double arrow

Наказывает ли Бог?


- Владыка, давайте по просьбе наших читателей подробнее поговорим на тему, которой уже касались: наказывает ли Бог? С одной стороны, в Ветхом Завете часто рассказывается о том, как Бог прогневался и покарал или даже истребил целые города. С другой стороны, даже неверующие ощущают, что Бог – это любовь и милосердие: мы помним, что первым в раю оказался раскаявшийся разбойник, распятый справа от Хрис­та. Мы все надеемся на Его милость и проще­ние, но часто в том, что происходит с нами и окружающими, видим Его карающую руку. Так как же совместить страх наказания и надежду на прощение?

- Для того чтобы разобраться, как наказывает Бог, давайте вспомним Ветхозаветную историю истребления городов Содома и Гоморры. Она описана в книге Бытие (Быт. 18. 17—33 и Быт. 19.1-29) и начинается разгово­ром Господа с Авраамом. Господь говорит Аврааму, что «вопль Содомский и Гоморрский велик», и «грех их тяжел», и Он хочет сойти и посмотреть, «точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне», и для этого посылает в Содом двух Ангелов. И тут Авраам спрашивает Господа: «неужели Ты погубишь праведного с нечестивым [и с праведником будет то же, что с нечестивым]? может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? неужели ты погубишь и не по­щадишь [всего] места сего ради пятидесяти праведников, [если они находятся] в нем?», и добавляет: «не может быть, чтобы Ты посту­пил так... Судья всей земли поступит ли неправосудно?» И Господь обещает: «если Я найду в городе Содоме пятьдесят правед­ников, то Я ради них пощажу [весь город]». Тогда Авраам продолжает спрашивать: «мо­жет быть до пятидесяти праведников недостанет пяти, неужели за недостатком пяти Ты истребишь весь город?» И Господь отвечает: «не истреблю, если найду там сорок пять». Авраам продолжает говорить с Богом, все уменьшая число праведников, пока не доходит до десяти. И Господь обещает: «не истреблю ради десяти», и на этом прекращает разговор.




- Но даже и десяти праведников не нашлось в Содоме.

- Да, и что происходит дальше? Вечером два Ангела приходят в Содом, и праведный Лот уговаривает их быть его гостями. Но «еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам, мы познаем их. Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и сказал [им]: братья мои, не делайте зла, вот у меня две до­чери, которые не познали мужа; лучше я вы­веду их к вам, делайте с ними, что вам угод­но, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего». Но толпа не слушает Лота, Содомляне готовы уже схватить его самого и поступить с ним «еще хуже», и тогда Ангелы поражают Содомлян слепотой, а Лоту повелевают взять близких и уйти из города, «...ибо мы истре­бим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу». Действительно, в Содоме, для его спасения, не нашлось и де­сяти праведников. Лот медлит (а его зятья вообще решили никуда не идти - они не по­верили в наказание), и тогда Ангелы, «по милости к нему Господней», взяли за руку его, его жену и двух его дочерей и вывели их из города. И тут важно, с какими словами Ангел обращается к праведнику Лоту: «...спасай душу свою, не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей... чтобы не погибнуть». И как только Лот выходит из этого места, то, как сказано, «пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию и всех жителей городов сих». А когда это про­исходило, жена Лота оглянулась и стала «со­ляным столпом».



- И этим вошла в историю, а слова Ангела: «Не оглядывайся назад, спасай душу свою», стали символичными.

- Нельзя оглядываться на грех. Господь по милосердию Своему спасает нас от греха, но и мы должны бежать от него. Кстати, на том месте, где это произошло, образовалось соляное озеро, известное сейчас как Мерт­вое море, в котором не может существовать ничто живое.



А вообще, читая Библию, надо помнить, что в ней встречается много так называемых антропоморфизмов, то есть таких стилистических форм, которые наделяют Бога человеческими чертами. Мы говорим «десница Божья», или «лицо Господа», или «гнев Божий», и надо помнить, что это всего лишь метафоры, задача которых в том, чтобы сделать какую-то мысль доступной. Но вчитайтесь внимательно в слова Священного Писания — сначала сказано: «И прогневался Гос­подь» на кого-то, и дальше: «...и отверг их от лица Своего» (4 Цар. 17.18), и за метафоричными «разгневался», «лицо Господа» просту­пает суть того, что есть наказание в богословском смысле слова. Так вот, оказывается, что когда люди грешат, совершают пре­ступление, преступая Богом данный Закон, Заповеди, то есть делают то, чего не желает Господь, то они этим сами себя и наказывают. Потому что таким образом они по своей воле уходят из-под руки Божьей, от покро­вительства Божьего. И там на них начинают сыпаться всевозможные беды, ведь дьявол не дремлет. Но повторяю, что это результат выбора самого человека, хотя сам он не всегда может это осознать. Просто в силу того, что понимание, что есть добро, а что зло, - это показатель духовного развития человека.

- Но ведь есть и объективные критерии?

Да, Декалог - десять Заповедей, данных Богом. Но тут надо сказать, что очевидная логика обыденной жизни, когда за преступлением обязательно следует наказание, ни­как не связана с той Божественной реальностью, которая есть в духовной жизни. Надо четко осознавать — нет и не может быть никакого юридизма в отношениях между человеком и Богом, ведь спасает нас не Закон, не соблюдение Заповедей. Спасает нас благодать Божья. Ведь если бы спасал Закон, все было бы очень просто: соблюдай Заповеди, набирай очки, баллы за правильное поведе­ние — и спасешься. Но благодать выше Зако­на, вспомним, что первым в рай вошел распятый разбойник, или вспомним историю Савла, ставшего апостолом Павлом.

- Владыка, наверное, сейчас уместно задать вопрос, почему Господь не наказывает людей, которые, по всем меркам земной справедливости, должны быть наказаны, так как творят зло? Почему Он их не останавливает, и подчас подлецы процветают?

Во-первых, начнем с того, что Иисус сказал, что «сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» (Лк. 16. 8). Сыны века сего — это те, кто сумел приспособиться ко времени, извлекая из него максимум возможного. А во-вторых, надо помнить, что чаще всего мы рассматриваем очень короткий отрезок времени, но если мы посмотрим на них в перспективе, то увидим, что земная участь таких людей обычно незавидна. Да и тот нравственный итог, к которому они при ходят, убеждает, что человеку только кажется, что он может пренебрегать нравственными нормами или позволять себе любую сте­пень цинизма без ущерба для себя. Нет. И думаю, не надо объяснять, что любая сделка с совестью делает человека компаньоном дьявола. Ведь совесть в человеке — это голос его Ангела Хранителя. И они бывают в раз­личных состояниях: бывает сожженная совесть, когда человек испытывает и определенную тягу ко злу, и находит удовольствие во зле; бывает совесть самооправдывающаяся, когда человек говорит себе, что другие грешат больше; бывает совесть сомневающаяся, когда человек не может сам для себя определить, где добро, а где зло, но по крайней мере пытается это сделать... Но если человеку удается сохранить совесть в чистоте, как голос Ангела Хранителя, то, значит, какое-то свое предназначение перед Богом он уже выполнил.

- А это как раз не всегда совпадает с успешностью «сынов века сего».

- Конечно, ведь нам только кажется, что в этом мире можно что-то скрыть или что-то пройдет незамеченным. Христос говорил: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу» (Мк. 4. 22). И часто просто явленность греха, обнажение нравственной сути поступка — это уже наказание, ведь это происходит по воле Божьей и для того, чтобы человек устыдился. А стыд — это начальная форма нравственного сознания, которая приводит человека к покаянию. Бог ждет каждого, и никто из нас не знает, когда тот или иной человек придет к покаянию, этоможет ведать только Господь, Который вне времени.

- Владыка, но ведь людей так много, и каждого из нас хоть однажды посещала мысль: а есть ли дело Богу до меня, грешного? Не много ли я на себя беру, если считаю, что Он видит меня, занят мною?

- На самом деле это философский вопрос о том, имманентен или трансцендентен Бог. То есть Бог внутренне присущ этому миру, или же Он удален от него. Так вот, ответ такой: Бог и имманентен, и трансцендентен одновременно. То есть Он и вне всего творе­ния, и в нем одновременно. И те, кто сомне­ваются в этом, чувствуют свою отдельность от Бога, пусть вспомнят, что каждый из нас создан по образу и подобию Божьему. Каждый из нас становится неким зеркалом, ко­торое отражает Божественный свет, или же, наоборот, как черная дыра, этот свет гасит, потому что его гасит тот грех, который обитает в нас. Но ведь есть люди, которые дарят нам этот свет, отражают его, и когда пообщаешься с таким человеком, то чувствуешь, как сам наполняешься такой любовью и светом, что уже одно это становится доказательст­вом явленности Бога в нашем мире. И если мы сможем и в себе, и в ближнем рассмот­реть этот образ и подобие Божье, эту любовь, то тогда нам уже не будет казаться, что Бог где-то там, далеко, и Он не нуждается в нас, так же как и мы в Нем. Господь просве­щает всякого входящего в этот мир, то есть каждому Он дает знать о Себе. Человек ста­новится просветлен Богом, то есть он начинает чувствовать проявление Бога по отношению к себе, но, к сожалению, часто в нас это чувство начинает меркнуть, потому что мы начинаем грешить и удаляемся от своего Творца. Но как бы мы ни грешили, как бы ни удалялись, надо помнить, что Он не же­лает ничьей гибели. «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее. Как вам кажется? — спрашивал Иисус Своих учеников. — Если бы у кого было сто овец и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах, и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся» (Мф. 18. 11—13). Неверие в милосердие Божье, когда человек считает, что он не будет прощен и уходит от Бога — это, если вдуматься, наверное, и страшное искушение, и самое страшное наказание. Оно может привести к духовному состоянию, которое называют «окаменелым бесчувствием», или опустошенностью. Наверное, многих посещают такие сомнения, или минуты неверия в Его милосердие и любовь. Поэтому наш разговор о том, как наказывает Бог, я хотел бы закончить строчкой из молебна об умножении любви. Там есть такие слова молитвенного обращения к Господу: «Пламенем любви распали к Тебе сердца наши».







Сейчас читают про: