double arrow

Красноречие. Еремин


«Золотой век» древнерусского красноречия – XII век, уже в XIII-XIVвв. Этот род литературы приходит в упадок. В XI-XII веке красноречие занимает одно из первых мест в литературе. Все дошедшие до нас памятники церковного и светского красноречия Киевской Руси по своему содержанию и форме делятся на два разряда:

· памятники красноречия дидактического (учительного)

· памятники красноречия эпидиктического (торжественного).

Дидактическое красноречие – литературное ремесло, эпидиктическое – искусство.

Дидактическое красноречие преследовало чисто практические цели. Произведения этого типа обозначались словами «поучение» или «беседа». Они лишены риторических украшений, невелики по объему, писались или произносились на общедоступном, почти живом, разговорном древнерусском языке.

Эпидиктическое красноречие требовало не только глубины содержания, идейного замысла, но прежде всего выучки, большого профессионального мастерства: умения эффектно построить речь, так построить материал, чтобы он мог увлечь, захватить читателя или слушателя, настроить его на «высокий», торжественно-патетический лад. Произведения обозначались термином «слово». Слова составлялись в строгом соответствии с правилами, установленными литературной традицией – многовековым опытом византийского и античного эпидиктического красноречия. Требовалась выучка, школа. Наши витии приобретали ее, изучая образцы более опытных мастеров.




Все произведения торжественного красноречия делились на три части: вступление, повествовательная часть, заключение.

Вступление – обязательная часть речи, непосредственно не связанная с содержанием речи, ее назначение – привлечь внимание к речи, наметить задачу, которую ставит себе автор.

Центральная часть речи – повествовательная, какой-либо рассказ о конкретном событии, всегда приподнятый, лиро-эпический, перемежаемый отступлениями в сторону и пояснениями автора.

Заключение в церковном красноречии – обычно молитва, а в светском – или «похвала» герою, которому посвящена речь, или обращение автора к читателю с призывом.

О единстве литературного стоя памятников торжественного красноречия свидетельствуют одни стилистические приемы, к которым прибегали в целях большего эмоционального воздействия: риторические вопросы, обращения и восклицания, метафоры, антитеза и повтор, ритмический строй речи. Эти особенности подчинены конкретной задаче: сообщить речи более эмоциональный характер, придать ей наибольшую убедительность.

Речи у нас обычно не произносились непосредственно перед аудиторией, в порядке импровизации, как в Греции и Риме. Речи писались и распространялись в многочисленных рукописных копиях.



Расцвет эпидиктического красноречия, какого не знала ни одна средневековая страна Европы – явление не случайное. Древнерусские писатели обратились к той форме, которая давала наибольший простор для обсуждения вопросов текущей современности. Торжественная речь в отличие от дидактической была предназначена для широкой аудитории, требовала постановки проблем широкого общественно-политического охвата. Злободневность – наиболее характерный признак торжественного красноречия. Вопросы внешней и внутренней политики, обороны границ Русской земли, борьбы за культурную независимость от Византийской империи.

Эпидиктическое красноречие возникло в Древней Греции почти одновременно с красноречием судебным и дидактическим. Развиваясь, эпидиктическое красноречие стало вытеснять из литературного обихода не только другие виды красноречия, но и остальные виды литературного творчества – поэзию и драматурги. Зенита популярности этот род красноречия достигает в 3-4 веках нашей эры, в эпоху «второй софистики». На закате античной культуры софисты передали свое искусство христианским мастерам ораторского «слова». Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Назианзин были учениками софистов.







Сейчас читают про: