double arrow

Тема 4. Творческая история произведения как воплощение творческой доминанты художника и выражение особенностей художественной эпохи


Труд писателя, как и любая творческая деятельность, неизбежно сопряжен с мучительной потребностью достичь совершенства. И как в любой творческой деятельности, результаты труда писателя во многом зависят от внешних обстоятельств, сопровождающих работу и по-своему предопределяющих судьбу произведения.

Так, произведения одних писателей, опубликованные в свое время, регулярно в течение десятилетий переиздаются и входят в ряд "признанных достижений" литературы. Произведения других не переиздаются десятилетиями, подвергаясь искусственному и "естественному" истреблению в сознании читателя. А целый ряд произведений не получает права публикации вообще.

Ситуации такого рода, длящиеся десятилетиями, неизбежно порождают искаженное представление читателя об истории культуры и литературы, ведь о литературном процессе читатель судит по публикациям.

Проходят годы, и то, что прежде "изымалось" из истории литературы или вообще не допускалось к читателю, "возвращается" к жизни и становится воспринимаемым фактом литературного процесса.

Так произошло в конце ХХ века с «Мирской чашей» М.Пришвина, с «Россией распятой» М.Волошина, с произведениями С. Кржижановского и К. Вагинова, Л. Добычина и И. Эренбурга, А.Чаянова, А.Ф. Лосева и Я.Э. Голосовкера, Д. Андреева и В. Шаламова, с романом Б.Л. Пастернака "Доктор Живаго", романом "Мы" Евг. Замятина, "Собачьим сердцем" М. Булгакова, "Котлованом", "Чевенгуром" и "Ювенильным морем" А.П. Платонова, "Жизнью и судьбой" В. Гроссмана и ещё очень многими произведениями отечественной и мировой литературы.




Тема 5. История публикаций как выражение авторской оценки вариантов. Проблема иерархии вариантов

Практика изучения текстов разных редакций произведения позволила обнаружить, что не всякое "после" есть одновременно "то же самое" или "лучше". Открытие это вызвало к себе сочувственное отношение историков литературы, но, к сожалению, пока еще не привело к более прочным связям историко-литературного и текстологического исследований. И до сих пор пересечение путей текстологов и историков литературы остаётся событием изумительно редким, о чём свидетельствуют и исследования последних лет.

В советский период развития текстологии советской литературы изучение текстов ранних и поздних редакций спровоцировало появление неожиданной тенденции: "реабилитации" отвергнутых писателем первоначальных редакций. Такая позиция, сформулированная в статьях Л.Н.Смирновой и А.Л.Гришунина, найдёт поддержку и в поздних текстологических работах. Вот что писала по поводу ранних редакций С.И.Тимина, связывавшая определение понятия "произведение", как правило, с ранними публикациями произведений, подвергшихся авторской переработке в поздний период: "Произведение,- писала она,- становится уже как бы фактом самой истории литературы, и сколько бы ни улучшал или додумывал его писатель, мы не вправе изымать его из литературного процесса, из системы тех отношений, в которых оно возникло".

В разнообразных историях, представленных в текстологической литературе, выделяют два основных типа, к которым можно соотнести результатов творческих переработок ранее публиковавшегося текста: инверсивные и векторные редакции.







Сейчас читают про: