double arrow

Глава десятая. Десятилетний Артемис был очень расстроен


Фаул идиот

ФЕС, Марокко

Десятилетний Артемис был очень расстроен. Дворецки никогда не видел его таким, за исключением, может быть, того времени, когда он проиграл приз за научные достижения австралийскому аспиранту. Телохранитель мельком заглянул в зеркало арендованного Ленд Ровера, и увидел, как его молодой подопечный сидел в луже помета, а его дорогой костюм практически растворился.

Перфорированная коробка стояла на месте, около Артемиса. Три черных пальца вылезли в отверстия, это захваченный лемур обследовал свою тюрьму.

Артемис даже не глядел на существо. Может потому что пытался объективно взглянуть на положение вещей. Никакой мотив не должен являться причиной вымирания целого вида, даже спасение отца. Артемис, тем временем, перечислял причины его страданий. Пропавший без вести отец и мать на грани нервного срыва были номерами один и два. Затем группа Арктических исследователей, ожидавшие в Московской гостинице, которые, вне всяких сомнений, не отказывали себе от таких благ, как икра. Дэймон Кронски также занимал высокое место в списке. Омерзительный человек с омерзительными идеалами.

Местный аэропорт, Фес Саис был закрыт, поэтому Дворецки был вынужден посадить самолёт в Международном аэропорту Мухаммеда V в Касабланке, и арендовать Лэнд Ровер там. И не современный Лэнд Ровер. Эта рухлядь принадлежала ещё прошлому тысячелетию и имела больше отверстий, чем головка швейцарского сыра. Кондиционер, последние сто миль издавал звук, похожий на работу тупой дрели, а обивка сидений была настолько изношенна, что Артемису казалось, будто он сидит на отбойном молотке. Тут даже не ясно от чего умереть страшнее, от жары, или тряски. Однако, несмотря на все эти неудобства, мысль пришла в голову Артемиса, вызывая уголок его рта подняться в полуулыбке.

Тот человек и его компаньон, неизвестное существо, являются весьма интересными.

Они столь отчаянно пытались достать этого лемура, что не сдались бы так просто. Он был уверен в этом.

Артемис обратил внимание на появившиеся окраины города за окном. С приближением к центру города, движение по пустынной дороге стало плотнее. Гигантские грузовики, диаметр колёс которых был выше человеческого роста, с грохотом проезжали рядом. Измождённые ослики, на спинах которых высились огромные тюки с водой, бельём, и даже мебелью, цоколи по тротуару, представлявшему из себя щебень, залитый гудроном. Тысячи пыльных повозок плелись по извилистой дороге, часто в проржавевших кузовах ехали целые семьи. Придорожные здания мерцали в лучами полуденного солнца, подобно миражам. В это время город замедлял свой ритм. В воздухе витали Призрак пробуждения и Фантомом чаепития. Ближе к центру города застройка была более плотной, некоторые здания примыкали друг к другу. Жилые дома стояли вперемешку с гаражами, видеомагазинами, чайными магазинами и закусочными. Почти все здания имели песочно-оранжевый цвет, выделялись только окна, двери и наружные вывески.

Посещая развивающиеся страны, Артемис всегда удивлялся сосуществованию старых и современных технологий. К примеру, за последние столетия в этих странах, метод работы пастуха не изменился, а вот сами пастухи теперь носят iPod’ы на блестящих цепочках и футболки с надписью “Манчестер Юнайтед”. Технология строительства хижин также особо не изменились, но к их рифленым крышам теперь привинчены спутниковые тарелки.

До недавнего времени Фес был весьма важным местом, будучи складом для южных и восточных караванов. Он был известен, как центр арабской мудрости, сердцевиной Святой лилии, а также местом паломничества, когда путь к Мекке, был закрыт по погодным условиям или перекрыт грабителями. А теперь этот город станет местом заключением незаконной сделки между Extinctionists и доведенным до отчаяния Ирландским преступным магнатом.

Сейчас мир меняется быстрее, чем когда-либо раньше, – подумал Артемис. – И я способствую тому, что меняется он в худшую сторону.

Не особо утешающая мысль, но утешение не было роскошью, которой он собирался наслаждаться в ближайшем будущем.

Мобильный телефон Артемиса пикнул, возвещая о входящем текстовом сообщении. Он посмотрел на экран и лукавая улыбка разочарования отобразилась на его лице.

Базар кожевников, в два часа, – значилось в сообщении.

Кронски хочет совершить обмен в общественном месте. Очевидно, доктор доверяет мне настолько же, насколько я ему. Хитроумный человек.

Элфи вела шаттл так, как будто была рассерженна на него, а не на Артемиса. Шаттл кидало из стороны в сторону, пару раз он даже чуть не ударился об стенку туннеля, пока не включилась тормозная система, и стрелки приборов стали понижаться. На голове Элфи был надет специальный шлем для полётов, связанный напрямую через компьютерную систему с обзорными видеокамерами шаттла, предоставлявшими обзор на триста шестьдесят градусов вокруг него; она даже могла увидеть, как выглядит шаттл из камер, установленных на стенках туннеля.

Движение на этом участке туннеля было малоинтенсивным, поэтому в нем были установлены сенсорные лампы, включающиеся при обнаружении движения, так что перед шаттлом постоянно было освещено пять миль туннеля.

Элфи пыталась изо всех сил наслаждаться полетом и позабыть про все остальное. Стать пилотом ЛеППРЕКОНа было мечтой её детства. По мере того, как она срезала очередной угол на миллиметр, чтобы сэкономить время, она чувствовала, что шаттл в ее руках работает на пределе своих возможностей, напряжение уходило из ее тела, как будто впитываемое кораблем.

Артемис солгал мне, шантажировал меня, но ведь он сделал это ради своей матери. Серьезная причина. Если у меня была бы возможность спасти свою мать, я бы сделала все, что потребовалось, даже манипулировала своими друзьями.

Так что Элфи понимала, почему Артемис поступил именно так, хотя ей казалось ненужным, что он поступил именно так, а не рассказал сразу всю правду. Но это не означало, что она могла его просто простить. Да и как она может забыть подобное? Казалось, она переоценила их дружбу.

Этого не повторится.

Элфи была уверенна в том, что после того, как путешествие закончится, их отношения вряд ли будут прежними, исчезнет взаимное уважение, оставляя место неприязни.

Эльфийка взглянула на изображение, передававшееся скрытой камерой, закрепленной над пассажирским сиденьем и осталась довольной, увидев Артемиса, судорожно сжимавшего ручки своего кресла. Либо камера барахлила, либо его лицо на самом деле было зеленого оттенка.

В Марокканской пустыне, чуть южнее Агадира, находилась природная расщелина, где выбрасывался туннельный газ, прорывавшийся через слой песка, толщиной в милю. Подтверждением этого было, было различие цветов песка рядом с расщелиной, который развевался ветром вскоре после того, как газ вырывался наружу. Тысячелетний процесс оставил на дюнах необычные красные полосы, которые, как верили местные жители, были кровью жертв Райсули, знаменитого бандита двадцатого века. Маловероятно, чтобы кто-нибудь еще, кроме самих жителей, верил в такое объяснение, однако подобного рода запись хорошо смотрелась в путеводителе и притягивала туристов.

Элфи нужно было провести шаттл через эту расщелину. Для этого пришлось закрыть воздушные фильтры шаттла, предотвращая попадание в них песка. Она вела корабль практически вслепую, используя для навигации только трехмерную модель расщелины. К счастью, эта часть пути была недолгой и всего через несколько секунд шаттл вырвался навстречу к африканскому небу. Несмотря на теплоизоляционную обшивку шаттла, его пассажиры вскоре начали ощущать жару. Больше всех ее чувствовал Мульч Рытвинг. В отличие от других видов волшебного народца, гномы не были существами, мечтавшими вернуться на поверхность и о тёплых лучах солнца, согревавших их лица. Любая поверхность выше уровня моря вызывала у них головокружение.

Мульч громко рыгнул.

– Слишком высоко. Мне это не нравится. Жарко, чертовски жарко. Мне нужно в ванную. Не уверен, чем я там буду заниматься, так что не стоит идти за мной. Что бы вы ни услышали, не смейте входить туда!

Если гном дает совет подобного рода, с вашей стороны было бы разумно не игнорировать его.

Элфи подала электрический импульс и электростатический эффект очистил лобовое стекло, затем она повернула нос шаттла на северо-восток, в сторону Феса. Если им повезёт, они еще смогут выбить победу из рук младшего Артемиса, добравшись до места встречи раньше него.

Она включила автопилот и развернула кресло к Артемису, лицо которого возвращалось к его привычной бледности.

– Ты уверен насчет места встречи? – спросила она.

Артемис уже не был уверен вообще ни в чем, но он попытался привести мысли в порядок.

– Я не уверен, Элфи. Но я отчетливо помню, что обмен совершил на базаре кожевников в Фесе. По крайней мере это первое место, которое я бы проверил. Если Кронски и мое альтер-эго передумали, мы направимся в штаб-квартиру Extinctionists.

Элфи нахмурилась: «Хм. Есть ли у нас время, что б успеть. Время работает против нас.

Да, – согласился Aртемис, – время – наш главный враг.

Элфи взяла пульт от крошечного холодильника и вернулась к управлению.

Aртемис изучал ее спину с точки зрения языка жестов. Сутулые, округленные плечи и скрещенные на груди руки. Было очевидно, что она этим отрицает любое общение с ним. Он должен был сделать что-то воистину гениальное, чтоб оправдать себя в ее глазах.

Артемис прижал нос к иллюминатору, наблюдая вспышки светлых полос Марокканской пустыни.

Должно быть кое-что, что исправит положение. Что-то, что сможет облегчить ее страдания.

После некоторых раздумий он придумал.

Был человек, с которым Элфи не смогла попрощаться. Правда он вряд ли обрадовался, если бы его назвали человеком.

Гавань. Нижние уровни.

Главнокомандующий майор Джулиус Крут был завален документами, с ног до кончика его грибной сигары.

Разумеется в буквальном смысле. Это было все сохранено на специальном кристалле. Были попытки добиться того, чтоб информацию можно было хранить на любом предмете. Начиная от всемозможных растений и заканчивая… Да хотя бы кончиком той сигары, что свисала изо рта у Джулиуса.

Он ничего не понимал из того, что стало его работой. Он бы с радостью занялся настоящими проблемами Легиона, а не этой чепухой. А проблем было много.

Во-первых, его старинный враг Мульч Рытвинг. Карлик будто бы насмехался над ним. Его последними развлечениями были похищения шаттлов, а потом перепродажа их, а также различного снаряжения эльфам, живущим на поверхности.

Помимо этого еще эти жабы кровь портят. Несколько умников-выпускников заколдовали вздутую туннельную жабу, и предоставили ей способность разговаривать. Естественно, специалисты из них были никудышние, поэтому они только предоставили жабам умение сквернословить. Теперь, из-за побочного эффекта, все жабы в округе ежедневно поливали граждан грязью.

Гоблинские группировки ежедневно набирались сил.

Только на прошлой неделе их патрульная машина была атакована во время патрулирования гоблинского города.

Джулиус откинулся назад, сидя во вращающемся стуле, позволяя дыму от его сигары сформировать облако вокруг его головы.

Были дни, когда он четко знал что ему надо делать. К сожалению, этот день к таким не относился.

Кольцо голограммы на потолке зазвенело. Входящий звонок. Крут проверил удостоверение личности звонившего.

Капитан Элфи Малой.

Крут усмехнулся.

Его главным заданием всегда было следить за порядком и обеспечивать безопасность мирных жителей. И помогают ему в этом Труба Келп, Жеребкинс, и капитан Элфи Малой.

Первая в истории женщина в Легионе. Пока ее карьера была успешной. Кто знает, возможно она когда-нибудь сможет стать главнокомандующей.

Крут убрал улыбку с лица. Капитан Малой не должна его воспринимать его как доброго дедушку. Дисциплина прежде всего, и подчиненные должны в первую очередь бояться своего командира.

В кольце голограммы появилась Элфи. Крут мог отчетливо видеть ее, а вот она его нет, пока он не войдет в свой голографический круг.

– Капитан Малой, я надеюсь, что в Гамбурге ситуация под контролем?

Элфи молчала, ее руки непроизвольно потянулись к своему командиру.

В ее времени он был мертв, убит Опал Kобой, но здесь он был таким, каким она его помнила.

Крут откашлялся.

– Все под контролем, Капитан?

– Да. Конечно, Командир. В настоящее время все в порядке, однако можно было бы послать мне подмогу…

Крут отвергнул, выпустив кольцо дыма.

– Ерунда. Ваш послужной список говорит сам за себя. Вы еще ни разу не проваливались

Элфи улыбнулась. «Еще ни разу». Крут присмотрелся, он заметил что-то.

– Вы сейчас где находитесь? Почему я вижу африканскую пустыню?

Элфи повернула приборную панель от иллюминатора.

– Нет, я нахожусь в Гамбурге, под прикрытием. Наверно неисправности. Снаряжение оставляет желать лучшего. Я собираюсь задушить Жеребкинса когда вернусь.

Джулиус не мог не улыбнуться на это, но кое-что его насторожило.

– Почему вы вышли со мной нас вязь через голограмму? Что с вашим коммуникатором, ведь гораздо проще было выйти со мной на связь через него? Вы знаете, что общение с помощью голограммы, а учитывая, что изображение доставляется в центр Земли – это не дешевое удовольствие.

Изображение Элфи опустило голову.

– Я только хотела поблагодарить вас, Командир.

Крут был удивлен. Поблагодарить его? За что? За месяцы удвоенных нагрузок и невозможных задач?

– Вы благодарите меня, Капитан? Это настораживает. В таком случае я не уверен, что я делаю свою работу правильно, если эльфийки благодарят меня за это.

– Вы правильно выполняете свою работу. Пусть я раньше не понимала этого и держала на вас злобу, но теперь я осознала, что Вы для меня сделали, и чего от меня хотите. Я вам обещаю, что не позволю опозорить оказанную мне честь.

Крут был крайне удивлен, он был фактически тронут.

Не каждый день, он сталкивался с такими истинными чувствами.

– Я… Я принимаю вашу благодарность, и я верю что она искренна. Но я надеюсь, что вы впредь не будете использовать дорогую голограмму во время каждой миссии.

– Понятно, Командир.

– И будьте осторожны в Гамбурге. Удостоверьтесь, что ваше оборудование в порядке.

– Все будет в порядке, Командир. – сказала Элфи, и Крут мог поклясться, что в этот момент у нее были красные глаза.

– Что-нибудь еще, капитан?

Элфи протянула руку. Крут сначала не понял чего она хочет. Этикет голограммы был очень прост: объятия и рукопожатия не поощрялись. В конце концов, кто захочет обнимать галлюцинацию?

Но тем не менее рука была протянута.

– Пожелайте мне удачу, Командир.

Крут проворчал. Исходящее от любого другого подчиненного такая просьба была б подозрительной, но капитан Малой всегда была искренна.

Он протянул свою руку и почуствовал небольшое покалывание там, где он прикоснулся к руке Элфи.

– Удачи, капитан, – сказал он грубо. 'И попытайтесь со всем справиться самой. Однажды я не буду рядом, чтоб помочь вам.

– Я все сделаю, Командир. До свидания, – сказала Элфи, и затем

она ушла, но сдержаться она не смогла, Джулиус Крут мог поклястся, что он видел как слезы стекают по ее щеках.

– Глупая машина,- проворчал он. – пусть Жеребкинс проверит всю партию.

Элфи вышла из голо-кабины, которая напоминала душ с резиновой занавеской. После нажатия кнопки она сама сложилась в рюкзак Элфи.

Ее глаза были полны слез, поэтому она переключила шаттл на автопилот.

Aртемис скрючился в кресле второго пилота.

– Так я прощен?

Элфи кивнула.

– Да. Но не надейся, твой период поцелуев с эльфами закончился.

– Я вижу, – сказал Aртемис.

– Это не шутка. Конец так конец.

– Я знаю, – безжизненно произнес Артемис.

Они просидели в тишине какое-то время, наблюдая за невысокими горами за окном, а потом Элфи наклонилась и негромко сказала:

– Спасибо, Арти.

– Не за что. Это была просто одна из моих идей.

Мульч шумно вышел из ванны, потягиваясь и хрюкая.

– О-о-о, это лучше. Радуйтесь, что стены звукоизолированы.

Элфи вздрогнула.

– Закрой дверь и дай освежителю воздуха делать свою работу.

Мульч захлопнул дверь пинком

– Пока я был там, у меня был шанс подумать, сами понимаете, ситуация распологает.

– Я не думаю, что я хочу слышать об этом.

Но Мульча ничто не могло остановить.

– Тот лемур за которым мы гонялись. Знаете кого он мне напоминает?

– Майор Крут, – сказала Элфи, улыбаясь.

– Да. Миниатюрный Джулиус Крут.

Они перелетели предгорья Атласа и увидели Фес.

– Вот мы и прибыли.

Элфи включила щит шаттла и начала их спуск в Фес.


Сейчас читают про: