double arrow

Когда он вошел в камеру, Фуке испытал потрясение


Именно в это время случилось! К Фуке при­ставили еще одного слугу. Это был самый таин­ственный слуга: некто Эсташ Доже. Об этом уди­вительном слуге мы еще поговорим, и немало... Скажу лишь: когда этот слуга вошел в камеру Фуке, су­перинтендант испытал потрясение. Тотчас после по­явления слуги Фуке препроводили в кабинет Сен-Мара. Состоялся важнейший разговор.

– Я не буду объяснять, кому прислуживал прежде этот слуга. Вы и без меня отлично знаете, не так ли?

Фуке молча кивнул в ответ.

– Теперь по приказу Его Величества Эсташ Доже будет прислуживать вам.

После чего Сен-Мар сообщил Фуке просьбу ко­роля. Вчерашнему министру поручалось... следить за своим слугой! Он должен был сообщать королю о всех разговорах необычного слуги Эсташа Доже.

– Излишне говорить, – сказал Сен-Мар, – что это задание и все, о чем будет говорить слуга, должно остаться тайной.

Сен-Мар также сказал, что, если Фуке согла­сится выполнять поручение Его Величества, есть большая надежда на его очень скорое освобожде­ние. И гордый Фуке... согласился шпионить за своим новым слугой Эсташем Доже!

Более того, он тщательно хранил тайну. В ноч­ных разговорах с Лозеном он ни разу не упомянул о своем новом слуге. Этим он спас Лозена.

Теперь на имя военного министра Сен-Мар от­сылал отчеты Фуке о разговорах своего слуги! Ко­роль тотчас заплатил Фуке за сотрудничество. В 1679 году, через восемнадцать лет после ареста мужа, жена и дочь Фуке получили разрешение на первое свидание с узником. Они приехали в Пинь­ероль. Был май, городок благоухал запахами цве­тов, весны. В счастливом настроении они въехали в тюремный замок.

Свидание состоялось в кабинете Сен-Мара. Сначала с ними поговорил сам Сен-Мар, намекнув на скорое освобождение дорогого им узника. По-том в комнату под сводами ввели Фуке. Его жена не смогла сдержать восклицания, дочь побледнела. Перед ними стоял совершенно седой, страшно ис­худавший глубокий старик. Фуке обнял жену и дочь, расцеловал их. Все время свидания в комнате под сводами неотлучно находился Сен-Мар. Он держал себя как добрый, гостеприимный хозяин. В его ка­бинете сервировали великолепный ужин. За ужи­ном Сен-Мар прямо сказал о близком освобожде­нии Фуке и даже поднял бокал за грядущую милость короля. После ужина он проводил семью узника до кареты и, прощаясь, еще раз подтвердил свои слова об освобождении. Они вернулись домой совер­шенно счастливые. Для семьи Фуке наступило время радостного ожидания. Но проходили ме­сяцы, и... ничего не происходило! Произошло только в конце марта 1680 года! Но вместо вести об осво­бождении они получили совсем иное, страшное из­вестие. Семье сообщили, что Фуке скоропостижно скончался в Пиньероле. Сообщение о смерти оли­гарха было напечатано в газетах.

Гроб выдали семье лишь спустя некоторое время. Жена, не пожелав увидеть разложившееся тело, гроб не вскрывала. Фуке похоронили на се­мейном кладбище. Впоследствии, несмотря на по­иски историков, официального акта о смерти Фуке не было найдено. И некоторые исследователи пред­положили, что, возможно, Фуке не умер. Просто мартовским днем 1680 года по приказу короля он умер для света. На самом деле Фуке оставался жив. Все последующие годы его содержали в тайном за­точении с маской на лице. Ибо финансист знал ка­кую-то важнейшую государственную тайну. Маска навсегда скрыла от мира когда-то могущественней­шего Николя Фуке вместе с его тайной. Олигарха перевозили из тюрьмы в тюрьму, пока он не умер в своем последнем заточении – в Бастилии...

Но непонятно: зачем? Зачем держать в тайном заточении и надевать маску на человека, об аресте которого знали вся Франция и вся Европа и кото­рого столько лет надежно содержали без всякой маски? Да и сам арест и заточение Фуке по замыслу короля были публичными. Ибо должны были стать наглядным уроком для всех, кто мечтал о Фронде. В этом был смысл расправы над олигархом. Если же он знал какую-то опасную тайну, не проще было бы от него избавиться надежным, много раз проверен­ным способом века – ядом? И еще. Если оставлять Фуке живым и хоронить вместо него другого чело­века, зачем выдавать семье гроб? Ведь гроб мог быть вскрыт безутешной вдовой... Нет, несчастный су­перинтендант действительно сошел в могилу в марте 1680 года. И на то были убедительные об­стоятельства, о которых я вам еще расскажу.

Сразу после смерти Фуке король простил гер­цога Лозена. Уже в 1681 году Лозен вышел на сво­боду. Король знал, что Лозен безопасен. Ибо Фуке держал слово. Он ничего не рассказал Лозену ни об известной ему тайне, ни о таинственном слуге.


Сейчас читают про: