double arrow

Клиент и его субъективный опыт


Когнитивные аспекты процессов, происходящих в клиенте, описываются прежде всего через понятие репрезентативные си­стемы (PC). Репрезентативные системы — это перцептивные системы, в которых кодируется и хранится информация о внут­ренних или внешних событиях. В НЛП выделяются преимуще­ственно три PC: зрительная, слуховая и кинестетическая. К по­следней относятся все телесные ощущения — температурные, тактильные, собственно кинестетические, а также вкусовые и обонятельные.

Согласно представлениям НЛП, способ кодирования и хра­нения информации индивидуально специфичен. Одно и то же событие может быть представлено у одного человека в виде кар­тины, у другого — в виде звуков речи, у третьего — преимуще­ственно в виде телесного чувства. Могут быть и смешанные репрезентации. Особенное значение придается определению ведущей репрезентативной системы. Замечено, что в речи че­ловека, как правило, превалируют слова (глаголы, наречия, прилагательные), относящиеся к какой-либо одной из пере­численных модальностей. Этот факт служит основанием для отнесения человека к одному из трех типов: «зрительному», «слуховому» или «кинестетическому». Иногда говорят о чет­вертом, «дигитальном» (то есть логическом) типе. К нему от­носят лиц с преобладанием в речи амодальных глаголов, та­ких, как сознаю, понимаю, считаю, думаю и т. п.

Пример высказываний «зрительного» клиента: «Вся кар­тина мне представляется неясной, я не вижу выхода из поло­жения». «Кинестетический» клиент выразился бы в подоб­ном случае примерно так: «Все запуталось. Такое чувство, что зашел в тупик». «Слуховой» клиент может сказать: «Зря я не прислушался к внутреннему голосу. Говорил же себе: "Не надо!"» Определение ведущей репрезентативной системы клиента необходимо для установления полноценного контак­та с ним. Говорить с клиентом необходимо на языке его веду­щей модальности, иначе не будет достигнуто взаимопонима­ние. При работе с парой можно видеть, как различие ведущих репрезентативных систем (и соответственно языка) у супру­гов оказывается источником взаимных недовольств и конф­ликтов. В этом случае психотерапевт выступает в качестве переводчика на язык, понятный каждому из партнеров (Satir, Handler, Grinder, 1976).

Наличие ведущей репрезентативной системы не означает не­задействованности систем других модальностей. Всякий живой процесс представляет собой цепь, или последовательность, сме­няющихся внутренних образов, действий и состояний. В эту цепь, помимо ведущей, как правило, включены и другие PC. Все в целом, то есть последовательность образов, действий, состоя­ний, составляет стратегию деятельности. Стратегии могут быть эффективными и неэффективными. Здесь открывается широ­кое поле исследований НЛП в области моделирования. Различ­ными методами (опроса, наблюдения, подражания) выявляет­ся стратегия «успешного деятеля», или «мастера», и на ее основе создается алгоритм для обучения. Так, одними из первых были разработаны стратегии успешной мотивации, принятия реше­ний, грамотного письма и др. В частности, было выявлено и проверено на опыте блиц-обучения, что эффективная грамот­ность обязательно включает звено зрительного образа слова, на­писанного или напечатанного. В отсутствие же этого звена, то есть при стратегии «слуховое восприятие — слово — его напи­сание», возникают значительные затруднения или сбои в орфо­графии (Andreas, Andreas, 1989).

Одним из специальных методов определения стратегии или «хода» внутреннего процесса в НЛП стали движения глаз. Имен­но в этом контексте они получили название ключей доступа (accessing cues). В результате многочисленных наблюдений была установлена корреляция между перцептивной системой, через которую в данный момент проходит внутренний процесс, и дви­жением взора. У большинства субъектов движение глаз вверх связано с обращением к внутренним зрительным образам; по­ложение и движение взора в горизонтальной плоскости - с обращением к слуховым образам; опускание глаз вниз и впра­во — с погружением в образы кинестетической модальности, в то время как поворот глаз вниз и влево свидетельствует о внут­реннем диалоге. Левое направление взора в случае «зрительной» и «слуховой» позиций глаз связывается с обращением к обра­зам памяти, а движение взора вправо — с образами воображе­ния. Указанные корреляции имеют усредненный, вероятност­ный характер. В каждом индивидуальном случае необходимо проверить, не являются ли они исключениями из правил, кото­рые наблюдаются не так уж редко.

Как сам внутренний процесс, так и соответствующие ему движения глаз крайне динамичны, и в течение нескольких се­кунд психотерапевт может увидеть по глазам сложную эволю­цию внутреннего процесса (Cameron-Bandler, 1985). Другим предметом интереса НЛП является состояние клиента. Большое внимание уделяется состоянию транса. Говорят также о состоя­ниях: проблемном или тупиковом, ресурсном или превосходном (state of excellence), состояниях диссоциации/ассоциации, конгруэнтности/неконгруэнтности и др. Каждое из этих состояний может быть связано с любым содержанием, поэтому все они от­носятся именно к «процессу», с которым только и работает «энэлпист». Чтобы оценивать состояние клиента и тем более влиять на него, психотерапевт должен быть максимально чувствительным к их внешним проявлениям (см. ниже о сенсорной чувствитель­ности). Все внешние проявления состояний в НЛП называются одним словом — физиология. К физиологии относятся все невер­бальные компоненты общения, вегетативные реакции: поза, жес­ты, мимика, пантомимика, интонации и громкость голоса, темп речи, цвет кожи, частота дыхания, пульса и т. п.

Под трансом, или состоянием транса, в НЛП понимается широкий спектр измененных состояний сознания. Это пред­ставление взято у Милтона Эриксона, который считал транс нормальным повседневным явлением. Человек находится в трансе, когда он глубоко задумался, погружен в работу или поражен неожиданным явлением. Общая черта всех состояний транса — концентрация внимания на узком содержании со­знания. Предполагается, что чем младше ребенок, тем боль­шую часть времени он находится в состоянии транса. Это -моменты глубокого погружения в происходящее и осмысле­ние его, можно сказать, моменты зачарованности или очаро­ванности миром. Трансовые состояния особенно плодотворны для запечатления информации, а также восприятия психо­терапевтического воздействия.

Проблемные состояния клиента — это состояния дискомфор­та, фрустрации, страдания. Они возникают как реакция на то или иное событие, ситуацию или действие. Практически во всех тех­никах НЛП клиента просят подумать о проблемной ситуации и «войти» в нее. Терапевт «калибрует» отрицательное состояние и прерывает его. В конце работы проверяется, может ли клиент снова вспомнить проблемную ситуацию и пережить трудное состояние. Как правило, последнее не воспроизводится, вместо этого клиент находит себя в более «ресурсном» состоянии. В та­ком случае проделанная работа считается успешной.

«Ресурсное» состояние — это состояние подъема, бодрости, уверенности в своих силах. Предполагается, что каждый чело­век знает свои ресурсные состояния, однако не всегда имеет к ним доступ. Терапевт в ходе работы помогает найти эти состо­яния и войти в них. Ресурсное состояние также калибруется, спе­циальными приемами связывается с проблемной ситуацией и закрепляется в ней.

Состояния ассоциации и диссоциации. С помощью этих по­нятий описывается известная способность человека менять внутреннюю позицию наблюдения. Мы можем, образно гово­ря, находиться в собственном теле и смотреть на окружение че­рез собственные глаза (состояние ассоциации), либо наблюдать себя со стороны, видеть себя в какой-то ситуации (состояние диссоциации). В жизни выход в диссоциированное состояние иногда случается автоматически. Особенно это бывает в случа­ях неожиданного тяжелого происшествия или известия. Возни­кает странное переживание: «Это не со мной!» В НЛП состоя­ние диссоциации рассматривается как само по себе ресурсное, то есть помогающее пережить и преодолеть стресс, отрицатель­ную эмоцию. В свою очередь ассоциированная позиция позво­ляет особенно полно испытывать положительные переживания. Таким образом, в ходе работы с клиентом обращается внимание на «перцептивную позицию», в которой находится клиент: ассо­циирован он или диссоциирован. В процессе общения человек может войти в позицию другого, то есть партнера по общению, и постараться увидеть ситуацию его глазами. Способность за­нять позицию другого чрезвычайно важна для гармонизации общения и установления раппора*. В целом в НЛП отрабатыва­ются и в нужные моменты используются переключения с одной позиции на другую: первая позиция — ассоциированная, вто­рая — другой, третья — сторонний наблюдатель (две последние позиции являются диссоциированными).

* Здесь мы даем правильную фонетическую транскрипцию француз­ского слова rapport. К сожалению, в подавляющем большинстве текстов на русском языке неправильно «озвучивается» непроизносимое на конце этого слова «t».

Сопоставление высказываний клиента с невербальными реакциями дает богатый материал для определения степени его конгруэнтности. Конгруэнтность означает согласованность всех систем выражения мыслей, эмоций, намерений, отношений. Со­ответственно, неконгруэнтное состояние обнаруживает себя в про­тиворечивых сигналах. Неконгруэнтность может означать внут­ренний конфликт, в том числе неосознаваемый. Например, клиент говорит: «Я люблю свою жену!» — резким голосом, энер­гично стуча кулаком по колену.

Внутренний конфликт иногда описывается как конфликт «частей». Метафорический образ частей заимствован из геш­тальт-психологии и используется для ссылки на различные фун­кциональные системы личности. Говорят о «творческой» части, о «критической» части, о части, ответственной за проблемное поведение (например, курение, переедание и т. п.).


Сейчас читают про: