double arrow

В «хочу – не хочу» играют только дети


Если, конечно, они правда взрослые, и перестали играть в детство. В хочу — не хочу.

При этом даже ребенок далеко не всегда возражает против неприятного «Надо». Дети возражают только против слабого Надо, Надо не уверенного. Вот противная стена уверенно говорит Надо: «Сюда ходи, а сюда ходить не надо, нельзя, тут я, стена!», и ребенок со стеной не спорит, идет в дверь, а не через стену. Ребенок проверил: стена каменная, со стеной спорить бесполезно, расстраиваться и плакать на нее не действует, вот он стене и не обижается. А с мамой другое дело: если поплакать и потопать ножками, то ее «надо» и «нельзя» меняются на «ну ладно, только немножко!», поэтому с мамой спорить можно, можно делать как хочется и вредничать, когда она будет говорить это противное «надо».

Со стеной не спорят

Это же — действует!

Детский протест длиною в жизнь

«Но я хочу жить не как надо, я хочу жить своей жизнью, а не по чужим Хочу!»

Да, ты прав: твое Надо — это чье-то чужое Хочу. Это очень часто именно так. Тебя водили на музыку, «это тебе надо!», а тебе хотелось кататься на лошадях. Ты хотел смотреть обалденные клипы на Муз ТВ, а тебя брали в гости, где надо было смирно сидеть за столом и много кушать. Тебе не позволяли хотеть самому, ты все время жил чужой волей, и поэтому ты сейчас уже не хочешь ничего. Ты разучился хотеть, боишься выбирать, тебе уже проще жить, как все, и тихо все это ненавидеть…

Как все.

Иногда это называют «плохим характером», иногда — «депрессией», «потерей смысла жизни» и другими важными словами. А я думаю, что это твой протест и твоя Месть, месть твоим родителям в лице жизни, хотя бы ты это совершенно не осознавал.


Сейчас читают про: