Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Глава четвертая. Необратимый процесс




Обход. Уколы, капельница, смена повязки. Медсестра наругалась за то, что курил. Как учуяла – бог его знает. Может, в кожу въелось… Потом еще в довесок за то, что отключил датчик сердца. Он мне спать мешал писком своим.

Скучно, скорее бы Аки пришла.

Сосед сидит за столом и делает вид, что учится. Идиот… Куда бы его сплавить? А то я главврача позвал.

Декан.

- Здравствуй, Хироки-кун.

- Здрасти, Маякаши-сан! – я привстал и кивнул.

- Лежи-лежи. Как самочувствие?

- Лучше. Когда меня выпишут?

- О, захотел тоже. У тебя нестабильные показатели.

- Я смотрел карту. Ну и че мне тут до победного жопу греть? Я ж умру от скуки!

- А вот Хиденори-кун тебя и развлечет. Не просто так он за тобой рванул-то?

Я глянул на покрасневшего соседа. Ну вот тебя еще раз спалили, дурень. Че краснеть-то сразу?

- Зоу, съе… выйди.

- Ано…

- Давай, топай, - помягче попросил я.

Рыжий юркнул за дверь.

- Маякаши-сан, разговор есть. Конкретный. По поводу долга.

- О, я полагал, что мы в расчете? – декан вскинул брови.

- Нет-нет. Я вам дико благодарен за то, что вытащили мою жопу с того света. Реально, спасибо. Я теперь хочу к вам в долг влезть.

- Вот как? – дядька вскинул брови.

Весь такой вежливый, прилизанный, сразу видно – деловой. Гламурки его не было, и то хорошо. Вошел главврач.

- Как самочувствие? – он проверил карту, посмотрел на меня, посчитал пульс. – Повышенный… Ну? Я весь внимание.

- Я нервничаю. Мне с вами поговорить надо. Маякаши-сан, сенсей, - я посмотрел на двух мужиков, от которых мне очень надо было заручиться поддержкой. – Дело в том, что мой сосед-дебил… Простите, Сайто. Он, короче, свалил с учебы, не договорившись со своим куратором. И ему прогулы могут в личное дело занести. И отчислить, - я слишком нервно говорил.

Я не хочу, чтобы этого кретина из-за меня отчислили.

- И чего же ты хочешь, Хироки-кун? – декан вопросительно выгнул бровь.

- Можно ему справку выписать? Типа он за больным смотрел. Ну, за мной типа. Он же математик. Ему нельзя спрыгивать. Столько времени потеряет, если его отчислят. А потом ему заново восстанавливаться? Я не хочу этого.

Декан и главврач переглянулись.

- Поймите, это очень важно, - настаивал я. – Он не должен вылететь.

- Что ж… Ваша забота о ближнем вполне понятна. Обоснована, - главврач улыбнулся. – Я выпишу справку.

- О… - я откинулся на подушки и выдохнул. – Спасибо. Сколько меня тут еще продержат?

- Ты так сбежать хочешь? – спросил декан.

- Да на мне все как на собаке заживает, Маякаши-сан! Я уже через два дня буду тут дурью маяться.




- Вы плохо понимаете масштабы… - начал главврач, но я вежливо перебил.

- Да я все понимаю, я ж на медика учусь.

Маякаши кивнул в подтверждение. Главврач почесал бровь.

- Что ж… Думаю, это не займет неделю. Вашему товарищу справка, полагаю, нужна сегодня?

- Да. Пожалуйста!

- Пусть зайдет ко мне, - кивнул главврач.

- Спасибо, сенсей!

Главврач осмотрел меня еще раз и вышел. Маякаши посмотрел на меня.

- Ну? А от меня что тебе требовалось?

- Ну, вы ж присутствовали…

- Ты и сам все сделал. Без моей помощи. Так что, я полагаю, мы в расчете?

- Думаю, да.

- Как ты так умудрился попасть? Ранение достаточно глубокое.

- Ну я э… это… нечаянно.

- Ты понимаешь, что если бы не среагировал своевременно, то мог бы тут не лежать?

- Да-да, я в курсе. Меня бы Аки вскрывала…

Декан, конечно, не мог помнить всех студентов в лицо и специальности.

- Аки Накашима. Она на патологоанатома учится.

- Мм… Это та готесса из общаги? Она звонила мне. Тараторка, - усмехнулся декан. – Значит, ты чувствуешь себя лучше?

- Канеш.

- Твой сосед очень хороший парень, так рвался с тобой поехать. Вы крепко дружите?

- Да не то чтобы очень… ну мы эти… приятели. А когда я могу сдать контрольную?

- Как выпишешься. Зайдешь ко мне, я тебя прикрою. Твой друг и об этом позаботился.

- Баш на баш.

- Очень так по-дружески. Мами тебе привет передавала.

- А, дочка ваша? Как она?

- В Америку уехала. На практику. Я тут обмолвился ей, что ты в беду попал. Так переживала…



- Да че переживать-то? Вот он я, живой, здоровый почти. Спасибо вам.

- Выздоравливай, Хироки-кун. Я на конференцию опаздываю, - декан глянул на часы. – Уже опоздал. До скорого. Загляни ко мне!

- Обязательно! – крикнул я ему вдогонку.

Пф-ф… Я думал, сложнее будет! А тут так просто все вышло. Я прям мастер переговоров! И про то, что это не просто рана, а ножевая, декан ничего не сказал. Значит, Аки ему не сообщала. Надеюсь, эта дурында придумала какой-то другой повод… Мол, типа я на опыте поранился. Дома и отмаза стоит на весь стол – у меня там и реагенты вредные, и яды, и острые инструменты…

Вошел рыжий. Я улыбнулся. Тот аж замер.

- Все в порядке?

- Метнись к главврачу. Сам найдешь его?

- Ну да, наверно… Спрошу, если что… А зачем?

- Пиздуй, кончай вопросы задавать! Потом вернешься.

Я с утра не разговорчив. Я не выспавшись был, и поэтому мы с этим зябликом почти не говорили. Он только покрывало принес, красный, как рак… Наверно, догадался, что это я его укрывал. Я еще полночи не мог уснуть… Так хотелось с ним рядом посидеть. Еле отговорил себя. Не хрен ему такие знаки внимания оказывать! А то еще решит чего не того… Сосед стоял в дверях, глядя на меня.

- Ну че ты пыришься? – нахмурился я. – Вали к главврачу!

Зоу пожал плечами и вышел. О чем он подумал? А то аж побледнел, блин. Чем я его напугал-то опять?

Я взял мобильник. Скукотища жуткая! Аки, что ли, мозги проесть? Так на учебе же, наорет еще… Все равно днем увидимся.

Вчерашние переживания по поводу химии в моем организме проснулись вместе со мной. Так, ладно. Мне нравится этот дебил? Нравится. Сильно? Да капец. Я все время о нем думаю. И че с этим делать? Я ж не гей. Или пофиг? Ну в плане, химию не переспоришь. Если я так реагирую, то так и оставить? Или че? Забить я не могу уже. Он слишком…

Что?

Слишком. Все слишком. Короче, ладно. Я смиряюсь со своей гребаной реакцией! Хватит фигней себя изводить! Он рядом. Я не знаю, станет ли он моим, мне без разницы.

Ага, щас. Если он станет чьим-то, кроме меня, то я оторву башку тому, кто на него зубы навострил! Нефиг тут!..

Ну и че я его себе уже присвоил? Мы еще ничего не решили. Да, Кобаяши? Он же не вещь, он парень. Кретин, правда. Но это уже ничего не изменит.

Пока я уговаривал себя, вернулся Зоу с бумажкой в кулаке.

- Ну? – спросил я. – Че там?

- Мне главврач справку дал… Что я смотрел за больным три дня. Чтобы мне прогулы не вписали… Не понимаю… - пробормотал рыжий.

- Кончай тут спектакль играть, актер из тебя херовый. Аки тебя еще вчера спалила.

- Что?!

- Ты, кретин, хрен ли мне врал? Отгулы он взял… Даже на учебе не появлялся! Хочешь вылететь?! Ты об учебе думал вообще, зяблик ты?!

Рыжий покусал губу. Потом отошел к окну. Опять в эти занавески вкопался!

- Э! Я че, с затылком говорю?! Повернись!

- Ты же сам этого хотел, - вдруг сказал Сайто.

- Чего? – не понял я и сбавил обороты.

- Чтобы я съехал, - Зоу повернулся. – А это вполне объективная причина. Меня отчислят, и я уеду обратно в Канагаву. Ты снова будешь жить один. Ты же этого хотел? С первого дня моего заселения. Тебе так не нравилось, что у тебя сосед появился.

- Слышь!..

- Я просто… Я устал. От постоянных издевок, от твоих опасных опытов надо мной, от твоей грубости устал. От переживаний за тебя.

- Кто-то вчера говорил, что он выдержкой обладает невъебенной, - напомнил я.

Это снова все из-за меня? Бля, я, может, и Кеннеди убил еще?!

- Я обдумывал вчера многое… И понял, что эти прогулы… Это был бы прекрасный повод закончить все это. Знаешь, я…

- Заткнись, - я рванул из катеттера иглу от капельницы.

- Выслушай…

- Заткнись! – я откинул одеяло и встал, слишком резко повернувшись.

В боку стало больно – че-то дернул, наверно. Швы, кажется. Но я все равно подошел к этому болвану, сжимая кулаки. Парень отшатнулся и уперся в подоконник, прикрыв глаза.

Я замер. Он меня боится. Ясен пень! Он думает, что я его сейчас ударю! Я тут же разжал кулаки и показал ладони.

- Не буду я тебя трогать.

Сайто нерешительно посмотрел на меня. Я почувствовал, как по руке потекла кровь. Я глянул вниз – повредил катеттер, иглой, наверно. В вене пощипывало. Бурые капли падали на пол.

- Ты истекаешь кровью…

- Заткнись, я сказал. Слушай меня сюда, ты, умник. Я че, зря кипиш поднимал?

- То есть?

- Ты завтра же идешь с этой справкой к своему куратору и говоришь, что ухаживал за больным. Если тебя, придурка, отчислят, то я тебя сам урою. Тебе ясно?! Я не желаю становиться причиной твоего отчисления! Ты уж не думаешь ли, что я совсем говно тупое? – я заглянул в испуганные глаза. – Тебя с потрохами сдали. Ты свалил с учебы, чтобы меня тут выхаживать. Ты понимаешь, что тебя выпрут за три дня не посещения занятий?

- Какая разница-то? Тебе все равно этого хотелось!

- Раньше – да! Я мечтал, чтобы ты свалил! И другие бы мечтали! Ты ж такой кретин!

- Да хватит меня оскорблять! Я не кретин! У меня есть имя! Я не тупой, не ботан! Ты меня достал! Ты понимаешь это?! – рыжий, кажется, начинал истерить.

Я стоял напротив и просто смотрел. Если он мне врежет, то я не смогу ударить в ответ. Он прав. А я – нет. Противно это признавать, но это так. Я пождал губы, слушая его вопли. Щас сюда все отделение сбежится… ну и похрен. Пусть он выскажется. Накопилось, небось, за полгода-то? Я бы врезал.

- … И ты мне еще что-то говоришь?! Да ты сам не лучше!

- Э?

- Да ты меня даже не слушаешь! Тебе вообще плевать на меня и на все, что тебя окружает! Тебе важно лишь то, что твое! Ты делаешь, что хочешь! Ты ведешь себя, как ублюдок!

Стоит ли ему сейчас уточнять, что ублюдок – это внебрачный ребенок от другого родителя? Ну, типа если бы я был от бати, но от другой матери… Сосед охрип. Потом закашлялся.

- Все? – уточнил я.

На полу уже лужа накапала, пока я стоял. Не поскользнуться бы теперь. Ой, ругаться будут… Ну и пофиг. Сайто смотрел на меня. Злой, красный, такой… красивый… Мать вашу, нельзя быть таким злым и таким красивым!

- Короче. Мне все равно, закончил ты или нет… Я не хочу, чтобы тебя отчислили. Я тебе справку выбил. Я не люблю в долгу оставаться. И я… - ну, вперед, мой герой, давай. Скажи. – Не хочу, чтобы ты уезжал. Ясно? Раньше хотел. Но теперь не хочу.

- Почему? – хрипло спросил Зоу.

- Какая разница?

- Ну, должен же я знать, почему ты поменял мнение?

- Просто взял и поменял. Это тебя не касается.

Я вернулся к кровати и вытащил катеттер из вены, кровь полилась сильнее, и я зажал руку выше локтя. Надо перевязать. Медсестра оставила мне бинты, потому что я попросил. Перетягивая локоть, я слышал дыхание за спиной. Хрипит… Дурак, на кой черт так орать, если обострение опять началось?

«Да у него межсезонье уже полгода как обострилось…»

- Почему ты поехал со мной? – спросил я, перевязывая руку. – Зоу.

- Я… не мог оставить тебя. Я очень испугался.

- А сказать не мог сразу? Надо было врать? Истеричка. Хуже Крохи.

- А что мне надо было сказать? Что ты мне нравишься, но я готов на все, чтобы больше тебе не мешать? Даже отчислиться? Извини за эту истерику. Ты меня довел.

- Что? – я переваривал начало фразы.

- Ты меня…

- Нет. Раньше, - я обернулся, держа бинт в руке.

Сайто побледнел.

- Понятно. Давно?

Че из него клещами все тянуть? Я ж расслышал. А он сейчас, кажется, в обморок грохнется от испуга. Капец у него диапазон разброса эмоций. Крохе не снилось. То боится, то орет, то злится, то ржет… Молчит опять.

- Яс-с-сно… На контакт не идем. А орал-то… - я перетянул руку. – Помоги завязать. Зяблик!

Тот вздрогнул и подошел ко мне. Порвав бинт для завязок, он глянул на меня.

- Что еще за «зяблик»?

- «Кретин» лучше? – уточнил я, глядя, как он неумело затягивает узел. – Крепче, че ты, как малахольный.

- А не пережму?

- Нет. Ну так че скажешь, м? Зяблик. Или «Дебил» уже привычнее?

- Нет.

- Я честно выбирал самое безобидное, - я закатил глаза, когда он завязал маленький бантик. – А зяблик – это птичка такая.

Я сел на кровать и потер чистой рукой лицо. Как с ним трудно, мать вашу.

- Так это правда ты сделал? – Зоу достал из кармана справку.

- Нет. Это главврач сделал. Я просто попросил.

- Я думал, меня главврач позвал, чтобы попросить больше не приходить. Тебе же не нравится быть в моем обществе.

- Сядь.

Он присел рядом. Я повернулся к нему.

- Ты меня выхаживал. Я тебе отплатил, так что мы квиты.

- Не понимаю, почему.

- Потому что…

Ох, сказать это вслух труднее, чем громко подумать… Так, я смелый. Нечего стесняться. Я ему нравлюсь? Он сказал, что нравлюсь. И он мне. Ну и че тогда париться?

- Потому что ты мне тоже.

- Что «тоже»?

- Нравишься, Зоу! Не тупи.

Парень потер губы и прикусил нижнюю.

- И… Что это значит?

Я опять закатил глаза. Кажется, с ним это будет моя любимая мимика.

- То и значит. Химия это. Понятно?

- Нет.

Да епт. Ну говорил же… Зяблик.

- Мой организм положительно на тебя реагирует. Я долго сам не мог понять, че это значит. Бесился из-за этого, а на тебе срывался. Потому что мне парни не нравились. Никогда! Но ты, блин, особенный какой-то! Ты вчера говорил, что я для тебя особенный. А ты стал для меня. Понятно?

- Ум.

- Отлично. А то я не умею по-человечески разговаривать. Только матом. Грубостью. Я не привык слюни размазывать. Я тебе не подхожу. Понимаешь? Да, ты мне нравишься, но это ничего не значит. Я просто не хочу, чтобы ты пропадал из моей жизни. Ты, твои идиотские привычки, твои бусины и твоя бренчалка.

- Но это все кое-что значит. Ты сам себе противоречишь.

- А че ты хотел? Я такое парням не говорил никогда! Особенно, таким зябликам, как ты! Думаешь, мне легко сейчас?

- Наверно, нет, - чуть улыбнулся Зоу. – А я думал, что бешу тебя.

- Бесишь. Временами. Но это не причина. Точнее, не так… Меня не ты бесишь. Я сам себя бешу. Моя химия на тебя. Твой запах. Феромоны… Блин, как тебе объяснить-то на твоем ботанском..

- Я понял. Я знаю, что такое феромоны.

- Да? Откуда?

- Я с медиком живу в одной комнате.

Я хмыкнул. Сайто тоже улыбнулся. Мда, ну и влип ты, Кобаяши. Надо ж было запасть на этого шибздика? Да он же… зяблик. Ну хоть успокоился, а то устроил мне тут показательные выступления. А то я сам не знаю, какое я говно.

- И что же теперь делать?

- С чем? – я почесал щеку и, махнув рукой, нечаянно выбил из его пальцев справку. – Бля.

Мы оба нагнулись за ней, притом, мне бы не стоило этого делать. В боку опять заболело, очень резко. Я зашипел, но взял справку. Но ее взял и Зоу, накрыв мои пальцы своими. Я выпрямился. Сосед тоже.

- А че покраснел-то? Ты ж уже держал меня за руку.

- Ну я… - он резко отдернул пальцы. – Я просто проверял, не начинаешь ли ты холодеть…

- О как! Так это тебе к Аки надо, она с трупами работает.

- Мне не надо Аки.

- Ну а че тебе тогда надо?

- Не знаю… - он поднял на меня взгляд.

Мягкий разрез, углы чуть вытянуты… Ресницы с выгоревшими кончиками, лохматая челка, ровный нос, девчоночьи губы. Я невольно облизнул свои. А, да к черту. Пусть он мне врежет, но я сделаю то, что хотел сделать еще вчера ночью.

Я дернул парня к себе за ворот и накрыл его губы своими.

Все, прощай, крыша. Мягкие, но обветренные губы удивленно раскрылись, раздалось возмущенное мычание. И эта легкая вибрация звука отдалась в мой рот. Я только и успел заметить, как его рука полетела мне в щеку, но я вовремя перехватил ее за запястье. Потом ударишь.

Он не отвечал на мой поцелуй. Я бы тоже не ответил на такое хамское обращение. Но я и не требовал его впустить меня, а просто прикусил его губу и чуть оттянул. Нижняя губа была такой сочной и мягкой, что я втянул ее в себя и погладил языком. Потрясно. Нет. Восхитительно. Настолько, что мне этого хватило, чтобы возбудиться. У меня вчера встал на его шепот и запах. Теперь на его вкус. Сладковатый.

Я вновь прижался к его губам. Даже глаза закрыл. Все, теперь можно и бить меня. Я ничерта не вижу. Я полностью в ощущениях. Отпустив его, я медленно отстранился, не открывая глаз и ожидая удара.

Вместо этого я услышал топот ног, потом грохнула дверь палаты. Я открыл глаза. Зоу не было. Офигенно. Он свалил. Я посмотрел на себя вниз.

- Ну че? Приплыли? Падай спать. Не дадут нам тут ничего. Даже в нос не дали.

Я коснулся губ, смазывая с них вкус поцелуя. Все, теперь я точно не забуду этого зяблика. Мой первый поцелуй с парнем. Надо это отметить.

Я взъерошил волосы и выдохнул. Если совсем сбежал, то че тетрадки свои забыл? Может, вернется еще?





Дата добавления: 2015-05-14; просмотров: 488; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9463 - | 7448 - или читать все...

Читайте также:

 

34.231.21.123 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.014 сек.