double arrow

Сельское хозяйство. 1. Поэмы «Илиада» и «Одиссея» как исторический источник


Тема 2. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ

ДРЕВНИХ ГРЕКОВ ПО ДАННЫМ ГОМЕРОВСКИХ ПОЭМ

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН

1. Поэмы «Илиада» и «Одиссея» как исторический источник. Гомеровский вопрос.

2. Экономический строй и основные занятия древних греков:

а) сельское хозяйство (земледелие, садоводство, скотоводство и др.);

б) ремесла;

в) торговля и обмен.

3. Социальные отношения в гомеровском обществе. Рабство.

4. Политическая организация греческого общества гомеровского времени:

а) басилевс;

б) совет старейшин;

в) народное собрание.

ИСТОЧНИКИ

Гомер. Илиада / Пер. Н.И. Гнедича. Изд. подг. А.И. Зайцев. Л., 1990.

Гомер. Одиссея / Пер. В.А. Жуковского. Под ред. И.М. Троцкого. М., 1935.

Хрестоматия по истории древнего мира / Под ред. В.В. Струве. Т. II. М., 1951.

Хрестоматия по истории древней Греции / Под ред. Д.П. Каллистова. М., 1964.

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

История Древней Греции / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1986. Гл. 5.

Сергеев В.С. История древней Греции. 3-е изд. М., 1963. Гл. 4.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

История греческой литературы / Под ред. С.И. Соболевского и др. Т. I. М.; Л., 1946.

Радциг С.И. История древнегреческой литературы. М., 1977.




Андреев Ю.В. Раннегреческий полис (гомеровский период). Л., 1976.

Андреев Ю.В. Поэзия мифа и проза истории. Л., 1990.

Андреев Ю.В. Гомеровское общество. Основные тенденции социально-экономического и политического развития Греции XI–VIII вв. до н.э. СПб., 2004.

Гордезиани Р.В. Проблемы гомеровского эпоса. Тбилиси, 1978.

Зайцев А.И. Формирование греческого гекзаметра. СПб., 1994.

Ленцман Я.А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М., 1963.

Лорд А.Б. Сказитель / Пер. с англ. М., 1994.

Лосев А.Ф. Гомер. М., 1996.

Маркиш С.П. Гомер и его поэмы. М., 1962.

Полякова Г.Ф. От микенских дворцов к полису // Античная Греция / Под ред. Е.С. Голубцовой и др. Т. I. М., 1983.

Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества / Пер. с англ. М., 1998.

Фролов Э.Д. Рождение греческого полиса. Изд. 2-е. СПб., 2004.

Фролов Э.Д. Факел Прометея. Очерки античной общественной мысли. 3-е изд. СПб., 2004.

ЛЕММА

Период XI–IX вв. до н.э. в истории древней Греции традиционно носит название «гомеровского», так как основными источниками для этой эпохи являются эпические поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея» — первые дошедшие до нас литературные памятники античности. Другие источники, прежде всего археологические, чрезвычайно скудны, поэтому те исследователи, которые отрицают возможность использования гомеровских поэм как исторического источника, называют эту эпоху «Темными веками». Применительно к этому периоду в науке все чаще употребляется также термин «предполисный период», акцентирующий внимание на условиях, которые привели к формированию главного феномена вновь нарождающейся цивилизации — полиса.



Признание ценности гомеровских поэм как исторического источника во многом зависит от решения так называемого гомеровского вопроса (вопроса об авторстве, литературной форме, времени создания поэм и т.д.), который хотя и возник еще в античное время, до сих вызывает споры. Теперь выделяются три основных направления в его решении: 1) теория индивидуального творчества, признающая единство поэм и наличие у них одного автора (сторонников такого подхода называют унитариями); 2) теория народного творчества, отрицающая это единство и считающая поэмы собранием народных песен (приверженцев этой точки зрения именуют аналитиками); 3) компромиссные, синтетические теории, пытающиеся объединить элементы как первого, так и второго направления.

При работе над этой темой необходимо прежде всего обратить внимание на то, что своеобразие «Илиады» и «Одиссеи» как исторического источника заключается не только в мифологическом сюжете, но и в многослойности поэм, вобравших в себя реалии различных эпох. Сюжет поэм, как и отдельные описания (например, огромных башнеподобных щитов), относятся к микенской эпохе. Большинство же исторических реалий, отраженных в поэмах, — экономическое развитие, социальные и политические отношения, — относятся, по-видимому, ко времени жизни эпического поэта (рубеж IX–VIII вв. до н.э.), на основании этих свидетельств и строится картина общественной жизни в послемикенское время, когда после крушения «дворцовой» цивилизации наступила полоса временного исторического регресса и на первый план выступили небольшие сельские общины с их вождями-басилевсами.



Экономический строй и основные занятия древних греков

Сельское хозяйство

Наиболее полная картина повседневного сельского быта предстает из содержащегося в «Илиаде» описания изображений на щите Ахилла, который был выкован богом Гефестом. Прежде всего это земледельческие занятия — пахота и уборка урожая. Кроме того, в этом отрывке мы находим данные о получивших широкое распространение виноградарстве и садоводстве, а также о скотоводстве. Во втором отрывке из «Илиады» перечисляются награды участникам состязаний, устроенных Ахиллом во время тризны при погребении Патрокла. Примечателен тот факт, что ценность этих призов исчисляется быками, что подчеркивает значение скотоводства в хозяйственной жизни древних греков. В третьем отрывке — из «Одиссеи» — описан прекрасный сад правителя страны феаков Алкиноя.

«Илиада»

(XVIII, 541–584)

Сделал на нем и широкое поле, тучную пашню.

Рыхлый, три раза распаханный пар; на нем землепашцы

Гонят яремных волов, и назад и вперед обращаясь;

И всегда, как обратно к концу приближаются нивы,

Каждому в руки им кубок вина, веселящего сердце,

Муж подает; и они, по своим полосам обращаясь,

Вновь поспешают дойти до конца глубобраздного пара.

Нива, хотя и златая, чернеется сзади орющих,

Вспаханной ниве подобясь: такое он чудо представил.

Далее выделал поле с высокими нивами; жатву

Жали наемники, острыми в дланях серпами сверкая.

Здесь полосой беспрерывною падают горстни густые;

Там перевязчики их в снопы перевязлами вяжут.

Три перевязчика ходят за жнущими; сзади их дети,

Горстая быстро колосья, один за другими в охапах

Вяжущим их падают. Властелин между ними, безмолвно,

С палицей в длани, стоит на бразде и душой веселится.

Вестники одаль, под тению дуба, трапезу готовят;

В жертву заклавши вола, вкруг него суетятся; а жены

Белую сеют муку для сладостной вечери жнущим.

Сделал на нем отягченный гроздием сад виноградный,

Весь золотой, лишь одни виноградные кисти чернелись;

И стоял он на сребряных, рядом вонзенных подпорах.

Около саду и ров темно-синий и белую стену

Вывел из олова; к саду одна пролегала тропина,

Коей носильщики ходят, когда виноград собирают.

Там и девицы, и юноши, с детской веселостью сердца,

Сладостный плод носили в прекрасных плетеных корзинах.

В круге их отрок прекрасный по звонкорокочущей лире

Сладко бряцал, припевая прекрасно под льняные струны

Голосом тонким; они же вокруг его пляшучи стройно,

С пеньем, и с криком, и с топотом ног хороводом несутся.

Там же и стадо представил волов, воздымающих роги:

Их он из злата одних, а других из олова сделал.

С ревом волы из оград вырываяся, мчатся на паству,

К шумной реке, к камышу густому по влажному брегу.

Следом за стадом и пастыри идут, четыре, златые,

И за ними следуют девять псов быстроногих.

Два густогривые льва на передних волов нападают,

Тяжко мычащего ловят быка; и ужасно ревет он,

Львами влекомый; и псы на защиту и юноши мчатся;

Львы повалили его и, сорвавши огромную кожу,

Черную кровь и утробу глотают; напрасно трудятся

Пастыри львов испугать, быстроногих псов подстрекая.

(XXIII, 702–705)

Мздой победителю вынес огонный[1] треножник, огромный,

Медный, – в двенадцать волов оценили его аргивяне;

Мздой побежденному он рукодельницу юную вывел,

Пленную деву, — в четыре вола и ее оценили.

«Одиссея»

(VII, 112–122)

Был за широким двором четырехдесятинный богатый

Сад, обведенный отвсюду высокой оградой; росло там

Много дерев плодоносных, ветвистых, широковершинных,

Яблонь, и груш, и гранат, золотыми плодами обильных,

Также и сладких смоковниц и маслин, роскошно цветущих;

Круглый там год, и в холодную зиму, и в знойное лето,

Видимы были на ветвях плоды; постоянно там веял

Теплый зефир, зарождая одни, наливая другие;

Груша за грушей, за яблоком яблоко, смоква за смоквой,

Грозд пурпуровый за гроздом сменялися там, созревая.

Там разведен был и сад виноградный богатый; и грозды

Частью на солнечном месте лежали, сушимые зноем,

Частию ждали, чтоб срезал их с лоз виноградарь; иные

Были давими в чанах; а другие цвели иль, осыпав

Цвет, созревали и соком янтарно-густым наливались.







Сейчас читают про: