double arrow

Устройство романского храма


Если посмотреть на базилику сверху, она будет похожа на вытянутый в длину прямоугольник. Вход в базилику — в центре одной из узких сторон этого прямоугольника. На противоположной стороне стена изгибается полукруглым выступом — апсидой. В апсиде когда-то восседал римский судья, а потом здесь поместили алтарь — сердце христианского храма. Все пространство базилики от входа до апсиды разделено продольными рядами колонн (чаще всего их было два). Часть базилики между стеной храма и ближайшим рядом колонн или между двумя соседними рядами колонн называется нефом. Если в базилике было два ряда колонн, то, соответственно, она называлась трехнефной. Боковые нефы были уже центрального нефа и значительно ниже его. Это вызвано тем, что большое здание сложно перекрыть надежным потолком. В раннехристианских базиликах потолки были, как правило, из дерева. Но зодчие раннего средневековья научились делать прочные каменные перекрытия нефов. Теперь храмы несравненно лучше, чем раньше, были защищены от пожаров. Но зато огромная тяжесть каменных сводов потребовала мощных, толстых стен, способных выдержать большую нагрузку. В храмах делали небольшие узкие окна, чтобы стены не потеряли надежности. Поэтому в романских зданиях чаще всего господствовал полумрак. Окна и арки унаследовали от Рима полукруглую в верхней части форму. Колонны, разделявшие нефы, были массивны. Под алтарной частью ниже уровня пола обычно скрывалось еще одно, «подвальное» помещение, которое называлось крипта (греческое слово «криптос» означает «тайный, скрытый»). В крипте обычно хоронили служителей данной церкви. Здесь же была и небольшая часовенка.





Церковь св. Михаила в Хильдесхайме (Германия, XI-XII в.)

Строители романской эпохи решили, что христианскому храму уместно иметь в плане вид не прямоугольника, а креста. Поэтому они стали делать пристройку, как бы пересекавшую главную базилику под прямым углом ближе к алтарной части. Это изобретение получило название трансепт. На пересечении главного нефа и трансепта порой возводили высокую башню. Нередко ставили две мощные башни у западной стены храма, там, где был главный вход (главный портал), а порой и у восточной — там, где апсида.

В результате толстенные стены из серого камня и почти лишенные окон, тяжелые двери, мощные башни по углам придавали храмам вид мрачноватых и грозных крепостей. И действительно, в те времена храмы нередко служили убежищами при нападении какого-нибудь неприятеля, будь то язычники — венгры или славяне, будь то воины соседнего князя, наемники папы или союзники императора.


Страшный суд. Фрагмент рельефа собора Сен-Лазар в Отене (Франция, XII в.)

Романские храмы изнутри покрывались росписями. Краски наносились на свежую, еще не просохшую штукатурку, отсюда и название этого вида живописи — фреска («свежая»).




Процессия осуждённых грешников. Фрагмент рельефа собора Сен-Лазар

Очень важную роль во многих романских храмах играла скульптура. Самые большие композиции размещались над главным порталом. Чаще всего там изображали пугающую картину конца света и Страшного суда. И это не случайно: прихожан, среди которых, кстати, было немало вчерашних язычников, нужно было предостеречь от греха. Пусть люди ежедневно воочию убеждаются в том, что их ждет, если они будут нарушать христианские заповеди,и что, если будут добросовестно их соблюдать.

Десять лет жизни потратил мастер Гизлеберт, чтобы украсить скульптурой храм св. Лазаря в бургундском городке Отен неподалеку от знаменитого аббатства Клюни.


Ангел и дьявол взвешивают души умерших. Фрагмент рельефа собора Сен-Лазар







Сейчас читают про: