double arrow

Удары грома


Все, что далее случится с Фуке, предсказать было нетрудно, ибо это много раз случалось под солнцем. Как бывает с очень могущественными людьми, он все больше терял ощущение реально­сти, все больше верил в абсолютную силу своего богатства. Что делать, великое богатство непре­менно порождает великое безумие. Он будто ослеп. Он не видел того, что видели все: король стал очень опасен. Королю – 20 лет. И он, владыка ве­ликой европейской державы, продолжал жить по­дачками своего министра финансов, этаким бед­ным родственником при великом богаче. Ситуация все чаще приводила короля в ярость, и королеве-матери все труднее было его успокаивать. Уничто­жение богатейшего олигарха Франции постепенно становится манией Людовика. Расправа с Фуке не­обходима королю не только потому, что он хочет забрать его небывалое состояние, которое Людо­вик все чаще называет «миллионами, украденными у короля». Но это только одна из причин. Есть и другая – важнейшая. Переживший Фронду Людо­вик жаждет наглядно показать обществу, что от­ныне в стране есть и будет только одна власть – власть короля! И богачом отныне может быть только тот, кому король разрешает быть богачом, и до тех пор, покуда он ему это разрешает. И по­тому Людовик задумал уничтожить того, кого об­щество и двор считали самым могущественным, самым богатым и самым независимым человеком в государстве.

Незадолго до смерти Мазарини в его окружении появился опаснейший господин. Его звали Жан-Ба­тист Кольбер. Этого безвестного человека кардинал считал финансовым гением. Он готовил его на смену Фуке. Для начала он сделал его управляющим всеми своими дворцами, землями, богатейшими ма­нуфактурами. Кольбер справился блестяще. Имуще­ство кардинала тотчас начало приносить баснослов­ные доходы, и при этом (что самое приятное для болезненно скупого кардинала) – мизерные рас­ходы... И все это время по приказу Мазарини до­тошный Кольбер начинает собирать документы про­тив Фуке. Кардинал решил свалить обнаглевшего олигарха. Но не успел – помешала смертельная бо­лезнь. Но и на смертном одре князь церкви помнил о мести, забыв о скорой встрече с Господом. Умирая, кардинал решил передать молодому королю свой посмертный дар – Кольбера.

И тут лицо месье Антуана приблизилось, и тя­желые веки прикрыли ледяные глаза без ресниц. Он зашептал:

– Двое стоят у огромного ложа Мазарини... и через их плечи виден иссохший, изможденный по­лутруп в постели. Хриплый еле слышный голос Ма­зарини: «Я оставляю в наследство, сир, этого че­ловека... Поверьте, сир, он финансовый гений и лучший из моих охотничьих псов. Уж если он взял след... Он поможет вам, сир, покончить с разбога­тевшим выскочкой, которого вы справедливо не­навидите даже больше, чем я...»

«Финансовый гений», как-то странно согнув­шись, стоял рядом с молодым королем. Кольбер сразу понял характер этого молодого человека. Людовик хотел быть первым во всем. Диктаторы, как правило, невысокого роста. Они как бы доби­рают то, чего недодала им природа, – заставляют очень низко гнуть головы тех, у кого они сидят на высоком теле. Молодой король был, наоборот, вы­сок, но и он ревниво не любил тех, кто был выше ростом. Кольбер был выше короля. И потому, стоя рядом с ним у постели умирающего кардинала, он сумел угодливо согнуть свое большое тело. – И месье Антуан как-то неприятно засмеялся, точнее, хихикнул и продолжал обычным голосом: – Лю­довик оценил слова кардинала. Он тотчас назна­чил Кольбера интендантом финансов, ближайшим подчиненным Фуке. Теперь, работая в ведомстве Фуке и занимаясь по должности вопросами про­мышленности, торговли и флота, Кольбер следил за каждым шагом Фуке.

Олигарх не сумел вовремя оценить соперника. Этот подобострастный полный человек с мучни­стым лицом, замкнутый, молчаливый, не имею­щий друзей, трудившийся по 24 часа в сутки, пока­зался Фуке скучным и жалким. Его скромность и бережливость – унылой скупостью. В то время как великолепный выезд Фуке – карета на дорогих, поглощающих тряску рессорах летела в Лувр, Кольбер в дешевом черном платье шагал во дворец пешком, чтобы вручить королю очередную пор­цию документов о махинациях Фуке! Расследовать злоупотребления Фуке Кольберу оказалось просто, ибо Фуке не вел никакой документации при опе­рациях с государственными деньгами. Сам взял, сам отдал. Для него главное был результат – чтобы в казне были деньги. Врагов он давно перестал опасаться.

И однажды король решил попробовать. Он приказал верному псу – фас! Кольбер нанес пер­вый удар. Ночью королевские мушкетеры аресто­вали целую группу откупщиков налогов и фискаль­ных чиновников, всех обвинили во взятках и коррупции. Началось быстрое следствие. Уже вскоре стараниями Кольбера последовала вторая ночь арестов, на этот раз сенсационных. В Басти­лии очутились двое крупнейших финансовых чи­новников – двое ближайших соратников Фуке. Последовал скорый судебный процесс, на котором фигурировали документы, подготовленные Коль­бером. Потрясенный Фуке бросился к королю. Он объяснил, что все злоупотребления были, но де­лались по прямому приказу покойного Мазарини. И все полученные обвиняемыми деньги передава­лись кардиналу, таков был обычай! К его изумле­нию, молодой король только печально развел ру­ками: «Если таков был обычай, то это очень плохой обычай. С точки зрения закона эти гос­пода – воры, что доказало следствие. Все воры нынче должны выучить: воровать не только плохо, но очень опасно. С преступными обычаями будем заканчивать. Вор должен отвечать!»

Это случилось впервые: молодой король отка­зал в просьбе всемогущему финансисту. Состоялся суд. Фуке знал прежний суд, искавший истину. Те­перь он увидел новый суд, исполнявший желание короля. Соратников Фуке приговорили к повеше­нию на Гревской площади.

Друзья Фуке качались на виселице; Кольбер продолжает ежедневно доносить Людовику о «но­вых вскрывшихся фактах злоупотреблений Фуке».

В конце апреля король получил наконец же­ланный полный отчет Кольбера о деятельности Фуке за последние 20 лет. Кольбер постарался – в отчете было все, что хотел король. Отчет доказы­вал, что за время своего интендантства Фуке пе­рерасходовал 80 миллионов ливров – эти деньги попросту исчезли из казны. В заключение Кольбер сделал главный вывод, который так хотел услы­шать король: олигарх-министр, этот «финансовый Зевс», как его называли в Париже, – главная при­чина бедности могущественного короля и нищеты казны великой державы.

Между тем тотчас после казни друзей Фуке на­чал действовать. Королю донесли, что олигарх укрепляет принадлежавший ему небольшой остро­вок Бель-Иль в Атлантическом океане. У острова была настораживающая мятежная история. Этот клочок земли принадлежал прежде кардиналу де Репу, одному из самых активных вождей ненавист­ной Фронды. У него и купил островок Фуке. На островке расположились древний монастырь и ста­ринная крепость с зубчатой стеной и башнями.

По поручению короля в Бель-Иль отправился д'Артаньян. Вернувшись, мушкетер сообщил Лю­довику, что Фуке совсем недавно отремонтировал крепость. В ней содержится отлично экипирован­ный гарнизон. Фуке укрепил и свой флот. Он купил несколько новых кораблей. Этот маленький флот теперь постоянно курсирует вокруг островка – ох­раняет.

Молодой король оценил приготовления Фуке. Он тотчас начал демонстрировать ему... свое пол­нейшее доверие.

Он поручает Фуке провести сложнейшие сек­ретные дипломатические переговоры за рубежом.

Фуке успокаивается. Он слишком богат и удач­лив, он разучился долго волноваться. Но главное, по-прежнему не понимает опасный характер моло­дого властителя – эту выработанную несчастьями детства способность двоедушничать, умение усы­пить жертву, прежде чем нанести ей решающий удар.


Сейчас читают про: