double arrow

Монтескье



Основу всех построений Монтескье составляет убежденность философа в том, что все процессы в социально-политической сфере носят не случайный характер, а подчинены определенным закономерностям. Опираясь на рационалистическую интерпретацию естественного права, Монтескье выводит основные законы мироздания из первоначального разума и неизменной природы вещей.

Однако такая методологическая установка не является апологией фатализма и неизбежности тех или иных неподвластных человеку процессов. Люди являются существами с двойственной природой – физической и разумной, поэтому, подчиняясь первым, часто нарушают вторые законы, создавая вместо них свои собственные, которые также не остаются незыблемыми.

Полемизируя с Гоббсом, философ рассматривает человека в естественном состоянии как крайне боязливое существо, которое стремится к выживанию в тяжелых условиях на основе сотрудничества с другими людьми. При этом Монтескье одним из первых стал в определенной мере различать общество и государство: первое предшествует во времени и является основой формирования второго.

Общественная жизнь эволюционирует в сторону дифференциации, неравенства и войн, как между отдельными лицами, так и между целыми народами. Стремление урегулировать противоречия и предотвратить войну приводит к осознанию необходимости правового регулирования общественной жизни.




Так возникает право гражданское (регулирующее отношения людей друг с другом), политическое (между правителями и управляемыми) и международное (между различными народами). Потребность людей в правовом нормировании их взаимоотношений обуславливает необходимость создания государства, подчиненного принципам всеобщего разума.

"Закон, - пишет Монтескье, - говоря вообще, есть человеческий разум, поскольку он управляет всеми народами земли; а политические и гражданские законы каждого народа должны быть не более как частными случаями приложения этого разума".

На этой основе он предпринимает попытку выделения основных типов общества. Согласно этой типологии все общества различаются:

А) формой правления;

Б) его природой;

В) принципом правления;

Г) совокупностью природно-климатических и географических факторов, которые определяют характер народа, его нравы и обычаи.

Выделение последнего фактора, который детерминирует социально-политическую жизнь, представляет собой обоснование принципа географического детерминизма, который впоследствии станет одной из предпосылок становления геополитики.



Безграничная власть государя переходит здесь целиком к тем, кому он ее поручает. Люди с большим самоуважением могли бы затевать в таком государстве революцию, поэтому надо задавить страхом всякое мужество в людях и погасить в них малейшую искру честолюбия.

Правительство умеренное может по желанию и без опасности для себя ослабить бразды правления: оно держится собственною силою и силою законов. Но если в деспотическом государстве государь хоть бы на мгновение опустит угрожающую руку, если оно не может без замедления уничтожать лиц, занимающих первые места в государстве, то все пропало, так как страх – единственное движущее начало этого образа правления – исчезнет и у народа нет более защитника.

В умеренной монархии верховная власть ограничивается тем, что составляет ее движущее начало, я хочу сказать – частью, которая, как монарх, господствует там над государем и народом. Там ссылаются на не на требования религии – придворный счел бы это смешным, - а на правила чести. Отсюда происходят необходимые видоизменения в характере повиновения: понятию чести свойственны различные причуды, и все они отражаются на повиновении народа.

Но хотя в этих двух видах правления характер повиновения неодинаков, тем не менее у них одна и та же верховная власть. Куда бы не обратил свой взор государь, он всюду заставляет чашу весов склониться на свою сторону и ему повинуются. Все же различие тут в том, что в монархиях государи – люди более просвещенные и министры их несравненно искуснее и опытнее в делах правления, чем в деспотическом государстве".

Руссо

Руссо признавал объективное бытие материальной Вселенной, допуская существование в мире двух начал - духа и материи. Вопрос об источнике движения Руссо решал, однако, не материалистически. Некая воля приводит в движение Вселенную и одушевляет природу

Самым важным препятствием для человека является сам человек. Но стремление к "объективному" познанию, освоение внешней предметности отдаляет человека от самого себя.

«Культура - это меч, который вонзен в живое дерево, если его вынуть, дерево погибнет, но лучше было бы его туда вообще не вонзать".

Всем людям изначально, от природы, присущи нравственные побуждения, а в том, что существует зло, - вина цивилизации. Поставил проблему отчуждения человека от человека, от природы, от государства. Призывал “возвратиться к истокам”, бежать от всего социального, рассудочного к естественному, сентиментально искреннему, устремиться от культуры к природе.

Руссо создает свою "концепцию антикультуры". Все прекрасное в человеке выходит из лона природы и портится в нем, когда он попадает в общество. "Телесные потребности - основа общества, дух же его украшение".

Искусство и культура - это гирлянды цветов, овивающие железные цепи, сковывающие природную свободу человека и заставляющие его любить свое рабство. Искусство - это жеманный язык, ранее нравы были грубы, но естественны. Вероломная маска вежливости рождена просвещением. "Наши души развращались по мере того, как совершенствовались наши науки и искусства". К тому же во всем этом Руссо видит пошлое однообразие.

Смысл прогресса заключается в исчезновении добродетели во все времена и во всех странах.

Культура развращенного общества, разделенного на тружеников и тунеядцев, есть культура порочная, вредоносная. Культура общества, построенного на новых началах, будет благодетельной для человека.



Сейчас читают про: