double arrow

Контрольный выстрел


К счастью, не на всех дейст­вует аргументация, основанная на таком наглом передергива­нии фактов.

В живых остались те, кого все эти художественные средства не берут. Для западного зри­теля, наверное, этих снарядов и хватило бы, там давно уже Тол­стого если и читают, то в крат­ком изложении: «Война и мир» на 20 страницах. Советский обыватель все же еще недавно был самым читающим в мире, а самой престижной карьерой была карьера научного работ­ника.

И в бой идут академики с кандидатами наук. Рецепт слегка меняется. Факты хоть и тщательно отбираются, но не подтасовываются. Вся сила – в выводах.

В качестве примера можно привести доклады лекционных чтений «Десять лекций о войне», приуроченных к 70-ле­тию нападения Германии на СССР. Чтения прошли 17 и 18 июня в Москве в конференц-зале ИНИОН РАН. Организация чтений достаточно солидная: Германский Исторический Ин­ститут в Москве. Стенограммы докладов приведены на сайте «Суть времени» eot.su. Там же они достаточно хорошо обсуж­дены. Я позволю себе позаим­ствовать некоторые дельные, на мой взгляд, замечания уча­стников обсуждения для того, чтобы продемонстрировать ре­цепт ядовитого снадобья номер три.

Возьмем для примера доклад доктора исторических наук Ген­надия Костырченко «Как управ­лять промышленностью в усло­виях войны? Сталинский опыт на примере авиационной про­мышленности» (с самим докла­дом и содержательным обсуж­дением его можно познако­миться здесь).

Доклад посвящен развитию советской авиапромышленности в довоенный и военный период. На богатом фактическом мате­риале автор показывает, на­сколько не готов был Советский Союз к серьезной войне в годы предшествующие 22 июня.

Из фактов, приведенных в его докладе явственно следует, что такое положение и неудиви­тельно, учитывая состояние авиапромышленности Россий­ской Империи, гибель даже за­чатков ее в годы Гражданской войны, невероятно маленький срок, отделяющий окончание Гражданской войны от Великой Отечественной. Хорошо проил­люстрирован тот огромный путь в развитии авиации, который все же удалось пройти. Сопос­тавление авиации Германии и Советского Союза ясно показы­вает, что если бы этот путь пройден не был, Советскому Союзу пришлось бы заплатить гораздо большую цену в той войне, что началась 22 июня. Весь приведенный фактический материал дает основание для непредубежденного читателя сделать только один из двух выводов: либо миру явлено было чудо, либо действия руко­водства Советского Союза, а значит и Сталина, были принци­пиально правильными, а уро­вень поддержки его советским народом был высоким.

Однако автор делает другие, поразительные выводы: «Ока­залось, что эта аппаратная сис­тема, заточенная, образно вы­ражаясь, на работу по принципу армейского стройбата «бери больше, кидай дальше, отды­хай, пока летит», то есть наце­ленная на наращивание серий­ного выпуска продукции, в луч­шем случае была способна обеспечить некоторое техниче­ское усовершенствование этой продукции, но никак не создание принципиально новой техники».




Я уж не говорю о том, что ав­тор – наш современник – не мо­жет так быстро забыть о том за­деле в космических достиже­ниях Советского Союза, которые были сделаны как раз под руко­водством Сталина. Но и в самом тексте доклада он рассказывает о появлении в ходе войны но­вых моделей самолетов.

Далее: «Отсюда – возникшее в годы войны значительное от­ставание СССР от Германии или США в разработке ре­активных самолетов, ракет, радиолокационных систем и атомного оружия». Я, мо­жет быть, пропустил что, но ракеты у нас были, а ка­кими-то достижениями в области реактивной авиа­ции в годы войны могла по­хвастаться только Герма­ния – не самая демократи­ческая в то время страна.

Выводы не только не­обоснованны, но и попутно дают ложную информацию, не имеющую никакого от­ношения к теме сообще­ния: «Не находят никакого оправдания антигуманные управленческие методы Сталина, который, уподобляясь бичу божию, во имя только ему ведомой целесообразности расправлялся не только с мил­лионами дальних от него людей, но и с теми ближними, с кото­рыми общался практически ежедневно». Миф о миллионах, с которыми расправился лично Сталин, кочует из одного либе­роидного творения в другое, но к лицу ли доктору исторических наук делать какой-то вывод, не основанный на данных, приве­денных в сообщении?



Свой вывод из всего выше­сказанного я делаю такой: На­лицо координированный об­стрел ложью сознания постсо­ветских людей, причем каждый «стрелок» четко знает свое ме­сто в строю.

Лица, отмеченные научными регалиями, издают труды, пере­груженные фактическим мате­риалом, главной целью которых являются заранее продуманные выводы, никак не вытекающие логически из приведенных фак­тов. Этот залп поражает тех, кто еще не потерял способность ло­гического мышления, но в силу занятости или лени и доверия авторитетам не удосуживается произвести проверку фактов или обоснованности выводов. В наше время суетливой гонки за материальными ценностями та­ких немало.

Как только клиент привыкает слепо доверять авторитетам, его можно передавать пивова­ровым. Авторитет пивоваровых пониже и не будь за их спиной академиков, их ценили бы на уровне Петросяна. Но выводы, которые они делают, вполне совпадают с выводами акаде­миков, а степень аргументации гораздо доступней - ею вполне можно пополнить свой арсенал доводов, в отличие от заумных графиков и таблиц.

Теперь клиент уже ничего и знать не хочет - если это знание не освящено пивоваровыми и академиками, его можно пере­давать СМИ. Длительное и од­нообразное введение порций яда в информационный канал, подготовленный предыдущими залпами, формирует болевую точку в сознании, и теперь кли­ент на попытку логически оспо­рить его точку зрения реагирует только болезненно эмоцио­нально.

___________________________

= черные мифы =

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: