double arrow

Из истории становления психологии как науки

Понятие «психология», как чаще всего указывают ис­точники, впервые появляется в 1590 г. в трудах немецкого богослова Гоклениуса; в научный язык его впервые ввел в 30-х годах XVIII века немецкий ученый Христиан Вольф (1679—1754), автор книг «Рациональная психология» и «Эмпирическая психология». Это, разумеется, не означа­ло, что размышления о душе, а тем более представления о ней возникли лишь с появлением понятия «психоло­гия» — равно как и то, что с появлением трудов Вольфа психология обрела научный статус.

Немецкий психолог Герман Эббингауз (1850—1909), один из пионеров экспериментальной психологии, выска­зал кажущуюся парадоксальной мысль, часто цитируемую в различных психологических изданиях: «У психологии краткая история, но долгое прошлое».

Действительно, размышления о душе мы можем найти у философов глубокой древности (а то или иное ее виде­ние — без обсуждения и аргументации — в мифологиче­ских и религиозных представлениях различных народов, в том числе тех, кто никогда философии не знали). В этом смысле психология действительно имеет давнее прошлое; наукой же — в том смысле, который мы обсуждали выше — она стала сравнительно недавно, в конце XIX века; рубеж­ной датой принято считать 1879 г., когда немецкий фило­соф, психолог, физиолог, врач Вильгельм Вундт (1832—1920) открыл в Лейпциге первую в мире экспери­ментальную психологическую лабораторию, а затем на ее основе — психологический институт, где проводились ис­следования и где в различной форме прошли подготовку многие выдающиеся психологи мира.

Создание института означало выделение психологии в самостоятельную науку (до того она считалась частью фи­лософии), а введение в психологию эксперимента означа­ло обретение ею метода, сопоставимого с методами наук естественных (которые в ту пору, собственно, и считались чаще всего науками в полном смысле). Был некий пара­докс в том, что Вундт, философ-идеалист, пытался приме­нить к душе методы исследования, близкие к тем, что при­няты в физиологии (он и называл свою эксперименталь­ную психологию физиологической), что вызвало как при­знание многих ученых, так и сопротивление со стороны других; это парадокс, характерный — в различных вариан­тах — для дальнейшего развития психологии, остро обсуж­дается и до сей поры. Но, так или иначе, научная психоло­гия родилась как дитя философии и экспериментальной физиологии.

Однако психология как наука возникла на основе мно­говековых размышлений о душе, переработанных Вунд-том и его современниками, а в дальнейшем.многообразно изменялась: современная психология уже совсем не похо­жа на ту, какой она была при рождении.

Отследим вкратце, как менялась психология, начиная сее давнего прошлого — как менялся ее предмет и методы. Начнем с древнегреческой философии V—IV вв. до на­шей эры, где зарождалась психологическая мысль — еще не в рамках науки.

Для античных авторов душа выступала как нечто от­ветственное за жизнь и связанные с ней явления — движе­ние, питание и др., как «начало живых существ», авторы эти, однако, расходились по многим вопросам, в особен­ности относительно того, является ли душа особой сущно­стью, отдельной от тела, как бы вселяющейся в него, или же она с телом неразрывно связана, являясь его функцией.

В связи сэтим по-разному ре­шались вопросы относительно ее происхождения, смертно­сти, соотношения частей и др. Е. Е. Соколова выделяет три основных подхода, наиболее важных сточки зрения разви­тия психологической мысли. Они связаны с именами троих величайших античных фи­лософов V—IV вв. до нашей эры —Демокрита, Платона и Аристотеля.

Демокрит считается наиболее ярким представителем античного материализма; Платон — так называемого объ­ективного идеализма (то есть философской позиции, со-

54 .

Соколова Елена Евгеньевна — кандидат психологических наук, преподаватель факульте­та психологии МГУ, один из ведущих специалистов в обла­сти истории психологии и ис­торической психологии.

гласно которой материальный мир вторичен по отноше­нию к породившему его мировому разуму); Аристотельже, в своих воззрениях сочетал ту и другую позиции.

Несмотря на то, что многие (в том числе и помимо на­званных) древнегреческие философы рассуждали о душе, «отцом психологии» считается Аристотель (384—322 гг. до нашей эры), написавший первое в истории крупное про­изведение, специально посвященное философским раз­мышлениям о душе — трактат «О душе». Представление о душе как о сущности живого телана многие годы вошло как основное в те философские размышления, которые мы называем психологическими (хотя слова «психология», напомним, не было ни в античности, ни на протяжении большей части средневековья). В античности складывает­ся исторически первый предмет психологических размышле­нийдушакак то, что отличает живое от неживого (не случайно мы и теперь в обыденном языке пользуемся в близком значении словами «одушевленное» и «неодушев­ленное»). При этом при помощи понятия «душа» описы­вались и объяснялись в том числе и те явления, которые современная наука не рассматривает как психические — например, физиологические процессы. Говорить о специ­фических методах исследования души на этом этапе не­возможно — собственно, вопрос о методах исследования тогда и не ставился; рассуждения авторов, разумеется, основывались на наблюдениях, но то были наблюдения, близкие к тем, что мы называем житейскими.

Новые представления о предмете психологии были сформулированы в XVII в. нашей эры, то есть через два ты­сячелетия после возникновения описанных идей антич­ных философов, уже после возникновения самого поня­тия «психология». Этим — исторически вторым — предме­том становится сознание,понимавшееся тогда как зна­ние души о себе самой. Тогда же психология начинает основываться на эмпирике, то есть на опытном (а не толь­ко теоретическом) знании и постепенно обретает свой первый метод — интроспекцию,то есть специально орга­низованное самонаблюдение психолога.

Ключевой фигурой в этом плане является француз­ский философ Рене Декарт (1596—650), полагавший, что существуют две субстанции (то есть первоосновы мира) телесная, свойством которой является протяженность, и душа, свойством которой является мышление.

Телесные явления, с его точки зрения, даны нам не не­посредственно, а через их осознание, тогда как душевные явления и являются моментами сознания как такового. К примеру, нам непосредственно даны не ощущения, а мыс­ли об ощущениях, то есть идеи; идеи и составляют мир ду­шевных явлений. Как легко понять, душа, по мысли Де­карта, принадлежит только мыслящим существам, то есть людям; животные же — не более чем своеобразные живые машины, действующие на основе принципов механики (кстати, именно Декарт обосновал идею рефлекторной дуги и часто именуется «отцом физиологической психоло­гии»); животные способны к ощущениям, но не понима­ют, что они ощущают. Итак, душа оказалась приравнен­ной к сознанию, к тому, что непосредственно осознает че­ловек. В этой логике единственным методом исследова­ния души может выступать «взгляд внутрь себя», отслежи­вание жизни собственных идей, своего внутреннего мира — то есть интроспекция. Такое понимание души и метода ее исследования сохранялось в психологии как ве­дущее до начала XX в., когда — об этом речь ниже — психо­логия переосмыслила свой предмет. Психология в основ­ном развивалась в это время в русле так называемого ассо-цианизма;этим понятием обозначаются достаточно раз­ные психологические течения, общим для которых, одна­ко, выступило признание принципа ассоциации (отсюда и название) как основного при объяснении явлений созна­ния. Термин ассоциация был введен в XVII в. английским философом и педагогом Джоном Локком (1632—1704) и происходит от латинского associo — соединять; им обозна­чалась такая связь двух идей, при которой актуализация одной из них приводит к актуализации другой (примерно в этом смысле мы пользуемся понятием ассоциация в обы­денной речи, говоря, что «вспомнили что-то по ассоциа­ции»). Сам Локк не считал этот принцип основным, одна­ко позже, как уже сказано, на его основе старались объяс­нять все явления сознания. Ассоцианистов в большинстве объединяло признание нескольких основных положений, из которых выделим следующие:

1. Как уже говорилось, душа понималась как созна­ние;

2. Считалось, что сознание в основе своей состоитиз простых элементов,своеобразных «атомов», кото­рые, объединяясь, образуют более сложные;

3. Исследовать сознание возможно только при помо­щи интроспекции;

4. Предметом изучения выступало только индивидуаль­ноесознание, индивидуальный внутренний мир — то есть в те времена психология не изучала, напри­мер, взаимоотношений между людьми, особенности человеческих сообществ и пр.

В последней трети XIX в. в психологии начались неко­торые — и весьма серьезные — изменения. Под влиянием разработанных в XIX в. новых философских концепций, достижений естественных наук (особенно общей биоло­гии и физиологии) и наук гуманитарных (к примеру, в се­редине XIX в. были заложены основы социологии) психо­логия, оставаясь по большей части на позициях ассоциа-низма, стала отчасти «впускать в себя» новые идеи и прин­ципы.

Предметом психологии в целом выступает сознание, но именно в это время возникает лаборатория, а потом — институт, основанные В. Вундтом, который ввел в психо­логию некоторые принципы физиологического исследо­вания, а именно метод эксперимента,предполагающий специальную организацию условий, позволяющих иссле­довать явление (для Вундта, правда, эксперимент был не основным методом, а способом совершенствования инт­роспекции).

Как одно из важнейших событий выделим создание психодиагностических методов и изучение на этой основе индивидуальных различий английским ученым Фрэнси­сом Гальтоном (1822— 1911) и разработку его сотрудника­ми начал статистической обработки данных.

Отметим и еще некоторые тенденции в психологии по­следней трети XIX века. Австрийский психолог и философ Франц Брентано (1838—1917) рассматривал сознание как строящееся не из содержания (образов, идей), а из актов (суждений, представлений, оценок), отстаивая идею ак­тивной направленности (интенциональности) сознания; американский психолог и философ Уильям Джеймс

1 Ученик Ф. Гальтона Дж. Кеттелл назвал их известным Вам термином «тесты».

(1842—1910) создает теорию «потока сознания», в которой обосновывается идея о целостности и динамичности со­знания и о его адаптивной функции, а кроме того, заложил основы психологии личности. Важно, что психология об­ращается к новым для себя пространствам; постепенно за­рождаются отрасли психологии, в том числе некоторые прикладные.

Отметим при этом, что психологическими проблема­ми интересуются не только философы и психологи, но и представители естественных наук — Чарльз Дарвин, влия­ние чьих идей испытало множество психологических школ и направлений; непосредственно к психологии об­ращены размышления и исследования гениального рус­ского физиолога Ивана Михайловича Сеченова (1829—1905), показавшего рефлекторный характер психи­ческих явлений.

Как Вы, вероятно, поняли, психология начинает как бы дробиться, дифференцироваться; не случайно этот пе­риод ее развития многие рассматривают как «скрытый кри­зис»— в целом, напомним, она остается на позициях ас-социанизма, но внутри нее происходят сложные процес­сы, подготовившие следую­щий этап ее развития.

Ситуацию в психологии в первой трети XX века часто называют «открытым кризи­сом»(это понятие предложил П. Я. Гальперин); имеется в виду, что в психологии появляется множество новых на­правлений, предлагающих свое понимание предмета, мето­дов, объяснительных принципов психологической науки.

Впрочем, кризис в данном случае необязательно пони­мать как нечто негативное — да, с одной стороны, психо­логия утрачивает то условное единство, которым облада­ла, но, с другой стороны, обилие новых и несходных идей можно рассматривать и как расцвет психологии. Важно и то, что некоторые новые психологические теории рожда­лись не из философских размышлений как таковых и не в недрах исследовательских лабораторий, а в попытках ос­мыслить явления, обнаруженные в практической работе, прежде всего в практике психотерапевтической помощи.

Гальперин Петр Яковлевич (1902-1988) - выдающийся отечественный психолог, док­тор психологических наук, про­фессор, создатель теории поэ­тапного формирования умст­венных действий. Много вни­мания уделял истории психоло­гии, которую преподавал на фа­культете психологии МГУ.

В период «открытого кризиса» сформировалось доста­точно много направлений, и здесь не место их подробно рассматривать — это будет предметом обсуждения в иных курсах, с которыми Вы встретитесь в последующем изуче­нии психологии. Однако основные из них — те, что в наи­большей степени повлияли на современную психоло­гию — кратко осветим. Подчеркнем, что речь здесь пойдет именно о теориях — практические приложения этих на­правлений будут освещены в дальнейшем.

Начнем с направления, называемого психоанализ,и рассмотрим как непосредственно эту теорию, так и ее важ­нейшие дериваты (производные), то есть теории, истори­чески с психоанализом связанные, но в силу различных обстоятельств отошедшие от него. Психоанализ и теории, с ним связанные, как раз и представляют значительную часть той группы теорий, которые формировались внутри психотерапевтической практики, и это накладывает на них особый отпечаток — несмотря на то, что воснове классического психоанализа лежит естественнонаучная картина мира, методы исследования впсихоанализе не подчиняются типичной схеме естественнонаучного ис­следования. Впрочем, по порядку.

Читайте также:

Теория деятельности А. Н. Леонтьева

Важнейшие задачи психопрофилактической работы

Краткая характеристика основных психотерапевтических направлений

Специфика психодиагностической и психокоррекционной работы с семьями

Вернуться в оглавление: Введение в профессию «психолог»


Сейчас читают про: