double arrow

Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца


19 декабря Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Из Италии, из города Бари все мои друзья, которые в нем бывали, привозили маленькие пузырьки с прозрачной жидкостью — на пузырьке изображение Николая Угодника. Это миро или так называемая «святая манна», которая непрерывно источается от костей, от святых останков Николая Чудотворца.

Множество веков лежат в гробнице эти мощи. Сначала они были в городе Миры, где епископствовал святой Николай, а потом в итальянском городе Бари. И до сих пор это освященное миро, эти святые мощи творят чудеса. В городе Бари есть даже особый журнал, который выходит несколько раз в году, и в нем подробно описывают все случаи исцелений и другие знаки того, что угодник Божий продолжает свою святую деятельность на земле.

О чем же это говорит нам? Ведь Николай Угодник был при жизни мало известен. Из его жития мы знаем только два–три рассказа–эпизода. Все вы эти рассказы знаете: как он избавил воеводу, как он остановил казнь невинно осужденных, как он тайно помогал обедневшей семье…

Это все, что мы о нем знаем. Значит, при жизни никто, кроме близких людей, кроме жителей этого маленького городка Миры, не знал его.

И тем не менее, святитель Николай как будто бы остался жив, как будто бы продолжает жить среди людей. Значит, есть такие святые, которые, не прославив себя при жизни, продолжают молиться за своих братьев, продолжают творить в этом мире дела милосердия.

Почему же это так? Причина заключается в том, какие дела человек делал при жизни, на что уходили его силы, во что он вкладывал всю свою душу.

Вот мы с вами, каждый из нас, живем для себя, каждый своими заботами. Проходит наша очень короткая жизнь, уносят нас на кладбище, и через одно–два поколения все про нас забывают. И надпись не всегда можно прочесть на могиле; все зарастает…

И вот давайте подумаем: пройдет сто лет, двести лет, кладбище это, может быть, будет стоять, но кто через двести лет вспомнит наши могилы? Уходим из этой жизни бесследно. И только молим Господа, чтобы он нашу жалкую и слабую душу в Своих селениях упокоил. Мы ждем будущего воздействия Его Святого Духа, чтобы Он нас, спящих во гробах, поднял и оживотворил.

Так с нами, но не так с великими святыми. Мы живем для себя, а они жили для других. И настолько жили для других, что когда кончилось их земное странствие, Господь как бы дал им власть продолжать оставаться на земле. Как бы еще до всеобщего воскресения воскресил их.

И именно поэтому память о святых для нас — это не просто воспоминание об их деяниях, подвигах, святости, а их живое воздействие на нас. Когда мы с вами просим Николая Чудотворца о помощи, об исцелении, мы к нему обращаемся так, как будто бы он живой среди нас. Такова благодать святых, отдававших себя людям. И нам с вами остается выбор в этой жизни: если мы хотим идти по пути человеческому по пути себялюбия и греха, то наш удел — сон, забвение, беспамятная молитва; и только потом Господь нас оживотворит.

Если же мы хотим, чтобы с первого мгновения, как мы умерли, Господь дал нам силы продолжать делать что–то в жизни, мы должны уже сейчас постараться жить по–другому — по–христиански.

Что Николай Угодник? Он всем известен! Но мы знаем очень многих людей нашего времени, которые умерли, но их жизнь была такова, что Господь и им дал, как и святому Николаю, эту чудесную власть — быть как бы бессмертными еще до всеобщего воскресения! И такие люди молятся за нас, являют массу знамений и чудес, не меньше, чем это было в древние времена.

Итак, еще раз, если мы с вами сейчас просим о молитвах и о помощи Николая Чудотворца, мы должны подумать и о том, чтобы не только просить, но и что–то давать, что–то человеческое, Божие, христианское в своей жизни делать. Тогда мы хотя бы в малой, тысячной, ничтожной степени уподобимся нашим великим братьям, святым, просиявшим и при жизни, и после их телесной кончины.

Аминь.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа»!

Прославление Николая Чудотворца Мирликийского началось среди моряков. Когда они проходили мимо гавани города Мир Ликийских, то каждый считал своим долгом прийти к гробнице святого и помолиться перед морским путешествием. И вот слава Николая Чудотворца как молитвенника небесного после его смерти началась именно среди моряков. А потом к его молитвам стали обращаться и другие люди, потому что все наше житейское странствие похоже на путешествие по морю. Здесь и бури, и ураганы, и возможность утонуть в любой момент. Как корабль плывет, а под ним бездонная бездна, так и мы с вами идем, и каждую секунду нас может поглотить смерть или грех, который поджидает, подстерегает, как бездна, готовящаяся погубить нас духовно. Опасной может быть и мертвая зыбь, мертвый штиль, когда корабль не может двигаться, — всякое встречается в житейском море.

Поэтому и для нас с вами молитва великого святого драгоценна. Как иногда рисовали на старинных картинах: плывет корабль, а где–то на носу или на корме стоит незримый для других Николай Чудотворец и молится за мореплавателей, так и мы надеемся, что он тоже где–то присутствует на нашем утлом суденышке, на суденышке нашей жизни, и тоже молится. Вот потому и называют его Чудотворцем — потому что Бог дал ему особенную силу.

Он умер давно, но может и продолжает действовать как бы живой, оставаясь на земле. И это неудивительно, потому что Господь Иисус сказал нам, что человек, который возлюбит Его и пойдет по Его пути, будет творить чудеса и даже большие чудеса, нежели Он Сам творил во время земной жизни.

Поэтому для нас с вами чудо всегда присутствует в жизни! Маловерный человек требует чудес как доказательств, но на самом деле никакие удивительные знамения не могут повернуть сердца человеческого, отвратившегося от Бога. Но тот, кто чувствует Божие присутствие, тому не нужны эти явные знамения, потому что для него все вокруг есть чудо, от начала до конца.

И каждое утро для нас — это чудо, потому что когда мы встаем, мы как бы воскресаем из мертвых. Каждое живое существо, каждый цветок и все, что дано человеку, — все это чудо. Посмотрите, рождается малое дитя, которое понимает меньше, чем собака или птица, лежит почти бессознательно на рукаху матери, а потом оказывается, что она держала на руках великого человека, гения, бесконечно одаренного, перед которым будут трепетать и благоговеть миллионы людей.

Чудо Господне сеется всегда и повсюду, только мы с вами слишком привыкаем к этому и не умеем замечать его. Слово «чудо» происходит от старинного слова «чудиться», — дивиться, изумляться! И мы никогда не должны терять способности всему удивляться: и солнцу, и небу, и снегу, и жизни, и тайне Божией, и любви Божией, которая изливается на нас. Это и есть величайшее чудо. Все — чудо. Потому что во всем Господь.

Даже тогда, когда мы с вами спотыкаемся, и кажется, что уже действительно тонем, и если мы, как Петр некогда на море, кричим: «Господи, спаси меня! Погибаю!» [75] — разве не чудо, что столько раз упавшие, поломанные душой, извращенной грехом, мы все–таки не отвергнуты Им и снова имеем возможность возродиться. И это есть чудо Духа Божия и силы Его. И то, что Господь окружает нас незримыми помощниками, то, что земля и небо служат тем, кто хочет идти по пути Божию, что у нас есть такие молитвенники, как Николай Чудотворец и другие святые, — это тоже чудо. Единое чудо, общее чудо, чудо любви Божией, которая есть самое большое и бесконечное чудо.

Аминь.

1982 г.


Сейчас читают про: