double arrow

Активное воображение


Термин «активное воображение» был введен Юнгом, чтобы отличить его от обычных грез и фантазий, являющихся приме­рами пассивного воображения, в котором образы переживают­ся нами без участия Эго и поэтому не запоминаются и ничего не меняют в реальной жизненной ситуации. Юнг предложил не­сколько особых причин для введения активного воображения в терапию:

1. бессознательное переполнено фантазиями, и есть необ­ходимость внести в них какой-то порядок, их структурировать;

2. очень много снов, и есть опасность в них утонуть;

3. слишком мало снов или они не запоминаются;

4. человек чувствует на себе непонятное влияние извне (что-то вроде «сглаза» или рока);

5. человек «зацикливается», попадает в одну и ту же ситуа­цию снова и снова;

6. нарушена адаптация к жизни, и воображение для него может стать вспомогательным пространством для подготовки к тем трудностям, с которыми он пока не справляется.

Саму процедуру активного воображения следует отличать от многочисленных техник имагинативной терапии. Юнг говорил об активном воображении как о погружении, проводимом в оди­ночестве и требующем концентрации всей душевной энергии на внутренней жизни. Поэтому этот метод он предлагал паци­ентам как «домашнее задание». Некоторые юнгианские анали­тики вводят элементы этой техники в свою работу с детьми или с группами. Применение же их в индивидуальном анализе не так распространено. Большинство терапевтов понимают, что предлагать директивные инструкции по активному воображе­нию на самих сеансах противоречит духу анализа и может вос­приниматься как навязывание и уход от обсуждения более ак­туального материала. Однако иногда активное воображение получается как бы само собой, когда пациент спонтанно разви­вает свои фантазии. И если они несут важную смысловую на­грузку для него и не являются выражением защит или сопро­тивлений, то имеются все основания их поддержать и помочь ему быть в контакте со всплывающим бессознательным мате­риалом. Но в любом случае аналитик не предлагает исходного образа и не направляет процесс по своему усмотрению. Ведь активное воображение сродни художественному творчеству, а подлинное творчество — дело очень индивидуальное и само­ценное и не может осуществляться «на заказ» или под принуж­дением.

Ученица Юнга Мария-Луиза фон Франц выделила четыре стадии активного воображения:

1. пустой Эго-разум, или очищение поля сознания;

2. позволение бессознательному заполнить вакуум;

3. добавление элемента этического отношения;

4. интеграция воображения в повседневную жизнь.

Самое трудное при овладении этим методом — избавиться от критического мышления и предотвратить сползание к рациональ­ному отбору образов. Только тогда нечто может совершенно спонтанно прийти из бессознательного. Надо позволить образам жить собственной жизнью и развиваться по своей логике. В отноше­нии второго пункта есть подробные советы самого Юнга:

1) созерцайте и внимательно наблюдайте, как картина ме­няется, и не спешите;

2) не пытайтесь вмешиваться;

3) избегайте перескакивать с темы на тему;

4) анализируйте таким образом ваше бессознательное, но также дайте возможность бессознательному анализироваться самому и создавайте этим единство сознательного и бессознательного.

Как правило, возникает драматическое развитие сюжета. Об­разы становятся ярче и переживаются нами почти как реальная жизнь (конечно, при сохранении контроля и осознания). Возни­кает новый опыт позитивного, обогащающего сотрудничества Эго и бессознательного. Сеансы активного воображения можно за­рисовывать, записывать и при желании обсуждать позже с ана­литиком. Но нужно помнить, что это делается исключительно для себя, а не для аналитика. Это не то же самое, что необходи­мость вынести произведение искусства на суд публики, чтобы получить признание. Некоторые образы требуют того, чтобы их держали в секрете как самое сокровенное. И если ими делятся, то, скорее, в качестве знака глубокого доверия. Поэтому особой необходимости интерпретировать эти образы нет, если только толкование не является логическим продолжением и заверше­нием сюжета. И ни в коем случае к ним нельзя относиться как к психодиагностическим проективным методикам. Для клиента важен сам непосредственный опыт сотрудничества с образами, потому что образы — это психика, это истинная жизнь души.


Сейчас читают про: