double arrow

Джим закашлялся, чтобы скрыть смех. Я наступила ему на лапу.


– Ты так добра ко мне, – рыдала Офелия. – Ты представить себе не можешь, какое это утешение для меня – знать, что ты решила призвать к ответу убийцу Пердиты. У меня нет и половины ее могущества. У меня не хватило бы сил бороться с Дрейком, но ты – ты могущественный Страж, его супруга, и он не в силах уничтожить тебя. Ты же, напротив, можешь одолеть его и заставить признаться в убийствах. – Она содрогнулась всем телом и потерла руки, словно внезапно ее охватил озноб. – Он такой страшный, у него такие темные, холодные глаза. Не понимаю, как ты можешь выносить его присутствие.







Сейчас читают про: