Студопедия
Обратная связь


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram


Патологический характер

Иногда ряд неблагоприятных условий биологического и социального происхождения может способствовать формированию патологических вариантов характера.

Выделение группы патологических характеров поначалу было обусловлено потребностями судебной практики, например при решении вопроса о вменяемости (середина прошлого столетия). Большой вклад в учение об этом внесли отечественные ученые-психиатры И.М. Балинский (1827-1902), В.Х. Кандинский (1849-1899) и другие, которые рассматривали патологические характеры как стойкую аномалию личности. С.С. Корсаков характерным для патологического характера (психопатии) считал наличие дисгармонии душевного строя, обусловленной наследственностью, внутриутробной интоксикацией, инфекцией, травмой или неправильным воспитанием.

В вопросе изучения психопатий много сделано П.Б. Ганнушкиным (1875-1933), который специально подчеркивал, что о психопатии можно говорить только в том случае, когда вся личность во всех ее проявлениях представляется аномальной, и что отдельные патологические черты еще не дают основания судить о всем характере как о патологическом. Психопатический характер П.Б. Ганнушкин рассматривал не как нечто застывшее, а как меняющееся под влиянием условий жизни. Он впервые обосновал принцип динамичности в учениях о психопатиях. В этой связи П.Б. Ганнушкин рассматривал психопатии как сплав врожденных и приобретенных особенностей личности. В 50-60-е годы нашего столетия много внимания уделял разработке учения о психопатиях О.В. Кербиков, который занимался вопросами динамики психопатий, возможностью их психогенеза и др.

Следует отметить, что история учения о психопатиях прошла довольно сложный и запутанный путь, а их трактовка и классификация еще и сегодня далеки от окончательного решения и до сих пор не имеют, по существу, общепринятых определенных критериев. Начиная от французского психиатра прошлого века Б. Мореля, рассматривавшего психопатии как проявление свойств наследственной дегенерации, и итальянского психиатра и криминолога Ч. Ломброзо, развивавшего концепцию о врожденных преступниках, и кончая частью представителей современной зарубежной науки, можно проследить явную тенденцию части ученых, преимущественно зарубежных, связывать возникновение патологических характеров в большей мере с врожденными качествами нервной системы. Отсюда ими делается научно необосованный вывод: ни устранить, ни существенно изменить ни одну из многочисленных форм психопатий невозможно.

Подобное толкование аномалий характера приводит к биологизации социальных явлений и вряд ли целесообразно. Соответственно рождаются и классификации психопатий, включающие для обозначения патологических характеров термины "врожденные бродяги", "проститутки", "антисоциальные", "враги общества" и т.п.

Психопатии следует рассматривать как патологические характеры, сформировавшиеся под влиянием различных неблагоприятных (врожденных или приобретенных) факторов на основе аномалий высшей нервной деятельности.

При психопатиях нет признаков органического поражения головного мозга, о чем, в частности, говорит факт достаточно высокого развития интеллектуальных функций. Аномалии же высшей нервной деятельности могут проявляться в явной неуравновешенности основных нервных процессов и их чрезвычайной подвижности, в утрированном преобладании деятельности одной из сигнальных систем или в недостаточной регуляции подкорковых функций. Перечисленные аномалийные качества, выступая комбинированно, в разнообразных сочетаниях, и обусловливают ту или иную форму психопатии. Подобно тому как это имеет место в темпераментах, при психопатиях наряду с достаточно четко очерченными формами встречаются и смешанные, при которых сочетаются признаки различных видов.

В своей практической деятельности медицинский психолог, врач и педагог обязательно встретятся с личностями, которые имеют аномалии характера. Поэтому знакомство с некоторыми видами психопатий при изучении курса медицинской психологии следует считать обязательным.

При этом необходимо оговориться, что в повседневном общении нередко можно встретить людей, которые совершают те или иные поступки, иногда даже идущие вразрез с общепринятыми моральными и этическими установками (например, хулиганство, грубость и т.п.). У обычных людей подобное поведение - эпизод в жизни, который может быть связан с некоторыми обстоятельствами - алкогольным опьянением, сильной усталостью, нерегулярным сном, недостаточным питанием и т.п. Наоборот, при психопатиях склонность к необычному, странному поведению, к резким изменения настроения без соответствующих к тому причин является неотъемлемым свойством личности, постоянным ее качеством. Это и накладывает известный отпечаток на всю жизнь такого человека.

Из многочисленных форм и разновидностей психопатий остановимся на наиболее часто встречающихся.

Наиболее стройной и удовлетворяющей потребностям практики является отечественная классификация психопатий, разработанная О. В. Кер-биковым. Согласно ей, выделяются тормозимые личности (к ним отнесены астенические, психастенические, патологически замкнутые - шизои-ды), а также возбудимые, истерические, неустойчивые, мозаичные личности и сексуальные психопаты.

Современная международная классификация психопатий (по МКБ-10 - Международная статистическая классификация болезней, травм, причин смерти 10-го пересмотра) включает в себя параноидное расстройство личности, шизоидное расстройство личности, диссоциальное расстройство личности, эмоционально неустойчивое расстройство личности (импульсивный и пограничный тип), истерическое расстройство личности, ананкастическое расстройство личности, тревожное расстройство личности, зависимое расстройство личности, а также другие специфические и неуточненные расстройства личности.

Возбудимые (эпилептоидные) психопатические личности характеризуются прежде всего явным дефицитом активного торможения, что внешне проявляется в виде несоответствия силы раздражителя и реакции на него. Каждый пустяк, незначительное замечание, сказанные в их адрес, способны вызвать бурную аффективную реакцию. Во время конфликтной ситуации они громко кричат, вырываются из удерживающих их рук и имеют тенденцию к агрессивным действиям в отношении окружающих. Оказавшись по этой прчине где-либо запертыми, стучат в дверь, ломают ее, угрожают своим "обидчикам". Находясь в возбужденном состоянии, наносят себе повреждения, бьются головой о пол, рвут одежду и т.п.

Внимание у возбудимых психопатов характеризуется неустойчивостью, что делает невозможным для них длительное время выполнять какую-либо определенную работу, требующую сосредоточенности, так как они чувствуют при этом волнение, своеобразное "внутреннее возбуждение". Делая, не задумываясь, язвительные замечания в адрес окружающих, они не терпят, однако, подобных же реплик в свой адрес, а тем более возражений.

В М.КБ-10 возбудимому типу психопатии соответствует эмоционально неустойчивоее расстройство личности.

М., студент техникума, всегда отличался недисциплинированностью, учился плохо, не хватало усидчивости, терпения слушать лекции, работать с книгой. Во время занятий его внимание обычно отвлекали шум за окном, крики, происходящие там события. Постоянно ссорился с сокурсниками, товарищей среди них никогда не имел, ни с кем "не уживался". Характерен такой эпизод. На студенческом вечере он поставил на проигрыватель пластинку и пригласил девушку на танец. Один из студентов попытался снять поставленную М. пластинку: "Сначала мою прослушаем, а потом будем и танцевать". Это сравнительно безобидное действие вызвало бурную реакцию, и М. бросился с кулаками на своего сокурсника, с которым до сих пор находился в хороших отношениях. Скандалиста общими усилиями выставили за дверь. После нескольких неудачных попыток вернуться он пошел "куда глаза глядят". По пути зашел в телефонную будку, пытался звонить знакомым, но неудачно и "со зла" оторвал телефонную трубку от аппарата. В состоянии сильного возбуждения хотел было снова подраться с сокурсниками, но не был к ним допущен и вернулся домой. Включил на полную мощность приемник, хотя была уже поздняя ночь, и^а просьбу матери "сделать потише" яростно запустил в нее ботинком. В другом случае М. ждал у телефонного автомата. Разговор тянулся довольно долго, "все сроки прошли", на неоднократные возмущенные требования ускорить "объяснения" М. ответа не получил. "Вскипел весь - перевернул телефонную будку".

Для психопатических личностей астенического типа (в МКБ-10 - зависимое расстройство личности) свойственны выраженная слабость и истощаемость процессов возбуждения и торможения. Это робкие и весьма застенчивые люди, малодушные и трусливые. Они настолько тяжело переносят жизненные невзгоды, что их "беда просто сваливает с ног". Даже обыкновенные требования жизни являются для них нередко непосильными. Повышенная ранимость приводит к тому, что им "приходится сильно переживать" сравнительно безобидные шутки сослуживцев, товарищей. Они склонны к уединению, стараются избегать общества, не способны отстаивать свои интересы, а тем более выступать в свою защиту на общем собрании, ибо мысль о том, что они могут неудачно выразиться и в связи с этим стать объектом насмешек окружающих, приводит их в содрогание. Поэтому они отказываются от борьбы, уходят в себя, "омывая слезами свое несчастье". Но тот же самый человек в домашней обстановке может быть тираном и диктовать свою волю родным и близким. Даже незначительные соматические заболевания обычно настолько ухудшают их состояние, что они неизменно "уходят в болезнь", становятся беспомощными, сенситивными (чувствительными), бездеятельными. В ряде подобных случаев возникает декомпенсация, и человек становится нетрудоспособным.

Женщина 23 лет, служащая, жила вдвоем с матерью. По причине выраженной застенчивости и робости не могла устроить личную жизнь. Единственным для нее утешением и радостью была мать. С ней она делилась всеми переживаниями, радостями и огорчениями, во всем советовалась, ни одного шага не делала, не спросив предварительно мнения матери. На работе была неизменно аккуратной и исполнительной, к своим обязанностям относилась "очень щепетильно". В тех случаях, когда ей поручались несколько необычные, в достаточной степени сложные задания, болезненно переживала, справится ли, в связи с чем проводила бессонные ночи. В эти дни ухудшался аппетит, "сама была не своя". За помощью обращалась к матери, которая ее всячески утешала. Никогда не участвовала в общественной жизни, почти не имела подруг.

После внезапной смерти матери развился астено-депрессивный синдром, затянувшийся на несколько месяцев. Больную перевели на инвалидность. Оставшись одна в квартире с общей кухней, она и в быту оказалась беспомощной. Так, соседка непрестанно укоряла ее в том, что "нехорошо занимать одной такую большую комнату", значительно большую по площади, чем у соседки, и что им следовало бы поменяться. В конце концов они обменялись комнатами. Затем та же соседка стала стыдить и укорять больную в том, что она "молодая, а не работает, живет на иждивении у государства" и что в ее положении "стыдно даже выходить из дома". Это привело к тому, что больная отказалась от пенсии. Днем действительно никуда не выходила, встреч с соседкой избегала, ночи проводила в слезах. Часто покидала дом и ночевала у знакомой. Только после обращения к врачу, в результате длительной психотерапии вновь удалось достичь состояния компенсации, и женщина возвратилась на работу.

Паранойяльная психопатия (парановдное расстройство личности в МК.Б-10) имеет в основе патологическую инертность основных нервных процессов с образованием застойных очагов возбуждения. Для этих людей характерны крайняя недоверчивость, подозрительность и соответствующая этим качествам замкнутость. Они с трудом сходятся с людьми, всесторонне оценивая все "за" и "против" своего нового знакомства. Раз возникшая мысль, идея, имеющая в основе реальный факт, не покидает их длительное время, постепенно занимая в сознании все больше и больше места. Это может касаться различных проектов, изобретений или одной из областей художественного творчества. Своими так называемыми сверхценными идеями они ни с кем, как правило, не делятся из-за боязни "кражи проектов". Тем не менее они неустанно трудятся над дальнейшей разработкой этих проблем и проявляют большую энергию для признания их приоритета, получения патента и т.п. В случае, если их претензии не удоалетворяются (со ссылкой на то, что нет ничего нового, ценного в предложенном), такие люди развивают бурную деятельность в защиту своих якобы попранных прав. Считая себя непризнанными талантами, они пишут в различные инстанции жалобы и заявления, обвиняя должностных работников в том, что они "препятствуют претворению в жизнь" сделанных ими "открытий", и требуют создания специальных комиссий "по расследованию своего дела". Свою переписку с учреждениями и частными лицами они тщательно оберегают и продолжают ее умножать. В суждениях этих личностей, как правило, не отмечается нелепостей. В связи с этим нередко находятся люди, которые становятся на защиту их интересов. Наиболее часто привлекают к себе симпатии паранойяльные личности с гиперсоциальными тенденциями. Это - бескорыстные "борцы за правду", во всем находящие недостатки, вникающие в суть самых разнообразных мелочей жизни. Обо всех замеченных недостатках они сообщают в соответствующие органы и инстанции, часто прибегая к помощи печати. Свои идеи о справедливости и честности они защищают открыто, выступая на собраниях и критикуя отдельных конкретных лиц. Цри этом для большей убедительности собственного бескорыстия и демонстрации своей искренности они рассказывают о своих недостатках и нарушениях моральных принципов ими самими и их близкими. Это - вечные "искатели правды", постоянно всем недовольные и почти никогда не отступающие от своих убеждений и идей.

Патофизиологическую основу психастенических характеров составляет весьма значительный функциональный перевес второй сигнальной системы над первой при общей слабости нервной системы и тенденции основных нервных процессов к застойности. Одним из вариантов данной формы является тревожно-мнительный характер (тревожное (уклоняющееся) расстройство личности в МКБ-10). Эти лица не воспринимают окружающий мир во всей его полноте и значительно больше переживают не реальные факты, а, например, события, описанные в художественном произведении. Обладая повышенной рассудочностью, склонностью во всем сомневаться, они всегда не уверены в своих поступках и действиях. Тяготение к постоянному анализированию может достигать степени "умственной жвачки". Поведение психастеника в значительно большей степени зависит от внутренних побуждений, возникающих на основе многократного обдумывания своих переживаний, чем от окружающей действительности, воспринимаемой ими как "неопределенное, лишенное конкретности сочетание тусклых фактов и образов". Свои действия они проверяют и контролируют подчас при помощи весьма хитроумных "приспособлений". Боясь допустить ошибку даже в сравнительно простых случаях, при хорошо известной им обстановке, они склонны обращаться за советами. Одновременно налицо холодность чувств, во всем легко подметить элемент "трезвого расчета". Весьма выражена у психастеников склонность к образованию навязчивых явлений, воспоминаний.

В МКБ-10 психастенической психопатии соответствует ананкастное (обсессивно-компульсивное) расстройство личности.

Инженер-экономист, 48 лет, обратился в психоневрологический диспансер с просьбой дать совет в отношении исправления характера. В беседе с врачом он сообщил, что всю жизнь мучается сомнениями как в домашних делах, так и на работе. В течение 15 лет он работает на одном и том же месте, по мнению коллег, хорошо ему известному, успешно справляется со своими обязанностями и отлично знает свое дело.Его функции на работе не могут считаться сложными, расчеты он производит быстро и правильно, однако бесконечно сомневается в них. Так, сдав квартальный отчет, он обязательно мысленно возвращается к нему и ставит ряд последовательных вопросов: соответствующие ли формулы он применил, правильно ли был произведен подсчет; вписывая результаты анализа, он сомневается, не совершил ли чисто механической ошибки, не внес ли неверные цифры в одну из граф и т.п. При этом он замечает, что "и во время работы над отчетом имеются сомнения, устраиваю периодически проверку, а вот стоит сдать отчет-сомнения начинают прямо терзать".

Утомленный "умственной жвачкой", он старается в разговоре с сослуживцами отвлечься от мучающих его переживаний, но сразу приступает к новому анализу: не слишком ли он был откровенен с сотрудниками, не смогут ли они догадаться о сделанном им просчете и пр. Получив квартиру через строительный кооператив, он стал сомневаться: законно ли это произошло, правильно ли оформлены документы? Одолевали мысли о том, что некоторые сослуживцы имеют большую, чем он, семью, а живут на частных квартирах и, следовательно, могут претендовать на его жилплощадь. Одновременно возникла и противоположная мысль: ведь эти люди не вносили положенной платы, не отрабатывали установленных кооперативом часов. Возразив "сам себе", он на некоторое время успокаивался, а затем появлялись новые сомнения: не будут ли иметь к нему претензии жильцы, особенно многодетные, по поводу того, что он занял большую площадь, чем они. В течение некоторого времени эти мысли не дают покоя. В связи с этим он тщательно проверяет прописку в паспорте и находит, "будто цифру 5 в номере его квартиры можно прочесть и как 8. Но ведь 8 - это как раз номер квартиры жильца, который по количеству членов семьи может претендовать на обмен, мотивируя это путаницей с номерами квартир при их распределении!". В результате он настоял на том, чтобы ему сделали в паспорте вторую запись о прописке по тому же адресу, но с болеее четким написанием цифры 5. И опять вначале как будто стало спокойнее на душе, зато через несколько дней сомнения стали одолевать с еще большей силой: "Что могут подумать о человеке, который дважды прописывается по одному и тому же адресу? Чиста ли совесть у хозяина квартиры?" и т.д.

Таким образом, жизнь этого человека представляет собой непрерывную цепь сомнений и колебаний. Прекрасно впоследствии осознавая их нелепость, он не без юмора рассказывает о себе, например, следующее: "Стою на трамвайной остановке, подходит трамвай, останавливается; соображаю - до задней двери метров 7, до передней - около 5, значит, целесообразнее идти к ней. Рассуждаю, разумеется, стоя на месте, далее: а кто имеет право входить через переднюю площадку? Перечисляю в уме известные мне категории лиц, пользующихся правом входа, и не могу отнести себя ни к одной из них. Делаю вывод: надо войти в вагон через заднюю площадку. А вот дальнейшие рассуждения, например, о целесообразности ехать именно в этом трамвае, оказываются уже бесцельными, ибо, пока я прикидывал в уме, трамвай ушел".

Для группы истерических характеров (истерическое расстройство личности по МКБ-10) патофизиологической основой служит утрированное, явное преобладание первой сигнальной системы над второй. Подобные психопатические личности воспринимают действительность непосредственно - рельефно и выпукло. Они - эгоисты и в еще большей степени эгоцентристы с неизменно высоким мнением о своей личности. Всеми силами они стараются всегда быть в центре всеобщего внимания, пытаясь играть во всем главную роль, разумеется, в ущерб мнению окружающих о себе. Поведение их театральное, рассчитано на внешний эффект; часто они игривы и кокетливы. Вместе с тем их суждения отличаются легкостью, знания большей частью поверхностны. При разрешении любых вопросов, даже самых обыденных и мелких, особенно в тех случаях, когда к ним обращаются за помощью, они делают гримасу глубокомыслия и с соответствующей серьезностью во взгляде, подкрепляя свои слова "весомой" жестикуляцией, дают банальные советы "весьма солидным" голосом. В споре они быстро отклоняются от существа вопроса и переходят на личности.

Содержание суждений, умозаключения зависят от эмоционального фона, что носит название "аффективной логики". Например, если такой человек испытывает к тому или иному лицу симпатию, то он говорит о нем только хорошее, восхваляет, преувеличивая его достоинства. Наоборот, при антипатии он чернит и осуждает, оговаривает и клевещет вопреки здравому смыслу. При неизбежных в связи с этим конфликтах истерические психопаты (особенно женщины) дают яркую аффективную реакцию с плачем навзрыд, выразительными позами и возгласами. Они не смеются, а хохочут.

В ряде случаев у истерических психопатов отмечается повышенная избирательность восприятия событий и явлений окружающего мира, в частности малозначительные факты запечатлеваются прочнее, в то время как более значимые обстоятельства остаются вне поля их сознания. Поэтому их поступки вытекают не столько из содержания объективных обстоятельств, сколько обязаны своим происхождением той же самой "аффективной логике". В связи с этим трезвая рациональная оценка происходящего уступает место надуманным рассуждениям, выдумкам. В жизни они чаще поступают по настроению, чем по убеждению.

Вообще лживость, фантазирование свойственны истерическим психопатам в значительной степени. В образах воображения воплощается желаемое: все события развертываются вокруг них, они повелевают, командуют, их распоряжения выполняются неукоснительно. Фантазия иногда настолько овладевает ими, что переживания высказываются вслух даже в присутствии окружающих. В ряде случаев они до такой степени вживаются в свои фантазии, что сами начинают в них верить. Особенно ярко проявляются эгоцентрические черты, если истерический психопат занимает некоторое, пусть даже весьма незначительное, командное положение (в семье, на работе, в спортивных или иных коллективах и пр.).

В общении с людьми истерические психопаты капризны, вкрадчивы, не упускают случая представиться обворожительными. Для достижения своих целей они идут на все, не считаясь ни с моралью, которую сами же пропагандируют, ни с принципами человеческого общежития. В зависимости от обстоятельств они льстят и унижаются, изворачиваются, становятся послушными, отступают от своих принципов и т.п. Иногда делаются упрямыми, жестокими и мстительными, особенно по отношению к тем людям, которые зависят от них по службе, а тем более к мешающим их продвижению, поощрению и т.п. Несмотря на общую слабость нервной системы, они при необходимости способны развивать бурную деятельность и проявлять большую настойчивость, собранность в достижении корыстных целей. Всюду, где можно, они жалуются, что ущемляют их интересы. Они настолько искусно играют и обрисовывают сложившуюся ситуацию, изображая себя обиженными и несчастными, что способны ввести слушающего в заблуждение. В своем стремлении приобретать симпатии они не гнушаются жалобными рассказами и слезами воздействовать на родных и близких тех людей, чьего расположения они добиваются, втягивая их в интригу, например, по месту своей работы.

Однако они редко бывают последовательными в своих поступках и порой с теми же жалобами обращаются к своему недавнему противнику, но теперь уже черня тех лиц, перед которыми недавно изливали душу. При попытке сотрудников, членов семьи указать на недостатки, истерические психопаты разражаются бурей гнева, отвергая "нападки", и в зависимости от ситуации (например, при поддержке начальства) начинают кричать на сослуживцев, угрожают расправой. При этом появляется выраженная вегетативная реакция: глаза блестят, рот сохнет, лицо покрывается бурыми пятнами, конечности дрожат и др. Если такие личности не находят соответствующей поддержки со стороны, реакция становится пассивно-оборонительной: они закатывают истерические припадки со стенаниями, выкрикивают, что их "довели до сердечного приступа", т.е. так или иначе пытаются вызвать сочувствие окружающих. Длительного напряжения во взаимоотношениях они не выдерживают и ищут пути налаживания контакта: у оскорбленного сослуживца просят прощения, унижаются и заигрывают, совершая, однако, все это с глазу на глаз. В присутствии других они всего этого не показывают, напротив даже стараются подчеркнуть свое мнимое превосходство, неприязнь или замаскированную насмешку.

Физическое развитие истерических психопатов отличается рядом особенностей, в частности проявлением эндокринных нарушений (инфантилизм, черты диэнцефального ожирения, раннее поседение и т.п.).

Особенности личности человека, в том числе черты патологического характера, безусловно в той или иной степени отражаются на клиническом проявлении и течении многих заболеваний. Улиц с чертами тревожно-мнительного характера, со склонностью придавать малосущественным ощущениям и фактам чрезмерно большое значение при заболеваниях любого генеза, как правило, проявляются опасения и беспокойство за исход болезни, перерастающие в дальнейшем в неослабевающее напряженное ожидание рокового исхода. Страх перед возможностью неблагоприятного исхода осложняет течение бодезни, что и проявляется в дальнейшем в так называемых "невротических наслоениях".

В таких случаях бросается в глаза явное несоответствие огромного количества жалоб, ощущений и сравнительно благополучного физического состояния здоровья больного. Он убежден, что его заболевание серьезно, опасается за свою жизнь, он "уже был у нескольких специалистов, которые ничего определенного сказать не могли". Поэтому рассказ в таких случаях изобилует подробностями, описанием многих обстоятельств, не имеющих отношения к существу дела. Он считает, что все его ощущения и переживания должны быть известны врачу, ибо только при этом условии врач способен разобраться в его болезни. И если врач не будет обладать достаточным запасом терпения, что безусловно проявится и в его мимике, жестах, в манере задавать вопросы, перебивая больного и не выслушав его мысли до конца и т.п., то контакт будет нарушен. Кроме того, в результате подобного обследования у пациента останется чувство неудовлетворенности: "Такая поверхностная беседа, столько хотелось сказать, а врач и половины не выслушал!" С другой стороны, излишним будет и подробное, тщательное расспрашивание больного. Подобная тактика безусловно не ускользнет от пациента. Чрезмерное заострение внимания на некоторых жалобах, ощущениях, с объективной точки зрения явно несерьезных, будет способствовать укреплению уверенности больного в том, что болезнь опасна, "раз врач так долго и подробно расспрашивает". Поэтому, что бы в заключение беседы врач ни говорил пациенту о сравнительной легкости его заболевания, к каким бы доводам он ни прибетал, все будет подвергнуто сомнению. Своим поведением и вопросами во время обследования он уже успел убедил, больного в противоположном: "Врач просто пытается скрыть правду - боится огорчить меня". Неизбежным следствием в обоих приведенных случаях будет обращение к другому врачу, а иногда и ухудшение состояния здоровья.

При наличии истерических черт характера имеется склонность к преувеличению имеющихся ощущений и переживаний, что в сочетании с повышенной внушаемостью при некоторых обстоятельствах (врачебные ошибки, неправильное отношение к пациенту, в частности в форме излишней заботы со стороны близких и пр.) способствует "уходу в болезнь".

Астенические черты предрасполагают к ипохондрической переработке патологических ощущений и в ряде случаев могут привести к длительному течению болезни.

В иных случаях особенности личности таковы, что человек, уже будучи по существу больным, благодаря оптимистическому складу характера в продолжение длительного времени сознательно игнорирует свои патологические ощущения. Возможны и другие варианты.

Исследованиями сотрудников Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева (Санкт-Петербург) выделены следующие 12 типов отношения к болезни (Л.И. Вассерман и др., 1987): гармоничный, эргопа-тический, анозогнозический, тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический, апатический, сенситивный, эгоцентрический, паранойяльный и дисфорический, а также разработана процедура объективизации этих типов в практической деятельности врачей и медицинских психологов при помощи психодиагностической методики ТОБОЛ (типу отношения к болезни).

В свою очередь и болезнь способна, особенно при хроническом течении, сказаться на характерологических особенностях личности и даже привести к психопатизации, т.е. к состоянию, сходному с той или иной формой психопатии. Например, перенесенная черепно-мозговая травма, нейроинфекция впоследствии могут привести к психопатизации личности по типу возбудимых со склонностью к истерическому реагированию. Некоторые заболевания настолько своеобразно изменяют личность пациента, что это может быть использовано с диагностической целью (например, эпилептический характер в сочетании с "концентрическим слабоумием").

Во всех случаях несомненно,что степень изменения характера под влиянием болезни весьма различна, в высшей степени индивидуальна, и связано это как с особенностями патологического процесса, так и с преморбидными особенностями, возрастом, социальным окружением в период болезни и после нее и т.п.

Иногда болезнь оставляет после себя такие "впечатляющие" следы, что человек начинает считать себя неполноценным и приниженным и долгое время не может свыкнуться с новыми коренными изменениями в его организме (например, уродства, в том числе увечья, потеря зрения, слуха, грубые нарушения речи, походки, гиперкинезы, потеря сексуально значимых органов (молочной железы в результате мастэктомии) и т.п.). В специальной и художественной литературе прошлого подчеркивалось, что людям с физическими недостатками в той или иной степени присуши черты озлобленности, зависти к окружающим, вообще человеконенавистнические качества. Впоследствии якобы развивается подозрительность, появляются злопамятность и мстительность.

У некоторых людей формируются астенические черты. Они постоянно переживают свою неполноценность, становятся стыдливыми и застени-чивыми, легко ранимыми, замыкаются в себе. Сужается круг интересов, причем отчуждение способно достигать крайних пределов. Но нередко отмечается и появление противоположных свойств: нарастания стенич-ности, непреодолимой настойчивости, стремления упорно преодолевать самые разнообразные трудности и постоянно находиться как бы в соревновании со здоровыми людьми.

Конечно, тот или иной физический недостаток, увечье, несомненно сказывается на формировании личности, в частности на характере человека, однако огромную, а в подавляющем большинстве случаев несомненно ведущую роль в развитии личности, в образовании ее новых качеств и свойств играет социальная среда и взаимоотношения с обществом. Как при становлении личностных качеств здорового человека вообще, так и в еще большей степени при перевоспитании характера, подвергшегося некоторым изменениям (или при профилактике этих изменений) невозможно переоценить значение окружающей действительности, общественных взаимоотношений. Особо важную роль при этом будет играть трудовая деятельность. Опытом работы школ для слепоглухонемых в нашей стране целиком и полностью опровергнуты прежние литературные данные о мстительности, неизбежном озлоблении, фатальном развитии человеконенавистничества у слепоглухонемых людей.

Правильное, рациональное использование способностей, задатков, воспитание интересов, навыков и умений, приобретение знаний и трудовая деятельность раскрывают возможности развития личности и включают человека с тем или иным физическим недостатком в социальную среду на равных правах. В этой связи становятся понятными необходимость воспитания и формирования положительных черт характера у лиц с физическими дефектами. Свидетельством тому могут служить слепо-глухонемой А. Курбатов, овладевший специальностью скульптора и слесаря, слепоглухонемая О. Скороходова - писательница, поэтесса и научный работник, и многие другие люди, которые, несмотря на физические недостатки, сумели воспитать в себе стенические черты характера и занять в соответствии со склонностями и интересами свое собственное, значимое место в обществе.





 

Читайте также:

Свойства внимания

Методы исследования воображения

Возрастные особенности характера

Исторические сведения о сознании

Методы исследования внимания

Вернуться в оглавление: Медицинская психология

Просмотров: 7132

 
 

© studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам. Ваш ip: 54.167.157.241