double arrow

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. С утра Карен оделась как обычно: джинсы, сандалеты на низком каблучке, блузка без рукавов


С утра Карен оделась как обычно: джинсы, сандалеты на низком каблучке, блузка без рукавов. Резинка в волосах, джинсовая сумка через плечо. Дел привык видеть ее именно такой — вчерашнее платье было приятным, хотя и недолгим, разнообразием.

Рики ждал в вестибюле, как договаривались. Увидев Карен, рассыпался в комплиментах, но, слава богу, быстро заткнулся.

Притормозив около большого универмага, в нескольких кварталах от посольства, Дел кивнул на кафе на противоположной стороне улицы.

— Подходи туда часов в двенадцать.

Она кивнула, покосилась на Рики, но все-таки не постеснялась ткнуться носом ему в щеку — поцеловала и побежала через дорогу. Перешла, помахала рукой — только тогда Дел тронулся с места. Сделав изрядный крюк, высадил Рики у гаражей, договорился встретиться с ним у посольства и дальше поехал уже налегке.

В посольство он прибыл минут на пятнадцать раньше десяти, сказал, что ему назначено на десять у помощника посла по культурным связям — его пропустили сразу.

Несмотря на серьезность ситуации, в кабинете Делу стало слегка смешно — дело в том, что когда-то, лет пять назад, это был его собственный кабинет. Оказывается, там до сих пор не удосужились сменить занавески на редкость противного лимонного цвета. И зеленая каменная пепельница с приклеенным краешком — он лично когда-то приклеивал отколовшийся кусочек!

На секунду ему почудилось, что и за столом он сейчас увидит самого себя — но парню, сидевшему напротив, было от силы лет тридцать. Взглянув на него, Дел вдруг подумал — неужели и он сам когда-то был таким же молодым и самоуверенным?! И на лице так же ясно было написано, что все, кто не принадлежит к «конторе», стоят на ступень ниже его?! Собственные мысли напомнили ему старческое брюзжание...

Новые данные, которые сумел сообщить Эдди Гольц — так звали советника — сводились к следующему: удалось установить примерную дату теракта. Не раньше двенадцатого августа — именно в этот день было совершено покушение на шейха, и не позднее двадцать первого августа, когда о смерти шейха объявили официально.

— А об исполнителях что-нибудь известно? — спросил Дел.

— Почти ничего. Ходят слухи, что руководит операцией один из их боевиков, но мы почти ничего о нем не знаем — только расплывчатое описание, к которому подходит чуть ли не треть населения земного шара. Мужчина, волосы и глаза темные, рост выше среднего — вот и все. Известна его кличка, но она тоже ничего не дает.

— Какая?

Гольц поколебался, словно не зная, стоит ли отвечать, потом все-таки сказал:

— Меджнун.

— Араб?

— Отец — палестинец, мать — немка из Восточной Германии. Лет ему, вроде бы, тридцать два-тридцать три, а больше ничего не известно.

— Почему — Меджнун? Есть какой-то смысл — или случайная кличка?

Как-то само собой получилось, что инициатива перешла к Делу — он спрашивал, а Эдди отвечал, как подчиненный — старшему по званию.

— Меджнун — это персонаж классической восточной поэзии, — начал подробно объяснять он. — Это слово может означать...

— Я знаю, — перебил Дел, — либо — психопат, либо любовник. Так?

— Ну... в упрощенном виде — так. Но почему он получил такую кличку, мы не знаем.

Дверь открылась, и в комнате появился еще один человек — его Дел хорошо знал, им случалось работать вместе. Крейг Грин — политический советник посла. И, разумеется, сотрудник ЦРУ — такие должности в посольствах словно просились для разведки.

Увидев Дела, он ничуть не удивился.

— Привет! Вот ты и снова у нас!

Началась обычная церемония: пожали друг другу руки, похлопали друг друга по спине — все как положено, встреча старых приятелей.

— Ну, ты уже в курсе? — спросил Крейг, садясь сбоку с явным намерением принять участие в разговоре.

— Нет, мы только начали. Какие у вас есть предложения?

Заговорил Эдди:

— Мы собираемся прислать на завод наших сотрудников — это два полевых агента и специалист по компьютерной связи. Точнее, специалистка — чтобы могла заменить на время вашу секретаршу. Она будет через сеть связываться с нашими базами данных и аналитиками и получать необходимую информацию. А агенты должны находиться на заводе и следить за ситуацией.

— Известно конкретно, кто это будет?

— Нет. Нам должны прислать дополнительных людей — кроме вашего завода, есть еще объекты.

— Список объектов, взятых под контроль, вырос?

Эдди замялся — за него ответил Крейг:

— Нет. Наоборот — посольство и военная база отпадают.

— Почему?

И снова ответил Крейг:

— Кое-что новое нам удалось узнать. В Бейруте сумели записать один разговор, по мнению наших аналитиков, имеющий непосредственное отношение к предстоящей... акции. Правда, не весь — только отдельные слова, и среди них — «нефть». Кроме посольства и военной базы, все остальные объекты так или иначе с ней связаны.

— А что будет с моей секретаршей?

— Мы с ней разберемся.

Дел резко повернул голову — слово «разберемся» ему не понравилось.

— Она месяц побудет в отпуске... все будет организовано так, что никто не догадается, — пояснил Крейг. — А ты по-прежнему быстро схватываешь. Не жалеешь, что по эту сторону стола сидишь, а не по ту? — кивнул он в сторону Эдди, неподвижно сидевшего за столом и настороженно следившего за разговором.

— Нет, — Дел усмехнулся, — там, где я теперь сижу, мне тоже неплохо. Скажи лучше, местные в курсе? — Под «местными» подразумевалась служба безопасности Венесуэлы.

— Нет. Мы их, разумеется, поставим в известность... но ближе к августу.

— Та-ак... И что вы, выходит, предлагаете — если мои люди прихватят кого-то подозрительного — в колодец его? Или сначала — допрос третьей степени? Мы же не имеем права даже никого задерживать! И как, интересно, я могу приказать своим людям в случае необходимости применять силу, если буду знать, что за это они пойдут под суд? Короче, мне нужно официальное прикрытие... или я должен сам его организовать?

Крейг поморщился — он прекрасно понимал, что у Дела до сих пор имелись связи в местной службе безопасности. Но это, по его мнению, означало ненужную и несвоевременную утечку информации.

— Ну, зачем же силу... Проследить, выявить связи — и только потом брать... к тому времени местные будут уже в курсе.

— Не выйдет. Не позже чем через неделю мне нужен человек, который в случае нужды может придать моим действиям... официальный характер. И не просто имя и телефон — я с ним сам хочу заранее обговорить некоторые вопросы.

— Нам сейчас важнее всего выявить их связи! — повысил голос Крейг. — Местные могут помешать!

— А мне важнее всего — завод и поселок, и чтобы там никто не пострадал. Это моя работа, и я буду делать именно ее — и так, как считаю нужным!

Крейг покраснел и перевел дыхание. Очевидно, он не ожидал от старого приятеля такого непонимания ситуации и не знал теперь, что делать.

— Ну, хорошо, — сказал он, — за неделю мы постараемся решить этот вопрос.

— Крейг, не забывай — я тебя знаю уже семь лет, — усмехнулся Дел. — Ты, если постараешься, можешь решить этот вопрос за день... если, действительно, постараешься!

— Я думал, с тобой легче будет, — вздохнул Крейг, — ты же все-таки наш... хоть и бывший. Ладно, у тебя еще какие-нибудь вопросы есть?

— Через несколько дней наши специалисты подготовят отчет о вероятных, по их мнению, точках приложения силы. Я бы хотел, чтобы ваши люди тоже ознакомились с этим материалом — возможно, они смогут что-то посоветовать. Пожалуй, все.

— Хорошо, это можно сделать. Эдди, оставшиеся мелочи утряси сам — мне некогда.

Крейг развернулся и вышел, пытаясь скрыть раздражение. Дел слишком хорошо его знал, чтобы этого не заметить.


Сейчас читают про: