double arrow

В ПОИСКАХ СЕБЯ


Кому придет в голову ласкать пантер по дороге на званый обед, где предстоит встретиться с хорошенькими женщинами и знаменитостями?

Г.Уэллс

Итак, большинство из нас к определенному возрасту имеет свой сценарий. Дорога ясна и может даже казаться сладкой, а в конце ее - такая всем понятная награда. Чего же, казалось бы, нужно еще? Путь известен, и нас всему научили, и все у нас "как у людей" - нормально. И все же, как любимый герой отечественной литературы, лежим мы на своем поле под Аустерлицем и, глядя в небо, продолжаем вечный поиск ответов на вопросы о своем пути и смысле и делаем это, сказать откровенно, также бездарно, как он - ищем не то и не там. И хорошо еще, что немногим из нас, в отличие от другого любимого героя, требуются для решения наших сугубо внутренних проблем топор и старушка-процентщица.

Есть банка, набитая сахаром. В ней копошится некоторое количество муравьев. Это те, кто смог уже преодолеть путь и достичь желаемого. Они, собственно, уже сами - почти сахар, откормленные, неповоротливые и сладкие. Весь мир для них - сплошной сахар, больше-то вокруг ничего им не видно и ничего не нужно. Есть другие, которые еще на полпути - ползут, цепляясь всеми лапками за скользкие бока банки, поскальзываясь на сладкой дорожке, но с нее не сворачивая. Наконец, есть третьи, которые еще только в самом начале пути, скупо вымощенного рассыпанным сахаром, они издалека наблюдают упавших в банку и пребывают в отчаянии от того, что, может быть, не смогут к ним присоединиться.

Притча эта рассказана одним из учителей дзена, и мало что можно к ней добавить. Все наши поиски жизненных ценностей и все стремления, за очень редким исключением, обращены к такой воображаемой сахарнице - к чему-то, что лежит вне нас самих - вещам или оценкам других людей. Мы пытаемся привести себя в соответствие с этими внешними факторами, а не со своей собственной сущностью, до которой нам и дела-то по большому счету нет. Иначе говоря, мы последовательно живем вне самих себя и вне связи с самими собой, и отчего-то при этом еще мучаемся вопросом о смысле такой жизни.

Да (простят или не простят мне философы-моралисты, но это самый дурацкий из всех известных мне вопросов. В чем смысл, например, ножниц? Это почему-то кажется очевидным: в том, чтобы резать. А в чем смысл ножниц, которые не используют для резки? В чем смысл человека? В его жизни. А вот смысл человека, который последовательно не живет своей жизнью, действительно находится с трудом. Ножницы - это такая машинка для резки, и что же нам обижаться на то, что человек - машинка для жизни, и в ней самой заключен его единственный смысл, и требуется от него только одно: жить СВОЕЙ жизнью.

Для этого нужно, конечно, как принято говорить, понять или "найти себя". Желание это сделать естественно, потому что единственная компания, с которой мы обречены провести всю свою жизнь и никак не сможем расстаться - это мы сами. Поэтому, конечно, хочется, чтобы это была достойная во всех отношениях компания.

Поиск себя - дело нелегкое, но наиболее продвинутые не щадя себя им занимаются. Совершенно искренне считая одним из таких наиболее продвинутых Винни-Пуха, напомню, как это делал он. Весь процесс был таинственным и опасным и назывался "Охотой на Ягуляра". Винни-Пух с Пятачком, страшась неизведанного, с кучей предосторожностей ходили вокруг зачарованной рощи по свежим следам ягуляра. С каждым кругом следов становилось все больше, но ягуляра они не видели, хотя смотрели вокруг Очень Внимательно. Ходили они, как вы помните, по своим собственным следам, а Ягуляр, собственно, скрывался в единственно возможном месте: в них самих, Такой у них был хитрый Я-Гуляр.

Большинство из нас охотится на своего точно так же. В нас выработали привычку соотносить ценность своих мыслей, поступков, всей жизни с внешними нормами и правилами, принятыми в обществе представлениями и оценками других людей, но не собственными независимыми критериями. Нас гораздо больше начинает интересовать наша одежда, чем то, что под ней. Раз за разом мы предаем себя, принимая решения и совершая поступки, заглушающие нашу настоящую жизнь, привыкаем принимать за нее это воображаемое существование и, как страус, прятаться от себя в ворох традиционных ложных стереотипов, из которых один - самый универсальный и наиболее ненавидимый мною: ВСЕ КАК У ЛЮДЕЙ.

Мы покупаем эту вещь, потому что она считается престижной и модной. Мы не решаемся признаться даже себе самому, что Джоконду явно творец внешностью обделил, потому что это не принято, а мы не хотим прослыть необразованными. Мы принимаем приглашение на тоскливую вечеринку с чужими людьми, чтобы их не обидеть. Мы с благодарностью берем предложенную нам вонючую сигару, когда совсем не хотим курить. Мы ежедневно предаем себя и свои истинные чувства тысячей различных способов и проявляем удивительную изобретательность в поиске новых.

Мы начинаем собственную семейную жизнь с взаимного акта предательства, подстроенного для того, чтобы ублажить окружающих. Свадьба - это праздник двух людей, но именно они почему-то традиционно являются на нем самыми несчастными, будучи принуждены играть странные роли неких затейников для собравшихся.

Судите сами. Как положено, стол ставится буквой "П", и на почетных местах поближе к салату французского повара Оливье рассаживаются те, кого никак нельзя было не пригласить - "дядя Вова" и "тетя Галя", которых "брачующиеся" видели один раз в жизни и надеялись уже никогда не увидеть.

Принято, чтобы по прошествии часа тетя Галя пожелала молодым "совета да любви и много детишек", а по истечении двух часов и еще многих пошлостей дядя Вова уронил свое содержательное лицо в миску с салатом. Разбавляется это все криками "Горько!" (причем не принято почему-то, чтобы эти искренние слова кричали жених и невеста), которые дают возможность собравшимся разливать заветную не просто так, а со смыслом. При этом не успевшие проглотить кусок котлеты молодые должны длительно лобызать друг друга. Если пластинку не заело, т.е. все прошло без отклонений от шаблона, - праздник удался. Ответьте честно, многие ли из вас, ваших близких или друзей отмечали это по идее очень радостное событие по иному сценарию? ТАК ПРИНЯТО.

Когда человек находит пусть не себя, но, по крайней мере, "свою половину", он направляется в ЗАГС, чтобы публично зарегистрировать этот факт. В этом учреждении они принародно РАСПИСЫВАЮТСЯ. Два этих акта -опубликование и подпись - имеют одну цель: повысить ответственность вступающих в брак. Действительно, человеку, который о чем-то заявил принародно, а к тому же под этим подписался, отказаться от заявленного значительно труднее, чем прежде. Поэтому для людей в себе неуверенных и безответственных ЗАГС необходим - именно как средство повышения ответственности, способное... Способное что? Способное, в случае, если люди поймут, что не любят друг друга, заставить их совершить безнравственный поступок: продолжать жить с нелюбимым человеком.

Многие из тех, кто долго и напряженно "ищут себя", делают это именно таким образом потому, что на самом деле боятся однажды все-таки найти и - не обрадоваться. А вдруг это - знаменитый ящик Пандоры, который лучше не открывать?

Если бы вас попросили написать "Я - ...", что бы вы написали? Я - Вася (Маша, Федя, Груня...)? Я - студент (академик, парикмахер, прапорщик)? Я - православный (либеральный демократ, баптистка, материалист)? Я -веселый (честный, задумчивый, неразговорчивый)? Что-то еще? Что вы поставили бы на первое место, что на второе, что упомянули бы в последнюю очередь? Насколько точно вы можете описать себя? Будет ли среди этих определений только ваше, или, как большинству соотечественников еще недавно, вам будет достаточно непробиваемо патриотического "Я -советский человек"?

Условно можно сказать, что каждый из нас содержит в себе четыре зоны личности:

1.То, что знаю о себе я сам. и знают другие. Открытое пространство моей личности.

2.То, что знаю о себе только я, а другие не знают (мой "скелет в шкафу").

3.То, чего я о себе не знаю, а другие знают (например, мое неумение внимательно слушать собеседника).

4. То, чего никто, в том числе, я сам, не знает обо мне. Например, мои скрытые способности.

Кроме того, я - это то, что я о себе ДУМАЮ (совсем не обязательно, то, что есть на самом деле), а также то, что думают обо мне другие. Так что в каждом из нас - нас много.

Если попытаться быть откровенным и не гладить по шерстке, большинство (или хотя бы значительную часть) современных людей можно описать следующим образом: они живут в узком мире нескольких десятков квадратных метров и трех-четырех ежедневно повторяющихся маршрутов, с трудом налаживают отношения со своим окружением, а тем более подбирают его исходя из своих истинных желаний, не понимают, как работа может быть действительно любимым делом и не умеют отдыхать, не знают, как сделать счастливым любимого человека и как общаться с собственными детьми, не в состоянии заработать себе на достойную жизнь, а иногда - и элементарно прокормить семью. При этом они панически боятся показаться слабыми и смешными, во всем винят обстоятельства, а себя считают их жертвой, считая почему-то, что более удачливые, смелые и счастливые чем-то обязаны им. Несмотря на все это, они страшно боятся изменений и цепляются за привычное положение дел, в конечном счете просто переставая понимать, каким образом жизнь может вызывать радость и удовлетворение. Но, боясь признаться себе во всем этом, они сильно обижаются, когда слышат это от кого-то или - сейчас, например, - читают эти строки.

Но расстраиваться не нужно. Каждый из нас стоит столько, сколько стоит.

Люди делятся на тех, кто, получая маленькую зарплату, говорит, что ему мало платят, и на тех, кто в этом случае считает, что мало зарабатывает. Выражаясь более строгим языком, люди различаются между собой по тому, где они локализуют контроль над значимыми для них событиями: в себе или вовне. Локус контроля- одна из важнейших характеристик личности и показывает степень независимости и активности человека в достижении целей, его ответственности за происходящее с ним.

Наша цивилизация устроена так, что большинство людей привыкает считать, что кто-то другой или общество в целом решает за них, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что неправильно, как нужно развлекаться, а как грустить. Иначе говоря, в принятии решений и совершении своих поступков мы руководствуемся внешней референцией (экстернальностью)- опорой не на себя, а на окружающих или на обстоятельства. "Пойдешь в кино?" - "Сейчас посмотрю свой гороскоп" {спрошу у начальника, посоветуюсь с женой). На самом деле это очень удобно - не нужно думать самому, брать на себя ответственность, совершать рискованные шаги. Всегда можно сослаться на обстоятельства: шел дождь, опоздал автобус, начальник был не в духе и, соответственно: "А что же я мог сделать?" Экстерналы любое событие считают результатом действия внешних сил, стечения обстоятельств, поведения других людей, а свой успех и свои планы, соответственно, ставят в полную зависимость от них, считая себя лишь игрушкой в руках судьбы и людей.

В любой сложной ситуации они мгновенно начинают искать, на кого можно
переложить вину за собственные трудности. Это могут быть родители, дети, начальники, подчиненные, холод, жара и т.д., только бы не они сами. Это и понятно: стоит только человеку взять ответственность на себя, как придется что-то делать для улучшения ситуации. На излюбленный российский вопрос «Кто виноват» у них есть только один излюбленный ответ: «Стрелочник». Это во многом объясняет и следующий шаг: "Что делать?»- «Наказать стрелочника». Виновные наказаны, все спокойны, совесть чиста, ничего не изменилось.

Конечно, бывают случаи, когда внешняя референция полезна и даже единственно возможна. Представьте себе, что воинское подразделение целиком состоит из людей с развитой автономией, чувством независимости и самостоятельности. Понятно, что командовать взводом солдат с развитой внешней референцией несравненно легче. Учить детей, построенных в алфавитном порядке или по росту - легче. Управлять бригадой послушных исполнителей - легче. И поэтому так настойчиво общество занимается воспитанием внешней референции.

Но дело в том, что жизнь существенно отличается от строевой службы во время боевых действий. Даже, если у вас заболел ребенок, и вы понимаете, что лучше последовать совету квалифицированного врача, не стоит слепо принимать на веру любое из его предписаний и, если он посоветует прибегнуть к проверенному когда-то способу и устроить малышу кровопускание, лучше будет обратиться к другому врачу. Если вы поступите таким образом, то продемонстрируете, что способны руководствоваться внутренней референцией (интернальностью),то есть, воспринимая всю информацию, исходящую от окружающих людей, тем не менее, сами решаете, как вам поступить.

Интерналы склонны интерпретировать события своей жизни как результат собственных действий, они считают, что то, как складывается их жизнь, зависит от них значительно больше, чем от обстоятельств, а потому умеют ставить цели и достигать их - быть в жизни победителями, а не побежденными. Они берут на себя ответственность не только за успехи, но и за неудачи в собственной жизни, а также в своей семье, в своих отношениях с людьми, на своем рабочем месте и т.д. Также они относятся к своему здоровью, полагая, что способны контролировать его состояние значительно лучше, чем кто-либо посторонний. Вообще любую ситуацию они стремятся сделать предельно результативной, максимально полно прожить ее, не пуская ее пассивно на самотек. В этой связи Для них редко встает вопрос о смысле жизни, и другое отношение к ней они склонны считать почти безнравственным.

В этом отношении интересно порассуждать о таком распространенном понятии как чувство долга. Во-первых, за редким исключением оно совершенно коммуникативно, имеет конкретного адресата: если мы должны, то, как правило, всегда знаем, КОМУ ИМЕННО. В любом случае чаще всего это воспринимается, как некоторое принуждение: мы заставляем себя или нас заставляют что-то делать. Для того, чтобы перестать испытывать трудности по поводу слабости силы воли, первое, что нужно сделать - выяснить адрес нашего долженствования.

Вариант первый: мы заставляем себя. Например, нужно тащиться в отвратительную погоду на другой конец города после работы, чтобы встретиться с человеком. Зачем? Если вы отвозите машинистке текст собственной статьи или собираетесь навестить заболевшего близкого человека - это ваш собственный выбор, а потому глупо продолжать расценивать его как принуждение извне, а погоду и дальность поездки стоит принимать как данность без переживаний. Если вы собираетесь на вечеринку, но очень ломает, значит, вы еще не сделали выбор: ехать или нет, и нужно понять только, какая чаша для вас перевешивает, после чего перестать мучиться. Если же вы едете, потому что кто-то сказал, что ехать нужно, а вы с этим не согласны, это второй случай: на самом деле не вы заставляете себя, а кто-то вас.

Вариант второй: нас заставляют что-то сделать. Это в принципе странно: как это человека, если он не находится на службе в армии, можно без его согласия заставить что-то сделать? Учиться в институте, защитить диссертацию, мыть дома посуду или воспитывать своего ребенка? В этом случае, правда, человек часто говорит, что "должен самому себе", но "не может себя заставить", тем более, что конкретная фигура того, кто к этим действиям принуждает, иногда определяется с трудом (например, можно вспомнить о ранних зимних вставаниях ради ежедневных походов на работу). На самом деле, как правило, такую фигуру можно найти. Если, например, женщина, как заведенная, до изнеможения ежевечерне стирает белье всей семьи, вместо того, чтобы раз в две недели сдавать его в прачечную, я предположил бы, что принуждает ее к этому не сама семья, а ее мать (которой, возможно, уже давно нет на свете), которая говорила, что хорошая хозяйка обязана не копить грязные вещи, а стирать их ежедневно. Кроме того, я думаю, что она играет в игру "Посмотрите, как я стараюсь" с кучей психологических дивидендов (возможность демонстрации жертвенной усталости, оправдание нехватки времени на действительно важные дела и т.д.) Найдя такую причину, можно ее переосмыслить и либо отказаться от укоренившейся практики, либо понять, что действительно она необходима, потому что приносит настоящую пользу самому человеку и окружающим, и тогда опять же перестать воспринимать ее как внешнее принуждение, страдать и ждать благодарности.

Скромность украшает человека. В особенности, извините, если у него нет других достоинств. А скромность потребностей вообще должна украшать исключительно. Однако какие потребности и кто считает скромными, а какие таковыми не считаются? Вспомним вновь наших муравьев. Здесь все понятно: потребность, она же цель и высшая ценность - сахарница. Но это в притче, a в человеческой жизни?

Иерархия ("пирамида") потребностейбыла предложена А.Маслоу:

Естественно, в первую очередь должны быть удовлетворены физиологические потребности, без чего более высокие потребности представляются менее значимыми. Однако с момента удовлетворения низшие потребности перестают восприниматься как потребности, т.е. теряют мотивирующую роль. Высшие же потребности сохраняют ее, таким образом удовлетворение высших потребностей для здорового человека должно являться большим стимулом деятельности, чем удовлетворение низших. Однако удовлетворение высших потребностей требует от человека качественно иных усилий, на которые, следуя принципу "от добра добра не ищут", готовы отнюдь не все.

Хорошая схема, но что делать с теми, например, кто объявляет голодовку, руководствуясь отнюдь не базовыми, а гораздо более высокими мотивами? Маслоу сам понимал, что его "пирамида" объясняет отнюдь не все разнообразие мотиваций человека, и позднее усложнил эту схему понятиями дефициентной (Д) мотивации(т.е. поведения, ориентированного на удовлетворение еще не удовлетворенной потребности) и бытийной (Б) мотивации,при которой Деятельность приносит удовлетворение как таковая (т.е. сама является потребностью), а не только как средство удовлетворения внешней относительно нее потребности. Источник бытийной мотивации нужно искать в самой человеческой природе, стремящейся к достижению таких целей как добро, целостность; совершенство, полнота, легкость, новизна, самодостаточность,

У людей с Д-мотивацией и Б-мотивацией различны и структуры познания и восприятия действительности. В первом случае человек видит все через призму неудовлетворенной потребности, замечая только то, что может иметь к ней отношение. Во втором случае познание более широко и объемно, воспринимается и ценится то, что есть на самом деле, без сравнений и оценок с желаемым, а человек остается более независимым от внешних объектов, относясь к ним как к таковым и не соотнося их с личными проблемами.

Д-жизнь - это в основном стремление удовлетворить дефицит или требования окружения, Такой (накопительский, но не самодостаточный) стиль жизни делает человека целиком зависимым от внешних стимулов, счастье для него во многом подменяется понятиями стабильности и безопасности. Ему становятся свойственны черты, которые Маслоу считал самыми разрушительными болезнями - метапатологиями- апатия, депрессия, цинизм, бесцветность, бессмысленность и т.д. Страдающий метапатологиями человек, как правило, не замечает этого, хотя смутно чувствует, что в его жизни отсутствует что-то важное, но не знает, что именно. Хуже всего, что такой полу-жизнью, почти целиком описываемой службой с восьми до шести и телевизором с шести до одиннадцати, живут очень многие.

Вы бывали в музее восковых фигур? Почти как настоящие... Развитая бытийная мотивация характерна для безусловного меньшинства людей. И основная причина этого в том, что для внутреннего роста внешние атрибуты, бороться за которые и считать которые основными ценностями так привыкают люди, вовсе не нужны. И опираться на внешние опоры в этом случае не получается, потому что единственная опора, как и единственный оценщик - внутри. Можете называть его Ягуляром.

-В общем, выигрышная ситуация это сырье, его надо обработать. -Именно. Сначала надо оказаться в каких-то исключительных обстоятельствах, а потом ощутить, что вносишь в них порядок. Если все эти условия соблюдены, мгновение становится совершенным,

-Словом, это своего рода произведение искусства.

-Нет. Это... долг. Выигрышную ситуацию ты обязан преобразить в совершенное мгновение. Это вопрос нравственности.

Ж.-П.Сартр

Итак, для многих - либо исполненный страданий путь к сахарнице, либо -сытая дрема внутри нее. Шопенгауэр говорил, что человечество, видимо, обречено на вечные колебания между двумя этими крайностями - нуждой и скукой. Количество свободного времени у людей растет и вместе с ним все большее пространство заполняется экзистенциальным вакуумом – сознанием пустоты и бесцельности существования. Это страшная штука, из которой многие нашли выход лишь в наркоманию, алкоголизм или самоубийство. Появилась новая форма депрессии - "воскресные неврозы", накатывающие, когда будничная суета прерывается и человеку вдруг становится нечем заняться. И он вновь остается один на один с вопросом о смысле жизни. Это походит на мотогонки по вертикали: пока крутишься - жив, затормозил - сорвался.

Особенно острой эта проблема стала у нас в стране в последние годы. Так или иначе, но у большинства людей еще недавно на крайний случай был готовый суррогат смысла жизни - напряженный труд на благо общества, процветание родины, "светлое будущее", наконец. На каждый случай были разработаны и зафиксированы "смыслы" соответствующего масштаба - от личной победы в квартальном соцсовревновании до глобальной победы над мировым капиталом. Структура общественных организаций "охватывала", "вовлекала", поддерживала и направляла. И вдруг - все это рухнуло, и почти каждый оказался в образовавшейся вдруг пустоте наедине с собственным индивидуальным выбором и поиском собственных смыслов. Как бы ни были ложны ориентиры и идеологизирован поддерживающий их механизм, но они существовали и, на самом деле, выполняли необходимые для человеческого сообщества функции, а вышло так, что взамен сметенным ценностям ничего предложено не было.

Для многих это стремительное изменение ситуации и отсутствие готовых ответов оказалось крайне тяжелым испытанием, к которому они не готовы и в котором они не виноваты. Выяснилось, что можно не любить ходить в ногу, но, если долго этим заниматься и вдруг рядом перестают командовать "ать-два, левой", можно полностью потерять способность к передвижению - до тех пор, пока не научишься задавать собственный ритм, в буквальном смысле командовать собой САМОСТОЯТЕЛЬНО.

Австрийский психолог Виктор Франкл, создатель логотерапии ("логос" -смысл) писал, что в общем виде вопрос о смысле жизни подобен вопросу о том, какой шахматный ход самый хороший. В отрыве от конкретной ситуации ни тот ни другой вопросы не имеют ответа. Смысл жизни конкретного человека в конкретный момент - вот то, поисками чего можно заниматься.

Большинство людей ищут смысл жизни так же, как ловят черного кота в темной комнате. Некоторые находят удовлетворение в простом признании того факта, что кот в комнате наличествует. Во все века людей, неспособных объяснить те или иные явления, увидеть в них смысл и обрести свой собственный, поддерживала вера в то, что, тем не менее, все устроено так, как должно быть устроено. Эту функцию выполняла и выполняет религия.Вера в пусть и неведомый, но существующий смысл, поддерживает человека в трудных обстоятельствах. В этой связи я решусь определить религиозность как наличие убеждения в том, что жизнь имеет смысл и как вытекающую из этого способность принять мир, людей и себя, а понятие Бога как синонимичное Смыслу. Поиск Смысла - так или иначе - богоискательство. Причем смысл должен быть присущ не только отдельной человеческой жизни, а жизни вообще. Невозможно поверить в жизненность щепки, осмысленно плывущей по океану бессмыслия. "Бог во мне» - верно, но недостаточно, скорее, каждый из нас -проводник универсального смысла. Научившись гармонизировать себя с ним, мы получаем право сказать, что частица этого смысла - в нас. По Библии: «Вселюсь в них и буду ходить в них», «ибо МЫ - СОРАБОТНИКИ У БОГА» (Поел, к Коринф.)

Чаще всего банальную религиозность понимают как иллюзорную зависимость, опору человека, не уверенного в себе, на Бога. Однако религию, в которой Бога нет, вообще нет никакого иррационального внешнего авторитета, главной целью которой является как раз освобождение человека от всякой зависимости и осознание им личной ответственности за свою судьбу - такую религию и религией-то в полном смысле не назовешь. С точки зрения любой традиционной религиозности фраза буддистов "Ополосни рот свой после того, как упомянул Будду" представляется кощунственной, хотя на самом деле она направлена на то, чтобы предостеречь от создания кумиров и заставить верить в себя, а не во внешний авторитет.

Такое понимание религиозности совершенно не требует отказываться от присущего нам рационализма, более того, заставляет признать, что мы гораздо более религиозны, чем большинство из нас думает.

Как известно, единственный грех, которого Бог не прощает - самоубийство. Иначе говоря, единственный абсолютный долг каждого - прожить свою жизнь. Воля, вкус к жизни, любовь к ней - условия выполнения этого долга и осуществления смысла. «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто. И если я раздам все имение мое, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (там же).

Наличие в жизни смысла означает наличие в ней цели, ее целесообразность. Приземленно, как доктор прописал: для поддержания здоровья регулярно принимать цели. Имеет жизнь смысл или нет, в конечном счете, - только наш выбор: жить осмысленно или не жить.

Оставим вопрос «быть иль не быть» пьяным любителям русской рулетки. Гораздо интереснее "КАК быть?» Правильно поставленный вопрос в большинстве случаев уже содержит в себе ответ. Научиться так ставить вопросы - значит, во многом облегчить себе поиск решения. Один из любимых моих вопросов - "ЗАЧЕМ?" Как правило, мы подменяем его вопросом "почему", на который всегда можно найти ответ, на самом деле не раскрывающий сути. В фильме "Старые песни о главном" есть, например, такой дивный диалог: "Милая, почему у тебя такие пяточки мягкие?" - "Это потому, что у нас такая Советская Власть".

На вопрос "зачем" так ответить невозможно.

- Зачем ты продолжаешь двенадцатый год сидеть на этой работе?

- Зачем ты ему нахамил?

- Зачем ты пошел на эту вечеринку, кричал "ура", обсуждал эту тему..?

- "Зачем двадцать два человека гоняют всего один мяч?" (старик Хоттабыч)

Удивительно, но факт: большинство учителей не может ответить на вопрос, зачем они преподают свой предмет (!) Справившись с желанием назвать задавшего этот вопрос бескультурным идиотом, они отвечают что-нибудь вроде "А как же без географии?" (истории, математики, литературы...) И только при настойчивом давлении неуклюже пытаются сформулировать цели своей деятельности, найти ее смысл, желаемый результат.

Смысл порождает ценности и направление конкретных действий. Ответ на вопрос "зачем" неизбежно приводит к ответу на вопрос "как" - "Если жить, то как? Быть каким?" "Хорошие мальчики и девочки" часто говорят, что хотят, например, хорошо учиться, сами не подозревая, что это им только кажется. Вопрос "зачем" показывает, что на самом деле они хотят, чтобы их хвалили родители, или чтобы родители от них отстали, или чтобы друзья завидовали, или чтобы стипендию платили и т.д. - т.е. раскрывает действительный мотив, а не выдуманный.

Если заставить себя отвечать не "почему", а именно "зачем", придется действительно обратиться к своим истинным мотивам и реальному смыслу. Простое упражнение, но очень дисциплинирует.

Беда многих людей в том, что они "идут туда, не зная куда". Некоторые хотя бы знают, КУДА. Но вот ЗАЧЕМ?.

Для учителей, священников, психотерапевтов, руководителей неумение ответить на вопрос «зачем», означающее, что они не несут сознательной ответственности за свои действия, - не только катастрофа, но и преступление. Все они «по долгу службы» оказывают непосредственное влияние на людей и представляете? - оказывается, что зачастую делают это, не имея четкой цели.

При этом все они действительно нужны, в особенности в трудные периоды жизни, по той очевидной причине, что большому числу людей иногда на самом деле необходима помощь, чтобы разобраться в том, что происходит, в том числе в них самих. Помощь Учителя, Духовника, Консультанта, Волшебника - как хотите. Того, кто помог бы человеку активизировать силы и способности, в нем содержащиеся, отыскать самостоятельные ответы, не навязывая своих. На мой взгляд, было бы здорово, если бы это было похоже на то, что делал Гудвин Великий и Ужасный из Изумрудного Города. Помните, как щедро он наделил страждущих: дал бутыль «храбрости» Трусливому Льву, тряпичное сердце Железному Дровосеку и булавочные мозги Страшиле-Мудрому? Кроме этого плацебо(т.е. таблетки, единственная терапевтическая ценность которой заключается в том, что пациент верит в нее) у них всего этого в избытке было и до этого.

Нам, торопящимся, не до долгих молитв. Единственная, честно говоря, которую, знаю, цитируется в разных вариантах довольно часто, и все же - еще раз: "Боже, дай мне смелость изменить, что могу, покой - принять все, что не могу изменить, и мудрость - отличить одно от другого".

В практике психодрамы, разработанной Дж.Морено, существует техника "Волшебного магазина", способная облегчить участникам осознание их потребностей развития и приоритеты мотивации. Ведущий ("продавец") предлагает посетить магазин (воображаемый, конечно), в котором продаются любые нематериальные вещи - черты характера, личностные качества, навыки. Можно приобрести то, чего у тебя никогда не было, а можно то, что у тебя имеется, но в недостаточной степени. Магазин работает по принципу бартера - за покупку нужно отдать продавцу нечто из того же разряда - черту характера или умение, причем обменивать можно только "товары" равного качества, продавец не примет в обмен что-то, что имеет другую ценность.

При условии хорошей подготовки ведущего посетителя ждет немало неожиданных открытий. Например, тому, кто очень много и напряженно работает и, вернувшись домой, просто валится с ног, почему он и хотел бы "приобрести" побольше энергии, предстоит вначале разобраться, чего ему не хватает на самом деле - умения сосредоточиться и планировать время или же совсем другого -умения проявлять тепло и ласку по отношению к своей семье. Ему приходится выбрать, чем расплатиться за покупку - своими амбициями и честолюбием, своими отношениями с семьей или же своими музыкальными способностями, которые крайне дороги ему, но на которые у него все равно при такой жизни не хватает сил и времени, хотя именно с ними он связывает свое истинное призвание? Иначе говоря, ему вдруг приходится честно взглянуть на собственную иерархию ценностей и смыслов. А, главное, - осознать, что его Волшебный Магазин работает круглосуточно и без выходных, и продавец в нем, как и покупатель - он сам.

Каждый из нас обладает уникальными способностями, качествами, предназначением, в конечном счете - неповторимой миссией. Для кого-то она в создании нового дела, для кого-то в написании книг, для кого-то - в бескорыстной любви к детям. И ответственность каждого - перед ним же самим - состоит в том, чтобы эта миссия была реализована, актуализирована, и именно это придает жизни смысл. Век наш короток, и это само по себе, вроде бы, лишает его смысла. Из всех ответов на этот вопрос я больше всего люблю данный Р.Бахом: "Как узнать, выполнена ли твоя миссия? Если ты жив, значит, выполнена еще не до конца".


Сейчас читают про: