double arrow

Я посмотрела на ковер.


– По‑моему, замкнутый. Хм… А кто вы такой? Его взгляд скользил по комнате.

– Я мог бы задать вам тот же вопрос.

– Могли бы, – согласилась я, глядя, как он осторожно обходит круг. Он остановился с другой стороны тела, перед багряно‑золотым диваном, составлявшим гарнитур с двумя креслами, и, снова нахмурившись, посмотрел на ковер. – Но я первая спросила. Итак, кто вы такой? Вам, конечно, не обязательно мне отвечать, но полиции наверняка тоже захочется это узнать, поэтому, думаю, вы можете поупражняться на мне, сочиняя свое алиби.

Мужчина, в очередной раз окинув меня недовольным взглядом, сунул руку в нагрудный карман черной кожаной куртки, вытащил бумажник, раскрыл его и помахал передо мной каким‑то удостоверением:

– Дрейк Вирео, Интерпол.

У меня отвисла челюсть, да так, что ко мне в рот вполне смогла бы залететь ворона; прошла пара секунд, прежде чем я это заметила.

– Интерпол? Это что‑то вроде международного Скотленд‑Ярда? Так вы детектив?

– В каком‑то смысле. – Он хотел закрыть бумажник.

– Погодите‑ка, – сказала я, осторожно огибая круг и мадам Довиль. – Я еще не совсем спятила. Я хочу посмотреть на это поближе.

Он махнул бумажником в сторону дивана:

– Но если круг сейчас замкнут, каким образом демону удалось сбежать?

Бывают моменты, когда девушке просто необходимы большие темные очки. Это был один из них. Я уставилась на Дрейка глазами, круглыми, как плошки:

– Да что происходит с людьми в этой стране, вы все демонами одержимы, что ли? Какой еще демон? О чем вы говорите?

Он хмыкнул. Этот звук выражал раздражение и нетерпение, а также некоторую долю удивления.

– Я спрашиваю вас, что произошло с демоном, которого вызвал тот, кто изобразил круг? Если круг замкнут, как вы говорите, тогда демон никуда не мог деться, и все же доказательство его исчезновения у вас перед глазами.

Я взглянула туда, куда он указывал бумажником. На полу между диваном и стеной виднелось черное пятно, словно кто‑то провел там углем. Я посмотрела на пятно, потом на Дрейка, не зная, кто из нас окончательно сошел с ума – он или я. Я решила, что, поскольку знаю его меньше, то сумасшедший – он.

– Вы что, серьезно? Вы действительно думаете, что демоны имеют к этому какое‑то отношение? Я согласна, что убийца мадам Довиль хотел представить дело так, чтобы это выглядело как ритуальное уничтожение демона, но это не означает, что здесь действительно побывал демон.

Черная бровь приподнялась.

– Ритуальное уничтожение? Как это?


Сейчас читают про: