double arrow

Б) Изменения в уголовном праве СССР в 1930-3 годы

Основной чертой уголовного права этого периода стало его ужесточение. Так, максимальный срок лишения свободы повышается до 25 лет. Значительно расширяется число составов преступлений, за которые назначаются смертная казнь и длительные сроки лишения свободы.

Так, постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности», хищение этих видов собственности возводилось в ранг контрреволюционных преступлений. Власть воскресила термин «враг народа». Разграничение между понятиями «мелкое хищение» и «крупное хищение» отсутствовало: для нарушителей устанавливались в равной степени жёсткие наказания. Аналогичная ошибка содержалась в постановлении ЦИК и СНК СССР от 22 августа 1932 г. «О борьбе со спекуляцией». В частности, за торговлю пирожками на рынке можно было получить наказание до 10 лет лишения свободы. В 1934 г. в уголовном законодательстве появилась статья об измене Родине. При смягчающих обстоятельствах преступления по этой статье карались лишением свободы на срок до 10 лет с конфискацией имущества.

Коллективизация вытолкнула в город большие массы людей. Вписаться в новый быт удавалось далеко не всем. В результате в первой половине 30-х гг. начался рост преступности. Власть главную причину этого видела в субъективном факторе. В результате 7 апреля 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР уголовная ответственность за совершение особо тяжких преступлений, кражи и насилия устанавливалась с 12 лет. Принятие этой нормы отбросило советское законодательство к началу XX в.: тогда Уголовное уложение 1903 г. предусматривало уголовную ответственность с 10 лет, но при этом умышленные преступления, совершенные лицами в возрасте с 14 до 21 года, оценивались более мягко, чем после 21 года.




Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. за особо опасные государственные преступления – шпионаж, вредительство, диверсии – срок наказания был увеличен в 2,5 раза – до 25 лет.

За самовольный уход из училищ и школ, а также систематическое нарушение школьной дисциплины устанавливались наказания вплоть до заключения в трудовые колонии сроком до года. Это было закреплено в указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1940 г.

31 мая 1941 г. указом Президиума Верховного Совета СССР по всем составом преступлений уголовная ответственность устанавливалась с 14 лет. Одновременно был расширен перечень составов преступлений, по которым устанавливалась ответственность с 12 лет.



Общая тенденция развития государства и права — усиление централизации — отразилась и на развитии уголовного права. Возрастает роль общесоюзного законодательства. В 1926-1929 гг. уголовно-правовые нормы создавались в большей мере союзными республиками, и до 1930 г. было принято всего 48 общесоюзных актов, относящихся к уголовному праву. Начиная с 1930 г. на первый план выступает уголовное законодательство Союза ССР.

В связи с этим, прежде всего, назовем Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», вошедшее в историю уголовного законодательства как закон от 7 августа 1932 г. Он был принят по инициативе Сталина. Постановление резко усилило наказание за хищение социалистической собственности, не разграничивая мелкие и крупные хищения. Этот закон независимо от характера и значимости похищенного имущества в виде наказания устанавливал расстрел с конфискацией имущества. Лишь при наличии смягчающих вину обстоятельств суд имел право назначить виновному наказание в виде лишения свободы на срок не менее 10 лет.

Вслед за законом от 7 августа 1932 г. были приняты другие законодательные акты, направленные на ужесточение репрессий и разрушение гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве.

Следующим документом было принятое ЦИК и СНК СССР Постановление «О борьбе со спекуляцией», согласно которому за спекуляцию продуктов сельского хозяйства и промтоварами назначалось лишение свободы от 5 до 10 лет без применения амнистии. В нем так же, как и в первом законе, отсутствовали разграничения между мелкими, средними и крупными делами. Это порождало применение несправедливых репрессий. В Мордовии, например, в 1933 г. привлекали к уголовной ответственности 388 человек, в 1934 г. — 446. 8 декабря 1933 г. принимается Постановление ЦИК и СНК СССР «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции», в котором выпуск таковой объявлялся тяжким преступлением. Руководство и административно-технический состав наказывались на срок не менее 5 лет.

Закон от 8 июля 1934 г. «О дополнении положения о государственных преступлениях статьями об измене Родины» устанавливал, что в случае побега или перелета за границу военнослужащего совершеннолетние члены его семьи, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные места Сибири на 5 лет. Эти нормы противоречили демократическим принципам уголовного права. Тогда же, 10 июля 1934 г., было принято решение об образовании при НКВД СССР Особого совещания, деятельность которого непосредственно связывалась с проведением массовых репрессий.

В 30-х гг. усилились преступления, направленные против раскрепощения женщин (особенно среди восточных народностей) в самой разнообразной форме (убийства, избиение, изнасилование и т. п.). На создавшуюся обстановку Президиум ЦИК СССР отреагировал Постановлением от 16 февраля 1930 г., в котором подчеркивалось, что в случае, если точно установлено, что убийство произошло на почве раскрепощения женщин, можно применять ст. » положения о преступлениях государственных, (т. е. контрреволюционных). Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 6 августа 1931 г. было признано, что убийство ударников в связи с их активной работой на производстве также должно квалифицироваться как теракт.

После убийства С.М. Кирова начались массовые репрессии и грубые нарушения законности. Вечером 1 декабря 1934 г. по инициативе Сталина (без решения Политбюро — это было оформлено опросом только через 2 дня) было подписано секретарем Президиума ЦИК Енукидзе следующее постановление:

1. Следственным властям — вести дело обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком.

2. Судебным органам — не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, т. к. Президиум ЦИК СССР не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению.

3. Органам НКВД — приводить в исполнение приговоры о высшей мере наказания в отношении преступников названных выше категорий немедленно по вынесении судебных приговоров.

На практике это означало отмену каких бы то ни было юридических гарантий при рассмотрении политических преступлений и конец всех предпринимавшихся на протяжении 2 предыдущих лет попыток восстановления законности.

Это постановление послужило основанием для массовых нарушений законности. Во многих фальсифицированных следственных делах обвиняемому приписывалась «подготовка» терактов, и это лишало обвиняемых каких-либо возможностей проверки их дел даже тогда, когда они на суде отказывались от вынужденных своих «признаний» и убедительно опровергали предъявленные им обвинения.






Сейчас читают про: