double arrow

Новоканонизированных святых


Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

На прошедшем недавно церковном Соборе, который был созван в честь церковного 1000–летнего юбилея, клику святых были причислены девять человек, многие из которых уже давно были почитаемы как праведники, как подвижники благочестия. Сегодня мы можем уже писать их иконы, освящать их, ставить в честь них храмы и нарекать приделы и престолы. В честь них будут писаться службы, акафисты, их жития будут включены в собрания житий, и имена их будут внесены в церковные календари. Это люди очень разные, и я, если кто их не знает, напомню, кто эти святые.

Самый древний из них благоверный князь Димитрий, прозванный Донским после его победы на Куликовом поле. Он поставлен в ряд благоверных князей, имена которых уже издавна почитает Церковь, скажем, благоверного князя Александра Невского, Даниила Московского, благоверных князей Михаила Тверского и других.

Его жизнь проходила в войнах, в походах, в управлении государством. Однако он стремился свой труд согласовать с волей Божией и воевал не ради того, чтобы захватить чужие земли, а для того, чтобы защитить беззащитных, защитить свое отечество. И все, кто исполняет в своей жизни гражданский долг, могут иметь в нем своего покровителя.

А те, кто любит прекрасное, кто сам, может быть, трудится на почве высокого искусства, тот имеет своего покровителя в лице второго святого, преподобного Андрея Рублева, который жил у нас в Москве, немножко позже преподобного Сергия, хотя в юности еще застал его, и расписывал московские храмы и Троицкий собор нашей Лавры.

Он был монахом, о жизни его известно мало, но из его икон мы видим, что это была душа, посвятившая себя созерцанию Божию, и на своей знаменитой иконе Троицы он дал людям евангельский образец любви, единства, согласия. Написана эта икона в память и похвалу святому Сергию, который назвал свою обитель в честь Святой Троицы, чтобы люди, взирая на единство Святой Троицы, одолевали злобное разделение мира сего.

Затем идет митрополит Московский Макарий, живший во времена Ивана Грозного, составитель житий святых. Эта книга для нас драгоценна, потому что в ней перечислены образы людей, исполнявших в разные века заповеди Христовы.

Следующим был прославлен преподобный Максим Грек. Он тоже жил при Иване Грозном, приехав в Москву из далеких западных стран. Он родился в Греции, жил в Италии, был монахом на Западе и прислан был в Москву для исправления Библий. Библии и богослужебные книги тогда переписывались от руки и требовали исправления. Здесь он застал большую борьбу между двумя церковными направлениями: одни считали, что монастыри должны быть богатыми, мощными, чтобы помогать бедным и влиять на государство, а другие (их называли нестяжателями) считали, что настоящие иноки должны быть бедными и ничего не иметь. В борьбе этих течений, в которую ввязалась и политика, преподобный

Максим Грек встал на сторону нестяжателей, защитников бедных. Он, как это бывает, был оклеветан, брошен в тюрьму, подвергнут тяжким допросам и в конце концов умер под домашним арестом, находясь в Троице–Сергиевой Лавре, там, где сейчас находится его гробница.

Затем идет святой преподобный Паисий Величковский, возродитель духовного подвига в России. Он жил на Украине, ходил от монастыря к монастырю, думая, у кого бы научиться духовной жизни и молитве, но не нашел ни одного учителя. Тогда с большими трудами он отправился на Восток, поселился на горе Афон, где жили одни монахи, они и сейчас там живут, и пытался у них найти что–то полезное для молитвенной жизни, но и у них не нашел. Тогда он отыскал старые греческие книги, а греческий он знал, и перевел их на славянский язык для назидания и монахам, и всем ревнителям благочестия.

Самое замечательное — это писание Паисия о внутренней молитве, или об умной молитве, как ее называли в старину, которая составлена на основании Писания и древних отцов. Эта молитва может быть с нами всегда, едим ли мы, пьем, идем ли, работаем, всегда она живет в сердце, журча как ручей.

В те же времена, в XVIII веке, жила преподобная Ксения блаженная. Она была нищенка, добровольно избравшая такой подвиг. Она изображала из себя безумную, юродивую, и Бог дал ей великую благодать: молиться за людей, особенно за тех, кто страдает трудностями в семейной жизни. Около ее часовни, которая находится в Ленинграде, всегда много народа, служат панихиды, происходят исцеления, и это известно доподлинно. Десятилетиями народ продолжал ее чтить, и вот теперь она причислена клику святых.

Вслед за ней идет епископ Игнатий, по фамилии Брянчанинов, живший в прошлом веке. Он наставник и учитель монашества, автор многих книг, написанных для монахов, но там есть также и немало полезного для мирян.

Прославлен и старец Амвросий Оптинский, преподобный, который жил тоже около ста лет назад и подвизался в Оптиной Козельской пустыни. Старцами назывались духовники монастырей, к которым приходили монахи получать благословение на каждое дело, на любой поступок. Но в Оптиной пустыни старцы открыли двери и для мирян, и туда потекло множество людей со всех концов страны, и множество людей получало там вразумление, утешение, наставление, иногда и исцеление.

Среди Оптинских старцев (последний из них умер в 1928 году, когда Оптинауже была закрыта) наиболее известен был Амвросий. Это был очень образованный человек, преподававший в духовных школах. В последние годы жизни в монастыре он тяжко болел, был прикован к постели, боли у него были страшные. Лев Толстой, который посещал его, с удивлением записал: «Какое удивительное дело: лежит больной старик, как мертвец, но к нему в келью, в комнату заходят люди по очереди один за другим, а выходят оттуда с оживленными просветленными лицами». Ему была дана благодать утешения и вразумления.

И, наконец, епископ святитель Феофан Затворник. Он недолгое время был епископом, а потом ушел в затвор, или, как он сам называл это, «запор», — заперся в своей келье, и никто, кроме ближайших людей, с ним не общался. Зато он вел переписку с сотнями людей по всей стране, и эти письма составляют сейчас десять томов изданного текста, полезного людям всех профессий, всех возрастов. Писал он также толкования на Священное Писание, написал размышления на каждый день года, несколько больших книг о том, как должен жить христианин в миру. «Что потребно покаявшемуся и вступившему на путь спасения» — так называлась одна из его книг, другая называлась «Путь ко спасению». В общем, он один написал целую библиотеку, и хотя с тех пор, как он умер, прошло уже около ста лет, его книги прочитали множество людей и, я надеюсь, будут читать и в будущем.

Вот святые, которые перед нами, придет время — и будут перед нами и их иконы. Мы славим и благодарим Бога за то, что в разное время и в разных сословиях Он воздвигал людей, которые исполняли Его Завет.

Но молясь святым, прибегая к их ходатайству, прося их заступничества, учась на примере их жизни, мы никогда не должны забывать, что спасение идет только от Господа, спасение всем — и святым, и грешникам, потому что Спаситель есть только один у нас Господь Иисус. Его силой живут и действуют святые, Его силой прощаются грешники, Его силой мы приходим к Богу и обретаем в Нем своего Господа.

Святые — наши братья, святые такой же плоти и крови, как и мы, то, что они в своих немощах поднялись до праведности, для нас это урок и вдохновляющий пример. Но всегда надо помнить, что сам себя спасти человек не может, и они стали святыми не просто потому, что у них была такая сильная воля или такое стремление выполнять заповеди Божий, а силой спасающей благодати Христа–Спасителя, Ему и слава во веки.


[1]См. Мф 13:47–48.

[2]Пс 18:2.

[3]1 Ин 5:19.

[4]Ин 16:33.

[5]Мф 11:28.

[6]Ср. Ис 8:9–10.

[7]Пс 26:1 (церк. — слав.).

[8]Пс 18:2.

[9]ср. Еф 5:14.

[10]ср. Откр 3:16.

[11]Ср. Мф 18:3.

[12]Ср. Мф 18:19.

[13]Ср. 1 Кор 6:9–10.

[14]Мк 10:17.

[15]Ср. Еккл 6:2.

[16]Мф 19:21.

[17]1 Фес 5:16.

[18]Ос 13:14; 1 Кор 15:55.

[19]Речь идет о двух ангелах, один из которых держит свиток со списком добрых дел, а другой со списком злых. Это образы Страшного Суда, обычно изображаемые на западной стене храма.

[20]Пс 21:2.

[21]Пс 129:1.

[22]Ср. Иер 21:8.

[23]Мф 15:22.

[24]ср. Ев 13:8.

[25]Ср. Мф 10:32.

[26]Ср. Мф 5:16.

[27]см. Мф 25:1–13.

[28]ср. Тим 4:7–8.

[29]Ср. Мф 11:28–29.

[30]Ср. Ин 6:68.

[31]1 Кор 4:16.

[32]Флп 4:13.

[33]Ср. Ин 14:12.

[34]Гал 5:24 (церк. — слав.).

[35]Лк 21:19 (церк. — слав.).

[36]Ср. 1 Кор 10:31; Кол 3:17.

[37]Деян 20:35.

[38]Мф 16:18.

[39]Мф 25:40.

[40]Мф 6:22.

[41]Пс 76:12 (церк. — слав.).

[42]Деян 9:4.

[43]Мк 6:37.

[44]Ср. Мф 6:33.

[45]Ср. Лк 5:33–35.

[46]Ср. Ин 13:34.

[47]Ср. Мф 25:1–13.

[48]Ср. Деян 20:35.

[49]Ср. Лк 20:38.

[50]Пс 120:1.

[51]Евр 13:7.

[52]Исх 23:22.

[53]Пс 26:1 (церк. — слав.).

[54]Мф 16:18.

[55]Ср. Лк 10:41.

[56]Ср. Мф 6:33.

[57]ср. 2 Кор 9:6.

[58]Ср. Мф 10:8.

[59]Ср. Мф 25:21.

[60]Быт 12:1.

[61]Быт 15:6.

[62]Быт 12:3.

[63]См. Быт 18:1–8.

[64]См. Быт 18:22–33.

[65]См. Быт 22:1–16.

[66]Мф 11:29.

[67]1 Кор 13:2.

[68]Ср. Деян 17:22–23.

[69]Ср. Гал 6:7.

[70]Иак 2:14–21.

[71]Ср. Быт 22:15–18.

[72]Ср. Быт 15:5.

[73]См. Исх 3:5–12.

[74]См. Быт 19:12–26.

[75]Ср. Мф 14:30.

[76]См. 2 Цар 12.

[77]Ср. Лк 7:28.

[78]Ср. Лк 7:20.

[79]Мф 6:24.

[80]Речь идет об императоре Феодосии Великом, вступившем на престол в 379 г.

[81]Имеется в виду картина В. С. Смирнова «Князь Михаил Черниговский в орде».

[82]Пс 129:1.

[83]Ср. Ин 1:51.

[84]Мк9:24.

[85]2 Тим 4:8.

[86]Ин 15:13.

[87]Ср. Ис 6:5.

[88]Рим 10:17.

[89]Мф 28:19.

[90]Мф 28:19.

[91]См. Мф 5:14–15.

[92]Имеется в виду Спиридон, епископ Тримифунтский.

[93]1 Кор 4:16.

[94]Лев 11:45.

[95]Мф 5:48.

[96]Ср. Мф 10:32.

[97]Мф 7:21–23.

[98]Ср. Мф 25:31–46.

[99]Ср. 1 Кор 4:16.

[100]Ср. Дея 5:29.

[101]2 Кор 12:9.

[102]Ин 6:68.

[103]Ср Ин 1:5.

[104]Евр 12:1.

[105]Ср. 2 Макк 7:20–23.

[106]Ин 8:12.

[107]Мф 5:14.

[108]Мф 5:16.

[109]Ср. 1 Цар 1:17.

[110]См. 1 Цар 4:10–18.

[111]Ср. 1 Цар 16:7.

[112]Мф 5:44.


Сейчас читают про: