double arrow

Прогнозирование будущего


Понятие будущего и определение его места в философии

Будущее считается чем-то само собой разумеющимся и очевидным. А между тем, это совсем не так. Прежде всего, надо различать физический и социологический смысл понятия «будущее». В физическом смысле оно обозначает время, которое следует за данным временем, считающимся настоящим. Иными словами, будущее - это часть линии времени, множество событий, которые ещё не произошли, но произойдут. В социологическом смысле оно обозначает то состояние людей и их объединений, которое придет на смену состоянию их в настоящем. В обоих смыслах понятие «будущее» является соотносительным с понятием «настоящее».

Будущее всегда занимало особое место в философии и в человеческом разуме вообще. По одной из теорий (Индетерминизм), будущее не предопределено, и люди могут сами творить его. По другой теории, будущее предопределено заранее. В рамках циклической модели времени (вселенной) в будущем повторяется то, что уже было в прошлом.

Многие религии предлагают пророчества о жизни после смерти, а также о конце света. В христианстве конфликт между знанием будущего, Богом и свободой воли человека ведёт, например, к доктрине предопределения.

Значимость будущего подчёркивается тем, что люди сильно нуждаются в предсказаниях и прогнозах того, что с ними произойдёт. Возможно, что развитие человеческого мозга в большой своей части - развитие познавательных способностей, необходимых для того, чтобы прогнозировать будущее, то есть воображения, логики и индукции.

Прогнозирование будущего

Прогностика – наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая - будущее не существует как объект, вторая -- прогнозирование как исследование тенденций развития бытия -- не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего. Прогноз -- предсказание будущего с помощью научных методов, а также сам результат предсказания.

Футурология (от лат. и греч. - учение о будущем) -- прогнозирование будущего, в том числе путём экстраполяции существующих технологических, экономических или социальных тенденций или попытками предсказания будущих тенденций.

Футурология -- это изучение истории будущего. История занимается рассмотрением причин и истоков нашей сегодняшней ситуации, а футурология рассматривает цели, задачи, направление нашего движения и то, какие проблемы и возможности встретятся на нашем пути.

Футурологи экстраполируют сегодняшние технологические, экономические и социальные тенденции и пытаются предсказать будущие тенденции. Смысл изучения будущего в том, чтобы от пассивного и фаталистического его принятия перейти к активному и уверенному участию в построении предпочтительного будущего. Футурология также включает в себя нормативную часть -- рассуждения о том, как «должно быть».

Зарождение футурологии связано с возникновением идеи государственного экономического и политического планирования, прежде всего, в Советском Союзе в 1920-е годы.

Выделение футурологии в отдельную дисциплину произошло после второй мировой войны, когда Советский Союз, страны Европы и получившие независимость страны Африки и Азии начали масштабные проекты восстановления и развития экономики. Для этого им были необходимы методы изучения будущего, постановки общественных целей, экономического и научного планирования. В США футурология стала результатом успешного применения практических методов и инструментов системного анализа и планирования в армии во время войны. И по сей день футурологи в США менее склонны к широким прогнозам, связанным с будущим всего человечества и планеты.

В конце 1960-х в мире сформировалась критическая масса футурологов и начался международный диалог о долгосрочных целях человечества. В 1972 году внимание общественности привлёк отчёт Римского клуба «Пределы роста», предупреждающий о последствиях роста населения, увеличения использования ресурсов и экономического роста. Были созданы международные организации футурологов -- Всемирная федерация изучения будущего и Всемирное общество будущего.

Футурология начиналась с прогнозирования, попытки предсказать, предвидеть будущее, выявляя тенденции и экстраполируя их, либо используя статистические методы. Но крупные футурологические прогнозы в области энергетики, выполненные подобными методами, не смогли предсказать нефтяной кризис 1973 года.

Из-за этой серьёзной неудачи футурологи перешли от прогнозирования к составлению сценариев, учитывающих, как принято говорить, «мультивариантность будущего», а также стали учитывать не только технологические аспекты, но и, например, более широкую информацию о рынках. Расширение сферы применения методов предвидения (в такие области как образование, медицина, урбанизация, демография, правоохранительная деятельность) привело к необходимости учитывать социальные аспекты, например, влияние технологий на общество.

В арсенале духа, особенно в его, так сказать рационалистическом секторе, накоплено немало способов предсказания будущего, прохождения вперед по стене времени. Современные прогнозисты используют такие приемы, как «инерционный анализ», связанный с экстраполяцией наличных устойчивых тенденций на обозримое будущее.

Используется прием «трендового анализа», т.е. построение на базе фиксированных тенденций наиболее устойчивой, всеобъемлющей тенденции (тренда). На этой основе строится «сценарный подход», определяется веер возможностей, перебираются варианты грядущего. Они отстраиваются по принципу: как пойдет развитие при сохранении «таких-то» обстоятельств или как оно пойдет при возникновении новых факторов, наконец, предлагаются «проектные концепции», формирующие представления о том, что и как надо людям делать, чтобы добиться желаемых целей. Проводится «экспериментальный мониторинг», т.е. процедуры отслеживания динамики происходящих изменений.

Разумеется, при размышлении о видении будущего следует помнить, что они всегда опираются на ту или иную концепцию исторического процесса, его полной заданности («провиденциализм») или абсолютной открытости, или того или иного сочетания необходимости и свободы в исторических актах.

Так, весьма распространены утверждения о том, что будущее непредсказуемо. Нам неведом замысел Вседержителя, утверждают богословы, невозможно предугадать напор жизненного напора, утверждают социологи, нестабильный Универсум не дает оснований для сколько - ни будь обоснованных и точных предвидений - уверяют ученые философы.

Все же согласиться с этим безоговорочно нельзя. Разумеется, вся конкретная вязь фактов, взлетов и падений властителей и государств, рождение гениев и смерть тиранов в своей уникальность явно непредсказуемы. Онтологическая неопределенность, стохастика исторического бытия не позволяет фиксировать будущее с ориентацией на хорошо отрегулированное расписание поездов. За такое дело остерегались браться даже Пифия, Нострадамус или Ванга.

Многие мыслители нашего века более чем скептически оценивал возможность перспективного образа истории. Карл Поппер, критикуя исторические пророчества, утверждал, что будущее зависит только от нас, а над нами не довлеет никакая историческая необходимость. История, уверяет он, заканчивается сегодня. Будущее не обладает бытием, и именно это накладывает на нас большую ответственность, так как мы, именно мы можем влиять на будущее.

Однако есть и другой подход. В свое время Лев Толстой, размышляя над историей, полагал, что люди не столько творят историю, сколько похожи на ребенка, дергающего шнурок в карете и воображающего себя кучером. Не то же самое говорил Мартин Лютер, утверждая, что мы сами вроде бы свободно бежим, но каждым из нас правит всадник - Бог или Дьявол [3].

Осмысливая эти позиции, убеждаешься в том, что они грешат крайним радикализмом, безапелляционной уверенностью в безусловной истинности своих выводов. И обе они, по сути дела, отказывают в возможности исторического предсказания. Если в движении и смене поколений нет «ритмов», «тенденций», «циклов», вообще какой-либо объективной логики, то и рисовать образы грядущего - дело безнадежное.

Или же если шаги истории определяются скрытыми глубинными структурами, или же заданы неведомыми нам целями Абсолюта, Духа, Божества, то и в этом случае проникновение за горизонт сиюминутных событий дело безнадежное.


Сейчас читают про: