическую защиту таким лицам. Кроме того, без определения "национальности" юридического лица нельзя будет установить, на какие юридические лица распространяется национальный режим или режим наибольшего благоприятствования, предусмотренный двусторонними договорами о правовой помощи, например, по договорам РФ с Латвией и Эстонией, соглашениями о торгово-экономическом сотрудничестве, о поощрении и взаимной защите капиталовложений, действующими для России в отношении большого числа государств.

Вопрос о критериях определения "национальности" юридических лиц решается по-разному в различных государствах.

Под местом нахождения юридического лица понимается то место, где находится его центр управления (совет директоров, правление и т.д.). Такой принцип принят, в частности, во Франции, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Испании. Так, в Латвии, где продолжает действовать Гражданский закон 1937 г. правоспособность и дееспособность юридического лица определяется законом места нахождения его органа управления, а в соседней Эстонии (Закон 1994 г. об общих принципах Гражданского кодекса) предусмотрены более подробные правила.






Сейчас читают про: