double arrow

ГЛАВА ВТОРАЯ. В Балтимор, где располагался офис, Дел прибыл минут за десять до назначенного срока


В Балтимор, где располагался офис, Дел прибыл минут за десять до назначенного срока. Стоило ему появиться в приемной, как секретарша пригласила его в кабинет, и, взглянув на сидевших за столом людей, он понял, что произошло нечто весьма серьезное.

Владелец «Петролеум Текнолоджи» Джей Ти Меллер и его референт — ну, это было более-менее понятно. Сай Питерс, возглавляющий службу безопасности компании — тем более понятно. А вот присутствие здесь Фрэнка Мэрфи, директора завода, где Дел работал, явилось для него совершенной неожиданностью. Неделю назад, прощаясь с ним, Мэрфи ни словом не обмолвился, что тоже собирается в Штаты!

И еще двое... именно их присутствие и встревожило Дела больше всего — он сразу вспомнил одного из них: ЦРУ, оперативный директорат, отдел Латинской Америки... Очевидно, второй тоже был оттуда — судя по тому, что они сидели вместе.

Дел бросил короткий вопросительный взгляд на Мэрфи. Тот слегка пожал плечами, словно говоря: «Сам ничего не знаю».

— Это Делвин Бринк — заместитель директора завода по безопасности и кадрам. Теперь все в сборе, так что начнем, — объявил Меллер. — Сейчас мистер Лэнгворт, — кивнул он в сторону одного из сотрудников ЦРУ, того самого, лицо которого Делу было знакомо, — посвятит вас в суть дела. Прошу!

— Как некоторые из присутствующих уже знают, я и мой коллега представляем здесь Центральное Разведывательное Управление Соединенных Штатов, — начал Лэнгворт, после чего сделал паузу и обвел глазами присутствующих, словно ожидая, что все сейчас подскочат и встанут по стойке «смирно». — Согласно полученным нами сведениям, есть основания предполагать,что на вашем заводе в ближайшее времяможет произойти крупный теракт...

Издальнейших объяснений, данных вое тем же напыщенно-официальным тоном, Делу стало ясно, что,хотя сотрудники ЦРУ,возможно, чего-то и недоговаривали,но, похоже, и сами они знали не намного больше, чем сочли нужным сообщить.

Суть дела была достаточно проста. По данным ЦРУ,некая исламская организация крайне правого толка намеревалась совершить крупный теракт на одном из американских объектов в Венесуэле, приурочив его кгодовщине гибели одного из своих главарей, расставшегося с жизнью (читай, ликвидированного ЦРУ,«перевел» для себя это обтекаемое выражение Дел) в августе прошлого года. Точная дата смерти этогочеловека была неизвестна — он умер в больнице, этот факт несколько дней тщательно скрывали даже от его соратников. На какой объект нацелились террористы —неизвестно.Кто именно будет осуществлять теракт — неизвестно.Характер теракта — неизвестен...

Да -а, негусто... Впрочем, проработав в ЦРУ почти двадцатьлет, Дел прекрасно понимал, чтоиногда приходится иметь дело и с такими неполными и не проверенными данными — в любом случае, игнорировать подобное предупреждение нельзя.

— Наши аналитики считают, — продолжал Лэнгворт, — что завод «Петролеум Текнолоджи» Наряду с не сколькими другими объектами может быть, мишенью террористов. Поэтому мистер Меллер уже согласился с некоторыми предложенными нами мерами...

Ничего особо нового они, разумеется, непредложили — да и что можно предложить в подобной ситуации?! Усилитьохрану, тщательно проверять всех новых работников — ну,это итак понятно. С на чала августа и до конца «опасного периода» назаводе будут навсякий случай находиться два-три агента ЦРУ. Никто из работников завода ничего не должен знать — не дай бог, начнется паника.

На этом Лэнгворт иссяк и поинтересовался, нет ли у присутствующих вопросов.

— Сколько всего объектов взято под контроль? — это было первое, что спросил Дел.

— Девять.

— А именно?

— Посольство, военная база, три нефтехранилища, совместное нефтеперерабатывающее предприятие, офисы двух крупных американских компаний в Каракасе и... ваш завод.

— Цель теракта — человеческие жертвы, материальный ущерб, психологическое давление?

— Неизвестно, — это было сказано после короткой, едва заметной паузы.

— Мистер Бринк, если я не ошибаюсь, вы сегодня вечером вылетаете обратно в Каракас? — спросил другой сотрудник ЦРУ, до сих пор не промолвивший ни слова.

— Ночью, в четыре пятнадцать, — ответил Дел.

— Послезавтра, в десять утра, в здании посольства состоится еще одно совещание — уже на уровне местной резидентуры. К этому времени, возможно, появятся какие-то новые данные, мы над этим сейчас работаем.

— Итак, Бринк, что вы думаете по поводу всего этого? — спросил Меллер, когда после ухода цэрэушников в кабинете остались только «свои». — Исходя из вашего опыта — насколько это предупреждение серьезно?

— Весьма серьезно. Если такой теракт, действительно, планируется, то наш завод — одно из наиболее подходящих мест.

— Что вы имеете в виду? — заинтересовался Питере.

— Посольство — цель маловероятная, слишком хорошо охраняется. Военная база — тем более. Совместный завод — сомневаюсь, чтобы они наметили его, если есть чисто американские объекты. Так что на самом деле остается всего шесть более-менее реальных мишеней. Может быть, послезавтра я узнаю что-то новое.

— У вас уже есть какие-то предложения?

— Да. Мне необходимы данные о том, какие именно участки производства наиболее опасны с точки зрения теракта — то есть на каких участках взрыв или поджог может повлечь за собой крупный ущерб и человеческие жертвы. В этих местах потребуется установить дополнительные камеры наблюдения — как с записью, так и с непосредственным мониторингом. Кроме того, необходимо усилить охрану поселка, особенно по ночам — для этого нужны люди и техника. Еще — проверка всех транспортных средств, въезжающих на территорию завода и поселка. Запрет на вход в поселок посторонних...

— Вы больше говорите о поселке, чем о самом заводе, — задумчиво протянул Меллер.

— Я почти уверен, что террористы заинтересованы, прежде всего, в человеческих жертвах. Боюсь, что они, — Дел кивнул на дверь, — тоже это знают, но не хотят говорить. А в поселке — больше двухсот американских граждан. И охраняется он пока что хуже, чем завод.

Меллер медленно наклонил голову, словно соглашаясь.

— Хорошо. После того как мы закончим, сядьте с Питерсом, составьте список того, что вам понадобится. За безопасность завода... и поселка отвечаете вы и решать, какие меры принимать — тоже вам, — он обернулся к директору завода, — Мэрфи, Бринк получает карт-бланш на любые меры безопасности — вплоть до полной остановки производства в случае необходимости. У вас есть вопросы?

— Моя жена давно собиралась навестить дочь, — неуверенно, почти просительно, начал Мэрфи. — Я хотел бы, если можно, чтобы она поехала... я ей не скажу ничего, она давно собиралась... — все тише и тише продолжал он, оглядывая присутствующих.

— Ясно, — кивнул Меллер. — Бринк, вы тоже хотите отправить семью на время в Штаты?

Дел покачал головой.

— Нет. Так что отъезд жены Фрэнка подозрений не вызовет.

— Ну что ж, — подытожил Меллер, — все свободны. Бринк, останьтесь ненадолго, пожалуйста.

Оставшись наедине с Делом, Меллер задумчиво посмотрел на него и внезапно спросил:

— Бринк, вы не хотели бы вернуться в Штаты еще до истечения срока договора?

— Почему?

— Питерсу полтора года до пенсии. Если он уйдет — я могу предложить вам его место.

Вернуться домой... это было бы неплохо — если к тому времени Карен уже будет оправдана.

— В принципе я не против... Но думаю, к этому вопросу стоит вернуться несколько позже — тогда, когда будут известны конкретные сроки.

— Хорошо. Собственно, я попросил вас остаться еще и потому, что хотел сказать вам следующее: вы работаете на меня — на меня, а не на ЦРУ! — и не забывайте этого. Ваша забота — завод, а не охота на террористов, и не позволяйте ЦРУ вовлечь вас в их игры. Они не имеют права ничего требовать от нас — вам, и только вам, решать, на что из предлагаемого ими соглашаться, а на что нет.

— Ясно, — кивнул Дел.

Когда он вышел из кабинета, на столе у секретарши его ждала записка от Мэрфи:

«Дел! Жаль, что не удалось толком поговорить, но мне уже пора двигаться. На заводе я буду в понедельник, привезу все материалы, о которых мы сегодня говорили. у меня к тебе небольшая просьба: прихвати, пожалуйста, с собой на завод одного инженера-химика из исследовательской лаборатории «Петролеум» в Италии. Я понимаю, что в теперешней ситуации это несколько некстати, но его командировка была запланирована заранее, и он специально прилетел несколько дней назад из Турина. Ему заказан билет на тот же рейс, что у тебя. Он пробудет на заводе пару месяцев, Меррик уже в курсе».

— Энрико Эта просил передать, что он ждет вас в двести двенадцатой комнате, — сообщила секретарша.

Итальянский инженер — высокий красавец лет тридцати со смоляными кудрями и жгучими черными глазами, правда, в очках — казался воплощением словоохотливости, экспансивности и дружелюбия. Он тут же предложил называть его Рики — производное от Энрико, после чего Делу ничего не оставалось, как позволить называть себя Делвином.

Переполненный впечатлениями от своего первого визита в Штаты, итальянец болтал почти непрерывно. Второй темой его монологов — кроме восхищения красотами Америки — были женщины. Дел не сомневался в компетентности Рики в этом вопросе и надеялся, что тот хоть когда-нибудь заткнется.

Всю дорогу до Нью-Йорка Дел гнал на предельной скорости, стараясь как можно быстрее избавиться от навязанной ему обузы — ему хватило получаса общения с итальянцем, чтобы заработать головную боль. Кроме того, многое из сказанного сегодня на совещании нужно было еще раз обдумать. Поэтому он решительно отклонил приглашение Рики поужинать вместе, сослался на семейные дела и высадил его в районе Манхеттена, договорившись встретиться прямо в самолете.

Уже завтра вечером Дел рассчитывал быть дома, но совещание в посольстве поломало все его планы. Еще целые сутки без Карен... А она наверняка готовит праздничный обед и заранее радуется!

Как ни странно, к телефону никто не подошел, и Дел забеспокоился — в Венесуэле была уже почти ночь. Набрал номер снова — и снова никто не взял трубку.

Другого выхода не было — с тяжелым вздохом он набрал еще один номер. Там ответили сразу:

— Слушаю!

— Мисс Дензел, добрый вечер. Извините, что беспокою так поздно. Это Делвин Бринк. Карен случайно не у вас?

— Нет. — Ответ был достаточно холодным — впрочем, иначе эта женщина ни с кем из мужчин и не разговаривала.

— Вы не в курсе, где она может быть? — Дел говорил изысканно любезно, хотя про себя подумал: «Феминистка хренова, чтоб тебя...»

— Да, в курсе.

Все слова из нее приходится клещами тянуть! Зараза!

— С ней все в порядке?

— Да.

— Так где же она? — он был уже на пределе, хотя продолжал говорить ровно любезным тоном.

— Мне не следовало, конечно, вам говорить... Ну ладно. Она поехала вас встречать в аэропорт — подвернулась оказия до Каракаса, и бедная девочка решила сделать вам сюрприз. Томми у меня, а завтра днем за ним присмотрит Мануэла.

— Спасибо, мисс Дензел.

— Но вы уж постарайтесь, пожалуйста, не портить ей удовольствия и сделайте вид, что удивились...

— Разумеется. Еще раз спасибо, мисс Дензел. Прошу прощения, вас не очень затруднит, если Томми побудет у вас еще одну ночь? Выяснилось, что у меня есть послезавтра утром дела в посольстве — и я смогу приехать только после них. Я собственно, потому и искал Карен... Мальчик не доставляет вам особых хлопот, надеюсь?

— Он еще не в том возрасте, чтобы доставлять хлопоты. Хорошо, мистер Бринк, не беспокойтесь. У вас все?

— Да, благодарю вас. Спокойной ночи. Она не ответила — просто повесила трубку.

Трудно было найти двух более непохожих людей, чем Карен и Лори Дензел.

Черная, как грех, крепко сложенная сорокалетняя амазонка ростом больше шести футов, Лори презирала всех мужчин вместе и каждого из них в отдельности. Всех замужних женщин она считала несчастными жертвами мужской тирании, отсюда и эти дурацкие слова — «бедная девочка».

Работала Лори врачом в заводской больнице и была специалистом на все руки. Как узнал Дел из ее личного дела, до того она лет пятнадцать проработала в различных точках планеты, в «Корпусе мира», замужем никогда не была.

С Делом у нее установились отношения, напоминающие вооруженный нейтралитет. Друг друга они недолюбливали и до сих пор называли не по имени, а официально, но открыто неприязнь не высказывали — из-за Карен.

Карен подружилась с Лори сразу — буквально с первой встречи. Объяснить этого Дел не мог — но факт оставался фактом, Лори прощала Карен даже то, что та была замужем и не собиралась разводиться. Первое время она, правда, пыталась поучать Карен, как надо обращаться с мужем, чтобы не стать очередной «жертвой мужской тирании». Делу через третьи руки передали, что Карен в ответ смеялась — но даже это не поссорило ее с Лори.

В смысле заботы о Томми на Лори можно было положиться — она знала его с момента рождения в прямом смысле этого слова и очень любила — очевидно, потому, что мальчик был, как она выразилась, «еще не в том возрасте, чтобы причинять неприятности». Иными словами, еще не стал мужчиной — то есть бесчувственным и эгоистичным тираном, основной целью которого было третирование несчастных женщин.

Значит, Карен будет в аэропорту... Дел поймал себя на том, что невольно улыбается. Целые сутки до совещания, и никаких хлопот — только они вдвоем!

Все так же улыбаясь, он быстро собрался и вышел из квартиры — до отъезда нужно было успеть заехать еще к одному человеку.


Сейчас читают про: