double arrow

Глава шестая. Слишком сильно хотеть вредно


Мне сняли два шва через три дня. Я уже с ума сходил от скуки. Разгадал все судоку, поставил три рекорда по тетрису в телефоне, потратил все деньги на телефоне за смс и интернет. Короче, я чуть не спятил от скуки. Но Аки к себе не звал. У нее подготовка к концу семестра. А Зоу вообще не подавал признаков жизни. Ни звонков, ни визитов. Аки звонила и говорила, что тетради отдала. Но в коридоре, так что непонятно было, собирает сосед вещи или нет. А в комнату он только коменду впустил, и то неизвестно – че там. Короче, как разведчик Кроха себя не оправдала. А других просить было палевно – никто ж не в курсе, что у меня с этим зябликом происходит. Накахама, небось, вообще в ординаторской ночует, его соседа я даже на внешность не помню. Короче, надо было самому ехать и узнавать.

Но о возвращении я никого не предупреждал, потому что у меня телефон сел окончательно и бесповоротно. Я, конечно, позвонил Крохе с поста, что сегодня выписываюсь. Но подружка сказала, что не может меня забрать – она на зачете. Так что ехал домой я один. Ну и черт с ним.

Я ж не император, чтобы меня с почестями встречать. Фанфары там, красный ковер до двери. Да и ехать напрямую в общагу я все равно не стал.




Заехав в «черный» бар, где днем не тусили трупы, я заказал себе выпить.

- Не рано ли? – услышал я за спиной и обернулся.

Охранник тот, как его… Тошия.

- О, здаров, крепыш! Да не рано. Выписался.

- Болел? – здоровяк был приветлив.

Я пригласил его присесть, заказал вышибале кофе.

- Болел, - согласился я. – После той стычки с трупом… ну, готом тем. Он меня траванул.

- Эт как? – не понял Тошия.

- Да че, дебилы, блин. Насмотрятся сериалов, типа крутые сразу, умные. Мышьяком ножик свой обмазал… Я чуть не сдох. Вот только из больницы, швы сняли…

- И ты отмечать сразу? – хохотнул бугай. – Ну мои поздравления, Кобаяши. А гот тот… Смертники эти трепались, что че-то нарвался он, на подгоне наркоты какой-то. Короче, тут его нет больше. Да и не пустил бы. Нефиг мне тут нарко-точку создавать. Ну, твое здоровье, - он поднял чашку с кофе.

- Кампай, - я отсалютовал пивом. – О, а ты откуда меня по фамилии знаешь?

- Ну дык… ты тут местная звезда, тебя уже даже уборщица по фамилии знает, - хохотнул Тошия. – А админ сказал, если ты тут еще появишься, то денег не брать с тебя. Только бармену документы покажи, что ты тот самый Кобаяши. У него там предупреждалка висит под кассой.

- О-о-о, круто, а че эт он так рассиропился? Мы ж с ним забились за ящик пива.

- Ты его типа обезвредил. Как нарко-дилера. Герой прям.

- Мм… Прикольно. Значит, я теперь среди трупов вип?

- Ну считай так.

- Ладно… Зайду еще как-нибудь… Бухнуть. В харю. Когда че-нибудь херовое будет в жизни. Один-то я не пью.



- А щас че один? Где твоя кукла?

- Кукла? Да на учебе ж. Сессия скоро. Грызет клыками гранит науки. Бармен! Налей-ка Кобаяши-сану еще пивка, - я потряс пустым бокалом. – Щас документы покажу.

Тошия хохотнул и кивнул. Хороший мужик. Душевный. Батю немного напоминает.

*****

Че-то я так наклюкался в «черном» баре с непривычки, что шел до общаги слегка неровно. Прохожие оглядывались на меня – еще бы, рабочее время еще не закончилось, а я уже в хлам. Но настроение было такое – че мне идти туда? Меня там не ждет никто. Захотелось мамке позвонить, но телефон был севший и без денег. Съезжу после праздников. Скучает небось за мной, а я вообще о ней забыл.

На этаже было тихо. Даже слишком тихо, че-то сессия не гудит. Обычно все на ушах стоят, а тут даже из Акиной комнаты рок ее не грохочет. Эт она только так готовится – под музыку. Кстати, хорошо, что она хрень всякую не слушает. По статистике, люди, слушающие классику и рок, умнее, чем репперы. Ну то-то я такой умник, сам с рока не слезаю.

Попав в замок ключом с третьего раза, я ввалился в свою комнату. Включил свет.

- СЮРПРИ-И-ИЗ!!!

- Епт!

Я аж отпрыгнул обратно в коридор.

- С выздоровлением! С возвращением! Хироки!

- Бля, дебилы совсем, я чуть обратно не отправился, - произнес я, держась за сердце.

Аки прыгала вокруг меня с охапкой шариков и бутылкой шампанского, Накахама тут же приткнулся, повиснув у меня на шее. Сосед его тут же руку жал, на всю длину комнаты растянули баннер с поздравлением. Шарики висят, ваза с цветами. А на столе полная поляна накрыта – и шампань, и торт, и еще куча всего, пиво мое торчало из этого царства цирроза.



Я, наконец, отвис и улыбнулся.

- Ну круто, спасибо. Руиза, слезь с меня. Кроха, спасибо. Твоя идея?

- Нет, не моя. Идем же!

Меня втащили в комнату, сосед Руизы закрыл дверь. Я оглядел торжество – прикольно все так, даже кровать мне перестелили, белье новое, чистое, без крови. А соседа не было. И за этой кутерьмой я не мог разглядеть, есть ли его вещи тут, или нет. Но друзья так искренне радовались моему возвращению, а шарики в таком избытке везде летали, что я забил. Че друзьям-то праздник портить? Я и так с людьми мало общаюсь, у меня совсем нет близких.

На пиво шампань пошла еще бурнее, кровь прилила к голове, я раскраснелся и вспотел.

- Я не опоздал?

Я обернулся. В дверях стоял Сайто. В руке у него была сумка для учебы.

- Нет, привет! Хорошо, что ты успел раньше, чем мы напились! – Руиза втащил парня в комнату. – Отличная была идея встретить Хироки вот так, смотри, как он рад!

Зоу и так смотрел на меня. А я на него.

- Ты не уехал?

- А должен был? – растерялся зяблик. – Меня не отчислили, а справку приняли за уважительную причину. Так что просто я буду меньше отдыхать на каникулах. Мне впаяли заниматься с первым курсом на последней неделе выходных…

Я не дал ему еще что-то договорить. Притянул к себе и вжал в грудь. В комнате повисла тишина.

- Это… тихонько, - прошептала Аки. – Позже отпразднуем… Давайте… Руиза… Асаги… Пойдемте…

Соседи вышли. Я молча держал парня в руках. Тот даже вырваться не пытался.

- Я думал, что ты уедешь. Что я больше не увижу тебя.

- Но я же не уехал?.. Мне нравится математика, я решил остаться…

Ну да. Конечно. Это ж гребаная математика… Я тут совсем не при чем. Он не из-за меня остался. Че я так расплылся-то? Обрадовался, что этот задохлик из-за меня останется… Щас, как же.

Я отпустил его и отошел на шаг. Взяв со стола пиво, я отхлебнул и вытер губы.

- С выпиской, Хироки.

- Угу.

- Рад, что ты в порядке.

- Угу.

- Ну я пойду, наверно. Не буду вам мешать праздновать.

Охренеть. Он это все организовал и теперь свалит? А я-то че молчу?

- Руиза сказал, что это твоя идея – поздравить меня.

- Ну так-то да…

Я повернулся к нему, чтобы он с моим затылком не говорил.

- Ну и че ты свалить хочешь? Ты где был, кстати?

- Зачет сдавал.

- Сдал?

- Ум.

- Поздравляю.

- Спасибо. Я пойду. Просто я тут лишний. Я не пью совсем, а говорить со мной не о чем.

- Сыграй мне на гитаре? – вдруг попросил я и осмотрелся в поисках инструмента.

- Я не в настроении играть. Извини. Я пойду.

Я схватил его за руку и дернул к себе. Сайто врезался носом мне в грудь.

- Ой.

- Ну и че мы теперь делать будем?

- С чем? – буркнул он в мою грудную мышцу.

- С тем, что я сделал. Поцеловал.

- Сделаем вид, что ничего не было. Я забуду, ты тоже. Ты же говорил, что не встречаешься с парнями. И я для тебя не подхожу.

- Я так не говорил. Я ж нравлюсь тебе.

- И что? Это ничего не меняет. Отпусти.

Я отпустил. Сайто посмотрел на меня и вздохнул.

- Ты хорошо выглядишь.

- Я пьян.

- Без разницы. Ты здоров. Я рад.

- А мне не рад?

- Ну…

- Хиденори. Ты мне нравишься. И я не буду просить прощения за то, что поцеловал тебя. Я хотел этого. То, что ты этого не хотел, я уже понял. Ты бы не сбежал.

- Я не по этому сбежал. Я просто…

- Что? – я заглянул в его глаза.

- Меня никогда парень не целовал. Как я мог еще отреагировать?

- Ну не знаю, врезать мне хотя бы…

- Я ж не боец. Я математик. И вообще я пацифист. Я просто не ожидал, что ты меня поцелуешь. И можешь расслабиться, я не требую у тебя извинений. За это и правда не извиняются…

Он посмотрел мне в глаза.

- Знаешь… - я взъерошил волосы и выдохнул. – Где твоя звенелка?

- Я снял ее.

- Одень. Давай, живо.

Хиде нашел браслет в ящике стола и принялся застегивать замок.

- Давай я.

Я взял цепочки и застегнул на запястье парня.

- Не снимай больше. Буди меня по утрам. Бей меня тетрадкой по носу, когда я не встаю. Поддавайся мне, когда я тебя скручиваю. Смотри на меня вот так. Пахни вишней. Заботься обо мне. Терпи меня.

- Хиро… - выдохнул Сайто.

- Не обижайся на прозвища. Привыкни к моим матам, - продолжал я, беря его за руку. – Кричи, когда тебя все достало. Бей меня, когда я слишком сильно грублю и затрагиваю больные темы. Звени колокольчиком, даже зная, что меня это бесит. Свети бусинками во тьме, чтобы я знал, куда мне идти.

Я слишком нервно говорил. Я слишком крепко его держал. Может, даже больно, но я не мог отпустить его. Я не хотел отпускать.

- Будь самим собой, Сайто Хиденори. Зяблик… Мой рыжий. Зоу. Не уходи из моей жизни. Ты, твоя математика, твои привычки и игрушки.

Ну че ты так смотришь… Слишком наивно, доверчиво. Мягкий разрез глаз, чуть вытянутые углы… Химия…

Я поднес его ладонь к носу и втянул запах. Феромоны…

Сайто сделал нерешительный шаг ко мне и уткнулся носом мне в грудь. Какой он мелкий, худой, теплый… Я обхватил плечи пальцами, потом руками и зарылся носом в рыжую макушку.

- Если ты съедешь, то я буду сильно расстроен. Я не буду тебя убивать или закапывать… Я сопьюсь. Я не буду учиться. Мне станет плевать на все. Зоу, почему ты… Чертова химия… Хотя без разницы, почему ты. Я смирился.

- Я тоже, - шепнул парень. – Я смирился с тем, что это ты. Не спивайся, слышишь?

- Слышу. Не бросай меня. Не уходи. Не отпускай…

Он поднял голову. Я посмотрел на него. Блин, что ж я так запал-то?.. То, что романтики зовут влюбленностью, медики называют химией, процессом в организме, реакцией на раздражители… Я хочу иметь эти раздражители, я хочу этих реакций. Я хочу его. Всегда. Рядом.

- Не пугайся сейчас.

- Что?

- Я поцелую тебя. Не убегай.

Я нагнулся к его губам. Мягким, обветренным, чуть-чуть царапающим мои губы. Теплым, сладковатым… Я всосал нижнюю и потрогал языком. Восхитительно. Именно так. Сайто ответил мне. Я не ждал этого, но он меня удивил. Он открылся, впустил, обхватил руками за шею и отдал мне свой язык на ласку. Горячий, скользкий, нежный и умелый… Я постарался не представлять, что еще может сделать этот язык. Не время. Не сейчас.

Я весь в ощущениях. Это приятно. Заводит… Я закрыл глаза и прижал парня к себе ближе. Мой второй поцелуй с пацаном. И снова с этим же. Сайто неровно задышал. Хроник, блин… Я чуть отпустил его ребра – передавил небось. Но парень прильнул ко мне еще крепче. Где-то за ухом позвякивал колокольчик…

Так он не из-за бронхита неровно дышит. Из-за поцелуя. Из-за меня… Если я сейчас не рехнусь из-за осознания, что я его возбудил, то, наверно, выматерюсь в голос. От счастья. Этот задохлик целует меня, он дышит так, что крыша съезжает. Он слишком…

Что?

Все слишком. Я еле смог отстраниться. Еще минута такого буйства гормонов, и я сделаю то, о чем мы оба будем жалеть, а я себя возненавижу. Я не смогу сдержаться. Я сделаю ему больно. Я возьму его и буду жалеть. А он от меня сбежит. Уже навсегда.

- Хироки…

- Что? – шепнул я, сглотнув.

- Там ребята, наверно, заждались…

- Похер. Я об этом мечтал все три дня. Ты знаешь, что я спать не мог? Я чуть не рехнулся. Я ж почти задрочил на тебя…

- Что? – тот аж покраснел.

- Я слишком сильно наполнился тобой. Твоим запахом, твоими феромонами. Я не смогу тебя отпустить, даже если ты сам теперь захочешь уйти.

- Я не захочу. Теперь точно не захочу.

- Что ж… Зови этих дятлов. Надо ж отпраздновать? Я че, зря выписался?

- Я сейчас… - парень побежал к двери.

Я шумно выдохнул и схватил банку с пивом. Унять сердцебиение, успокоить расшалившиеся нервы. Неужели теперь все закончилось? В плане терзаний – мы с Сайто вместе? Или как это назвать у двух парней? Типа парочка… Фу ты, ну ты…

Друзья ввалились в комнату. Зоу сверкал взглядом, не приближаясь ко мне. Стоял в сторонке.

- Ну че, студенты?! За здравие Кобаяши Хироки! – я вскинул свою банку.

- Ура!!!

- Все хорошо? – тихонько шепнула Аки.

- Нормально все, не парься. Не съебет он. Я отговорил.

- Класс! – подружка повисла на моей шее. – А как?

- А вот это уже не твое дело! Зоу!

- А? – вздрогнул парень.

- На гитаре сыграешь? Для друзей-то.

- Да, сыграю. Позже только, хорошо?

- Позже все нажрутся, - возразил Йошиюки. – Сыграй!

- И че стаканы пустые? Это… как там… Такахиро! Давай наливай!

- А… Сейчас. Минутку. А кто что пьет?

- Асаги, ну налей шампанского, - предложила Аки.

- Это че еще за «Асаги»? – не понял я, глянув на носатого.

- М, прозвище просто.

- Ну так ты вроде на рыбу голубую не похож…

- Да просто люблю рыбок, друзья придумали.

- Аа. Ясно. А ты на кого учишься-то?

- Физмат.

- Ребенка мне не обижаешь? – насупил я брови.

- Нет, что ты. Мы с Руизой очень хорошо подружились. Держите бокалы!

Соседи похватали псевдохрусталь. Даже Зоу взял. Я погрозил ему пальцем, чтоб не увлекался. Но зяблик только улыбнулся в ответ и показал пальцами – «чуть-чуть».

- За нашего главврача! – провозгласила Аки.

- А че за него-то? – не понял я.

- Да за тебя, Кобаяши! – рассмеялась медичка. – Мы тебя все очень любим.

- Правда-правда, - покивал Накахама, как-то ненавязчиво прижимаясь спиной к Асаги. – Хоть ты грубый, злой, бухаешь, бесишься часто… Но мы все равно любим тебя. Ты самый лучший друг!

- О как. Я типа польщен. Ну тогда за меня. Кампай.

*****

Где-то в час ночи Накахаму унес Такахиро, потому что мелкий спал буквально на соседских коленках. Я проводил гостей и вышел покурить на общую кухню, пьяным мозгом обдумывая сложившееся положение. Потом слегка нетрезвое «положение» ввалилось в кухню, повиснув на моей спине.

- Хироки? – позвал Сайто куда-то в лопатки.

- Мм, - промычал я с сигаретой в губах.

- Я хочу спать с тобой.

Я поперхнулся дымом и выронил сигарету.

- То есть? – уточнил я, нагнувшись за ней и повернувшись к соседу.

- Ну… В твоей кровати. На моей Аки уснула.

- Так я ее отнесу сейчас к себе.

- Не надо, не буди ее. Пусть спит. А я с тобой посплю.

- Не вместимся. И я голый сплю. И пихаюсь во сне. И храплю.

- И хватит искать предлог, чтобы меня не впустить в свою кровать.

- Ты пьяный. И слишком дурной. А я тоже пьяный и могу не сдержаться.

- От чего?

- От того, чтобы не взять тебя.

Зоу отшатнулся от меня. Боишься? Правильно. Я не только ростом здоровее тебя. Я и в штанах буду при сильном возбуждении не маленький. На размеры никогда не жаловался. Никто не жаловался. А вот ты пожалуешься. И закричишь. А я себя в жизни не прощу.

- Я сделаю больно.

- Ты уже делал мне больно.

- Это будет не так. Это будет больнее. И еще. Меня даже не удержит то, что Аки спит в комнате. Если я почувствую тебя всей кожей, то тебе пиздец будет. Так что я просто отнесу Кроху в ее комнату. Только докурю.

- То есть я тебя возбуждаю?

Лисий прищур пьяных глаз. Дурень ты…

- Ты по пьянке такой смелый стал? Я сказал – будешь спать отдельно. Ты, зяблик, не понимаешь, что я уже давно не трахался. А ты меня заводишь. И меня не удержат твои протесты. Я возьму тебя. Будет больно. Грубо. Потом ты меня возненавидишь.

- Вряд ли, - Сайто нагло привалился ко мне и потянулся к губам.

Идиот. Нихрена меня не слышит. Он даже бухой такой соблазнительный, что я могу его прямо тут на столе нагнуть.

- Не нарывайся, - я отстранил парня и пошел в комнату.

Кроха спала в облаке своих кринолинов. Я еле коленки нащупал, пока пытался понять, как ее взять. Дурешка, пить совсем не умеет. Мешает все подряд лошадиными дозами, а потом с головной болью за аспирином приползает. Куда ей такие пьянки? Она ж маленькая, ей много не надо вообще.

Подняв Кроху на руки, я осторожно прижал ее к себе и понес к ней. Зоу остановил меня в коридоре.

- То есть ты просто не хочешь, чтобы я был рядом?

- Ты подождать можешь? Дай я Кроху отнесу.

- Нет, ответь сначала, - пьянь шатало, и Зоу оперся на стенку.

- Ты достал, честно. Вали спать, кровать свободна.

- Ты грубишь мне, потому что хочешь, чтобы я больше не лез к тебе?

- Сделай одолжение. Сегодня я не настроен на твою сопливую романтику. Я бухой и натворю дел. Понял? Ты слабее меня. Я сломаю тебя. Все. Пиздуй. Дай пройти.

- Хироки!

- Не ори бля, - прошипел я. – Аки разбудишь.

- Извини, - снизил сосед тон. – Но все равно – я хочу…

- Замолкни.

Я все-таки отпихнул его плечом и повернулся, глянув на рыжего. На его лице было написано очень яркое разочарование, досада и злость. Вот дебил нет? Я ж серьезно…

Толкнув дверь в комнату подружки, я аккуратно уложил Кроху на кровать и накрыл пледом.

- Все так серьезно? – сонно пробухтела подружка.

- Ты слышала?

- Да вы так орали, мертвый бы проснулся…

- Спи, мелочь.

- Зайди к Юико. Там у тебя еще конфеты оставались и шампанское…

Юико. Моя одна из подружек, которые не стремятся к тесным отношениям, которых устраивает только секс. Че я сразу не вспомнил? Юико… Точно. Она впустит.

- Спасибо, Аки. Я обожаю тебя.

- Завтра об этом расскажешь, - Кроха зарылась в кринолины.

Ребра отдавит корсетом-то… Я присел рядом и повернул подружку к себе.

- Дай хоть ленты ослаблю. Грудь передавишь.

Аки ничего не сказала. Я растянул розовую ленту ее корсета и прикрыл покрывалом. Осторожно снял с нее твердую хреновину и отложил на стул.

- Все, спи.

- Тебе даже не интересно, как моя грудь выглядит? – сонно улыбнулась Аки.

- Ой, спи уже.

Я вышел, выключив свет. Грудь ее… Нормальная грудь, третий размер. Че я, титек не видел?

Вернувшись в свою комнату, я взял со стола початую бутылку шампанского и коробку с конфетами. Сайто смотрел на меня, сидя на кровати.

- Ты куда?

- Спать ложись. Ты бухой в ноль. Пить вообще не умеешь, как Кроха.

- Все я умею. Просто не люблю.

- Я так и понял. Таз принести?

- Два. Один с водой.

Я закатил глаза.

- Не уходи!

- Зоу, отъебись по-хорошему! Я не могу с тобой сегодня спать в одной комнате! Понимаешь ты, глупое создание, что я не железный?! У меня даже на твой голос хер встает! Я не могу долго держаться!

- Так ты не держись, - Сайто встал, покачнулся.

Я еле успел поймать.

- Ой ты зяблик, а… Ложись спать!

Руки обвили мою шею. Я старался не дышать носом – мне нельзя сейчас им дышать. Я действительно сильно хотел его. А он, дебил пьяный, потом жалеть будет.

Я оттолкнул его обратно к кровати, не озаботившись тем, попал или нет. Сдержав ругательства, я вышел из комнаты. Юико. Да. Девочка. Секс.

Я уверенно спустился на этаж ниже, пока не передумал и не вернулся. Постучавшись к любовнице, дождался, пока она откроет.

- Привет.

- Хиро? Привет… Ты чего?

- Не спишь?

- Нет, контрольную пишу.

- Я пришел помешать, - я показал шампанское.

- А… ну проходи, - улыбнулась брюнетка. – Один раз помешаешь?

- Два, - я протянул коробку конфет.

- Мм… Ладно, заходи. Выздоровел?

- Да. И очень хочу.

- Я поняла уже, входи, только не греми сильно. У меня соседи спят.

- Понял.

Ночевал я не у себя.

*****

А утром, едва проснувшись, был вытолкан любовницей.

- У меня зачет через полчаса! Кобаяши, давай, вали!

- Ну че ты… ладно… Позвони, как сдашь.

Я чмокнул девчонку на прощание и вышел. Хоть одеться дала, торопыга. А вообще-то у меня самого зачет и контрольная, так что спасибо Юико, что разбудила.

А вот в комнате меня ждал скандал. Мой проспавшийся зяблик при виде меня побелел от ярости и тут же запустил в меня учебником.

- Э! Ты че?!

- Ты не ночевал дома!! Я знаю! Утром тебя не было!

- Слышь, какая тебе разница, где я ночевал? – я подобрал учебник и бросил его на стол. – Я тебе еще вчера сказал – не нарывайся. Я не каменный.

- Ты мог бы хоть сказать, куда ушел!

- Не собирался даже. Не твое дело.

- Но ведь мы же… - лисий взгляд заметался по мне. – Это… что? Засос? – он ткнул пальцем мне в шею.

Я глянул в зеркало и хмыкнул – ой, Юико проказница… Просил же без следов… Ну ладно, я ей тоже на ляжке оставил памятный след.

- Че ты лыбишься, я не понял?

Я аж удивился. Сайто смотрел очень зло и даже бешено. Я отпихнул его от себя и вытащил из-под кровати ящик с одеждой.

- Ты доволен?!

- Зоу, кончай орать! Че я сейчас опять не так сделал?! Надо было тебя нагнуть, да?! Так ты бы упирался, пьянь ты канагавская! А я бы заломал тебя и силой взял! Ты понимаешь, что я не могу устоять, когда ты рядом?! Мне так надо было сделать – трахнуть тебя, да?! Без согласия и желания?!

- Я вчера хотел тебя!

- Нехрен меня хотеть по синьке! Я не соображаю, что делаю! – я сдернул футболку и нашел другую. – Ты хоть понимаешь, что бы ты потом чувствовал, нет?! Зоу, ты с парнем спал когда-нибудь?

- Нет, но…

- Ну так и хули ты орешь на меня?! Даже девки не любят анальный секс! Откуда тебе-то его любить?! Ты хоть понимаешь, что без подготовки я б порвал тебя, как целку в первый раз?! – я натянул футболку и достал из шкафа более-менее приличную рубашку с воротником. – Мозги у тебя есть, или логарифмы одни? Ты спьяну дел натворишь, а мне потом ненавидь себя до конца жизни, что я ребенка сдуру трахнул?

- Я не ребенок! – пылко возразил парень, краснея от моих грубых, но правдивых слов. – А если я хотел, чтобы ты меня взял?! Может, я и пить-то решил, чтобы осмелеть и сказать об этом! Я хотел, чтобы мы переспали! Я понимал, чем это грозит, что будет больно и страшно. Но я себя пересилил! Я и хотел, чтобы ты меня кожей почувствовал целиком! Чтобы ты взял меня!

- Ты вообще не соображаешь, что говоришь, - я сдернул штаны и трусы, меняя их на новые. – Я тебе не сопливый мальчик, зяблик! – я застегнул замок на джинсах и снова сел, ища носки. – Я не привык к нежностям. Короче, ты, истеричка крашеная. Я пошел на учебу, у меня контрольная и два зачета.

- Ты не готовился…

- И че теперь? Сдам.

- Ты мне изменил.

Я споткнулся о ботинок.

- Ты изменил мне с девушкой. Хироки. Как? Как ты мог? Мы же только-только решили, что будем вместе…

- Фу. Зяблик, вот фу. Честно. То, что я тебя поцеловал, не значит, что я тебе принадлежу.

- А если я тебе изменю?

- С кем?

- А хоть с кем! С… девушкой!

- Ну ради бога, че я тебе, запрещаю, что ли? Девушки – это круто. Могу, кстати, посоветовать парочку классных…

Он замахнулся, чтобы меня ударить. Я поймал его за запястье и сдавил.

- А вот пиздить меня перед зачетом не надо. Вернусь – отлупишь. Все, зяблик, - я дернул парня к себе и прижался губами к его губам. – Я пошел.

- Вали, - отпихнул меня рыжий.

- Че, даже удачи не пожелаешь?

- Удачи, - выплюнул Зоу так ядовито, будто проклял.

Я хохотнул и подхватил шлем, перекидывая через голову ремень сумки.

На улице меня ждал байк.

- О-о-о, дружище… Как я рад тебя видеть… Прости, что так долго не встречались, - я погладил коня по бензобаку. – Обещаю исправиться и с первой стипухи крыло тебе поставить новое.

Натянув шлем, я вспрыгнул на мотоцикл и выехал из двора общаги.







Сейчас читают про: