double arrow

УЧЕНИК Т.Г. ШЕВЧЕНКО ИЗ КАЗИНКИ


Недалеко от Дона, при протоке когда-то здесь бывшей речки Казинки, раскинулась большая степная слобода, получившая свое название по имени этой речки - Казинка.

В 1859 году в слободе насчитывалось 456 дворов, в которых проживали 3 845 жителей. Впоследствии из слободы выселилось несколько дворов на новое место жительства, образовав небольшой хутор, который стал называться «Казинский выселок». Но когда он разросся и превратился в небольшое село, его стали именовать Малая Казинка, а прежнее село - Большая Казинка.

До революции оно принадлежало помещику, гвардии полковнику в отставке Суханову- Подколзину Борису Гавриловичу (1847-1904).

Недалеко от села находилась помещичья усадьба: несколько домов, цветник, фруктовый сад, обнесенный забором. Здесь же было два пруда с плакучими ивами и островками, на одном из которых возвышалась красивая беседка. В прудах плавали белые лебеди, то ли дикие, то ли прирученные хозяином. Рядом с усадьбой Суханова-Подколзина была посажена березовая роща. Когда наступала весна и на березах распускались молодые клейкие листочки, то воздух был пропитан острым запахом раскрывшихся смолистых почек. В усадьбе, в главном доме, имелась огромная библиотека, большей частью из французских книг.

Так описывают старожилы села Большая Казинка бывшее имение Суханова-Подколзина.

В настоящее время от прежней усадьбы ничего не осталось: нет ни дома, ни прудов, ни фруктового сада, ни березовой рощи.

Помимо усадьбы в Казинке, у матери Суханова-Подколзина Натальи Борисовны в Петербурге был еще и свой дом. Мать была женщина умная и начитанная. В гостиной ее дома собирались такие известные в свое время поэты, как Полонский, Майков, Щербина; художники Пименов, Айвазовский, Соколов, которые здесь были своими людьми. Во время приезда в Россию из-за границы частым гостем здесь бывал и Иван Сергеевич Тургенев. Собравшиеся поэты и художники вели бесконечные споры на литературные темы или по поводу каких-либо полемических статей, напечатанных в журнале «Современник».

После возвращения из ссылки в этом литературном салоне все чаще стал появляться Тарас Григорьевич Шевченко. Своей простотой и добрым отношением ко всем присутствующим он скоро обрел здесь всеобщее уважение как человек много пострадавший за правду. Мать Суханова-Подколзина имела связи с семьей временного президента Академии художеств графа Толстого. Возможно, что при ее содействии в распоряжение Т.Г. Шевченко была отдана казенная мастерская, расположенная в самом здании Академии художеств. В это время материальное положение Т.Г. Шевченко было очень трудное. Но никто из его друзей не решался предложить ему денег, так как наперед знали, что он их не возьмет. Тогда с общего согласия всех посетителей салона решили пригласить Т.Г. Шевченко давать уроки рисования сыну хозяйки 12-летнему мальчику Борису. И в виде платы за обучение оказывать ему тем самым в первое время материальную помощь.




Так будущий владелец села Казинка Суханов-Подколзин Борис Гаврилович стал учеником рисования у знаменитого украинского поэта Т.Г. Шевченко. Иногда, отбросив занятие, Тарас Григорьевич вместе со своим учеником отправлялся в академическую библиотеку, в Эрмитаж или к какому-либо коллекционеру картин или гравюр. Часто Т.Г. Шевченко читал своему ученику стихи, а потом объяснял, как трудно живется простому бедному люду, в какой большой нищете он находится. Или рассказывал о героических подвигах Дорошенко и Сагайдачного в борьбе с погаными ляхами и другими супостатами украинского народа.

На лето семья Сухановых-Подколзиных уезжала в деревню Казинку или за границу. В 1860 году, вернувшись в Петербург, Наталья Борисовна не стала уже посылать сына на уроки рисования в Академию художеств к Т.Г. Шевченко. Между поэтом и матерью Суханова-Подколзина произошла размолвка. В первые дни своего знакомства с хозяйкой литературного салона чем-то растроганный Т.Г. Шевченко подарил ей очень дорогой для него рисунок. Но года через два он попросил хозяйку вернуть ему этот рисунок, будто бы для снятия с него фотокопии. Но Наталья Борисовна рисунок не возвратила. Между ними произошла большая ссора, и Т.Г. Шевченко перестал посещать салон Натальи Борисовны. Когда Тарас Григорьевич умер, семьи Сухановых-Подколзиных в Петербурге не было, и его ученик не мог отдать последний долг своему доброму и дорогому учителю.



После смерти Т.Г. Шевченко о нем появилось много воспоминаний его современников. Среди этих статей были и такие, где Т.Г. Шевченко изображался спившимся человеком. Желая восстановить истинный облик поэта и не дать современникам очернить доброе имя своего учителя, Борис Гаврилович Суханов-Подколзин написал о нем очень интересные воспоминания. Впервые они были опубликованы в журнале «Киевская старина» за 1885 год во втором выпуске за февраль под названием «Воспоминание о Т.Г. Шевченко его случайного ученика». Внизу статьи подпись: «Село Казинка. 10 января 1885 года». Эти же воспоминания были напечатаны и в наше время в книге «Т.Г. Шевченко в воспоминаниях современников», Москва, 1962 год.

У матери Суханова-Подколзина был объемистый альбом с фотографиями, куда были вклеены и рисунки Т.Г. Шевченко. Очевидно, этот альбом после ее смерти перешел потом по наследству к старшему ее сыну Борису. В своих воспоминаниях Борис Гаврилович упоминает

о многих рисунках Т.Г. Шевченко, которые у него находились. Но в книге «Т.Г. Шевченко в воспоминаниях современников» в разделе примечаний указывается, что эти рисунки до нашего времени не сохранились. Библиотека Суханова-Подколзина в селе Большая Казинка не была конфискована государством в 1917 году. После отъезда наследников за границу все село сбежалось в усадьбу помещика. Кто снимал ворота, кто тащил кирпич, доски, оконные рамы. Посрывали железо с крыши, вырубили сад и березовую рощу. В бывшей библиотеке Суханова-Подколзина на полу лежали горы книг. Когда сюда собрались жители, то представитель народной власти сказал им: «Забирайте! Это теперь все ваше». И библиотеку растащили. Вполне возможно, что вместе с книгами были унесены и многие рисунки Т.Г. Шевченко, которые имелись у Суханова-Подколзина. Вероятность этого факта усиливается еще и потому, что никого из наследников эти рисунки не интересовали и никто ими не дорожил, поэтому и не старался сохранить.

От старожила города Павловска, в прошлом революционно настроенной гимназистки Зинаиды Петровны Краморенко, автору этих строк удалось как-то услышать следующее: «До революции мне приходилось бывать в имении Суханова-Подколзина. Я хорошо помню, что на стене висел портрет Т.Г. Шевченко, а внизу была сделана поэтом дарственная надпись: «Суханову-Подколзину». Если это было действительно так, то где сейчас этот портрет? Попал ли он в какой-либо Шевченковский музей или находится у кого-либо из жителей?»

Некоторая часть книг из библиотеки Суханова-Подколзина неизвестно каким образом попала в Павловскую районную библиотеку. Последние из них исчезли где-то уже после войны в 1948 или в 1949 году. Мне удалось еще поговорить с Полиной Карповной Шепеленко, которая работала в библиотеке в послевоенные годы. Она хорошо помнила на книгах продолговатую овальную печать с фамилией их владельца. В основном это были энциклопедические словари.

А старожилы села Большая Казинка рассказывали мне, что на каждой книге из библиотеки Суханова-Подколзина была наклеена марка с фамилией ее владельца. Как мне кажется, это было не что иное, как книжный знак (экслибрис) Суханова-Подколзина. Насколько мне известно, это был единственный экслибрис в Павловском уезде у книголюбов дореволюционного времени. Автору этих строк очень хотелось найти книги со штампом или с экслибрисом Суханова-Подколзина в библиотеке Воронежского областного краеведческого музея или в библиотеке ВГУ, но ничего обнаружить не удалось.

Что же представлял собой этот помещик села Большая Казинка Павловского уезда, по воле случая ставший в юности учеником рисования у Т.Г. Шевченко? Найти какие-либо подробные сведения о нем в воронежских архивах или печатных источниках прошлого не удалось, за исключением лишь некоторых материалов. Поэтому мне пришлось расспрашивать многих старожилов села, чтобы хоть немного представить себе, каким был владелец имения в жизни и в обращении со своими крестьянами.

Суханов-Подколзин Борис Гаврилович был участником русско-турецкой войны 1877-1878 годов в звании гвардии полковника. Он имел красивую белую лошадь, которой был обязан своей жизнью. Во время одного отступления надо было переплыть широкий Дунай. Ухватившись за гриву лошади, ему удалось благополучно доплыть до своего берега. После войны Борис Гаврилович еще много лет держал эту лошадь и проявлял о ней трогательную заботу. Он часто говорил: «Умрет - кости похороню».

Свое имение Б.Г. Суханов-Подколзин получил по наследству. Кроме него, владельцем имения являлась еще и сестра Евдокия Гавриловна. Им принадлежали: село Казинка, Фисановка, хутора Гаврильский и Макаровка. В одном официальном документе упоминается, что в 1896 году Суханов-Подколзин был избран почетным мировым судьей Павловска.

Жена его Паскевич Лидия Константиновна была по национальности полячка. Она в молодые годы выступала в театре, отличалась необыкновенной красотой и была лет на двадцать моложе своего мужа. Старожилы рассказывают, что он выкупил ее из публичного дома и женился на ней. В саду у Суханова-Подколзина была построена беседка, а около нее стояла скульптура женщины из белого мрамора итальянской работы. Скульптура называлась «Падшая богиня». Это, может быть, было постоянным напоминанием жене о ее прошлом. Жители также рассказывали, что он будто бы был адъютантом у царя Александра II и имел звание генерал-майора. Но за то, что женился на женщине из простого сословия, был разжалован до полковника.

У Бориса Гавриловича было две дочери и сын умственно отсталый, который впоследствии выбросился из окна дома и разбился. В империалистическую войну или в войну гражданскую (точно выяснить не удалось) дочери служили в армии сестрами милосердия, а после революции жили в Москве.

Перед большими религиозными праздниками Рождеством и Пасхой Суханов-Подколзин посылал приказчика обойти все дома бедных жителей своего села, чтобы узнать, кто в чем нуждается. А дня за два до праздника в семьи бедных или многодетных крестьян он направлял подводу, груженную мукой, подсолнечным маслом, сахаром, конфетами, и бесплатно оказывал им помощь продуктами. Когда ходили по селу нищие, то на ночлег они обязательно шли в экономию помещика. Их там всегда накормят, напоят и отведут место для ночлега. Младший брат Суханова-Подколзина Николай, пьяница, картежник и очень дерзкий человек, часто смеялся над своим старшим братом и говорил ему: «Ты милостивый Филарет и сборщик нищих».

В начале зимы около ворот экономии вывешивалось объявление о том, что покупаются птицы, живущие у населения в клетках: синица - 3 копейки, снегирь - 5 копеек. После того, как птица была куплена, ее выпускали на волю. Суханов-Подколзин говорил при этом: «Птиц не надо держать в неволе. Это их угнетает».

В 1896 году в селе Казинка случился пожар. Выгорела вся Подлужная улица. Для постройки изб Суханов-Подколзин выделил крестьянам-погорельцам материал из своего леса, расположенного недалеко от села Ольховатка. Когда крестьяне сажали березовую рощу возле его имения, то хозяин говорил им: «Сейчас-то вы хорошо ко мне относитесь. Но придет время, когда вы меня повесите вот на этих березах. Хотя бы мне не дожить до этого времени». Было еще далеко до 1905 года, но владельцы имений все яснее ощущали запах гари будущих революций.

Общение с Т.Г. Шевченко, как нам кажется, не прошло даром для Суханова-Подколзина. Он впитал в себя еще в юношеские годы взгляды поэта, страдальца за правду, как он о нем выразился в своих воспоминаниях, научился от него просто и внимательно относиться к бедному народу, помогать ему в трудные периоды жизни. Все это - и женитьба на женщине низшего сословия, и интерес к бродячим нищим, и презрение к неволе и угнетению - чем-то напоминают черты характера самого Т.Г. Шевченко.

Но те же самые старожилы неодобрительно отзываются о жене его и младшем брате Николае. Жена была легкомысленная, неверная своему мужу женщина, и ее очень недолюбливали жители Казинки. В воскресные дни она заставляла кучера запрячь бричку, набирала конфет и ехала по селу. Деревенские мальчишки, зная забаву барыни, бежали следом за бричкой. А она брала конфеты горстями и бросала их на дорогу. Мальчишки кидались за конфетами, дрались между собой, а барыня закатывалась от смеха.

Такими остались в памяти жителей села Большая Казинка Суханов-Подколзин Борис Гаврилович, его жена Паскевич Лидия Константиновна и младший брат его Николай.

В беседе со старожилами никто из них ни разу не обмолвилсяОтом, что Т.Г. Шевченко когда-либо приезжал в село Казинку. Но ими была высказана еще и такая версия: у Суханова-Подколзина было еще одно имение где-то на Украине в местечке Скадовск.

Вот туда-то несколько раз приезжал великий украинский поэт на отдых. И нет ничего удивительного, если в один из приездов он подарил Суханову-Подколзину, бывшему своему ученику по рисованию, свой портрет с дарственной надписью, который и видела у него Краморенко Зинаида Петровна. Капустянская Екатерина Никитична (1889-1963 гг.) (на снимке) похоронена в Павловске на Центральном кладбище. Была «белой горничной» у помещика Суханова-Подколзина Бориса Гавриловича в Большой Казинке. «Белая горничная», по Далю, служительница при госпоже, комнатная женщина, но не рабочая на кухне. Автору этого очерка пришлось потратить много времени, чтобы найти «где-то на Украине» этот неизвестный для нас Скадовск. Им оказался небольшой городок Скадовск в Херсонской области, расположенный на берегу Черного моря. Но никакого имения Суханова-Подколзина нигде вблизи Скадовска никогда и не было. Вот ответ директора Скадовского народного музея Тимошенко Владимира Васильевича на наш запрос: «Согласно имеющихся У нас документов в дореволюционный период на территории нашего края были владения таких крупных землевладельцев, как С.Б. Скадовского, французского генерала Потье, немецких магнатов Фальц-Фейн, Вассала, Шредера, Динимитру. Владения Суханова-Подколзина Б.Г. не было». Очень сожалел о том, что такая интересная версия не подтвердилась.

И еще одно значительное, на наш взгляд, предание сохранилось в народе о владельце села Казинка и его отношении к социал-демократической организации России. Когда В.И. Ленин

подготавливал за границей выпуск газеты «Искра», то для организации издания Суханов-Подколзин будто бы пожертвовал большую сумму денег, которые находились у него на сохранении в швейцарском банке. Он же установил рассрочку: в какой год и какую сумму следовало выплатить редакции для налаживания дела по выпуску новой газеты. Но, просмотрев по справочному тому к полному собранию сочинений В.И. Ленина все фамилии, которые встречаются во всех произведениях Владимира Ильича, мне не удалось обнаружить фамилии Суханова- Подколзина Бориса Гавриловича. Проверить достоверность этого предания почти через сто лет после его возникновения, конечно, очень и очень трудно. Однако в жизни все может быть Ведь помогал же когда-то фабрикант Савва Морозов русским революционерам. А почему бы и Суханову-Подколзину не помочь?

В феврале 1900 года, как только у В.И. Ленина кончился срок ссылки, он принялся за организацию газеты «Искра». У Суханова-Подколзина было еще в запасе целых пять лет жизни в течение которых он и мог бы оказать денежную помощь социал-демократической организации при подготовке к изданию газеты «Искра». Так ли это было в действительности или это тоже очередная выдумка, вопрос об этом пока остается открытым.

Умер Суханов-Подколзин Борис Гаврилович в 1904 году. Где он был похоронен: в Большой Казинке или Петербурге рядом с могилой своей матери, нам это неизвестно.

Автор очень сожалеет о том, что не застал в живых Капустянскую Екатерину, которая проработала у Суханова-Подколзина горничной в течение 20 лет и не так давно умерла. Похоронена в Павловске. Кому-кому, а уж ей-то многое было известно о жизни владельца имения села Большая Казинка.

А вскоре после его смерти начались события, которых он так боялся и до которых ему так не хотелось дожить. В ночь с17на18ис18на19 марта 1905 года крестьяне села Ольховатка начали рубить лес, принадлежащий наследникам Суханова-Подколзина. Было срублено и увезено 41 дерево большого размера.

А десятью днями раньше крестьянин из Ольховатки Я.О. Старосельцев собирал около леса помещика сухой бурьян для отопления своего помещения. На него напал объездчик, охранявший лес, нанес несколько ударов плеткой и рассек щеку. В летние месяцы, если скот жителей Ольховатки забегал в лес или на луга, принадлежавшие наследникам Суханова-Подколзина, то объездчик загонял его в экономию и не отпускал до тех пор, пока крестьяне не уплачивали штраф за потравленные луга. И жители Ольховатки мстили владельцам экономии за такие строгие порядки самовольными порубками леса.

В списках землевладельцев Павловского уезда за 1912 год по слободе Казинка значится только Паскевич Лидия Константиновна, дворянка, 721 десятина земли. Больше не указан никто. Куда исчезли другие наследники Суханова-Подколзина, неизвестно. Уже после революции, видя безысходность своего положения, Лидия Константиновна по лотерее продала весь свой сельскохозяйственный инвентарь местным крестьянам и уехала во Францию в город Ниццу.

Одальнейшей судьбе имения Суханова-Подколзина Бориса Гавриловича я уже упомянул в начале своего очерка.


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7