double arrow

Война в Корее 1950—1953 гг.: холодная война разгорается


Есть некая ирония в том, что у истоков холодной войны, когда внимание обеих сторон было приковано к Европе, поворотным моментом в ходе конфликта, определившим характер противостояния на весь оставшийся период, стало начало войны на далеком Корейском полуострове в июне 1950 г. Война в Корее привела к глобализации и милитаризации холодной войны, но одновременно и к ограничению ее масштаба — она дала образец «опосредованного конфликта», что позволяло Советскому Союзу и Соединенным Штатам избегать прямого военного столкновения. Кроме того, война в Корее оказала глубокое влияние на обе системы союзов, сложившиеся в ходе холодной войны, укрепив их в краткосрочной перспективе, но и посеяв семена раздора, приведшего к разрыву отношений между Москвой и Пекином в следующем десятилетии.

Западные державы расценили массированное нападение Северной Кореи на Южную ранним утром 25 июня 1950 г. как акт советской агрессии, которую, в свете гитлеровской политики завоеваний «шаг за шагом» в 1930-е годы, следовало отразить, иначе Москва могла предпринять новую атаку в любой другой точке вдоль советской границы. Соответственно США и еще пятнадцать государств направили свои войска под эгидой ООН на защиту Южной Кореи, что привело к эскалации внутрикорейской войны до размеров крупного международного конфликта. Аналогичным образом для коммунистического лагеря переход 38-й параллели войсками ООН в октябре 1950 г. стал актом агрессии, угрожавшей безопасности СССР и Китая, а также самому существованию братского северокорейского государства. Китайское руководство направило свои сухопутные войска в Корею чтобы спасти тамошний коммунистический режим и преподать урок «надменному» Западу, чтобы у американцев не возникло искушения перенести боевые действия уже на территорию КНР. В результате произошло дальнейшее расширение и затягивание конфликта. Сталин не стал посылать советские сухопутные войска в Корею, во избежание войны с Соединенными Штатами, к которой СССР был еще не готов, но он отправил части советских ВВС для защиты китайско-корейской границы, чтобы не допустить победы сил ООН и неизбежного размещения американских войск на советской границе.




Два с половиной года, пока велись затяжные переговоры о перемирии, а на земле обе стороны перешли к позиционной войне на линии 38-й параллели, советские и американские летчики вели ожесточенные бои в корейском небе. Оба правительства не желали публично признавать, что эти бои идут, чтобы конфликт не превратился в третью мировую войну. И хотя им удалось ограничить масштаб боевых действий территорией самой Кореи, затягивание войны имело важные последствия. Оно привело многих в руководстве США к выводу, что переговоры с коммунистами — дело бесполезное и даже вредное, а эта убежденность способствовала милитаризации американской политики сдерживания. В начале 1953 г. новая администрация президента Дуайта Д. Эйзенхауэра выступила с угрозой применить ядерное оружие, если коммунисты не согласятся на перемирие. Уже после окончания войны президент Эйзенхауэр и государственный секретарь Джон Фостер Даллес долгое время утверждали, что именно угрозы США применить ядерное оружие против Китая привели к успеху на переговорах, и эти заявления оказали долгосрочное воздействие на мнение американцев о целесообразности «ядерной дипломатии». В то же время, для Сталина неспособность американцев прорвать китайскую оборону и разгромить Северную Корею означала, что США оказались не столь уж грозным противником, как он прежде считал. В результате он пришел к мнению, что война в Корее предоставляет отличную возможность для наращивания советских вооруженных сил и перевооружения восточноевропейских стран-участниц советского блока.



Соединенные Штаты в ответ на нападение Северной Кореи также предприняли действия, выходящие далеко за пределы полуострова. Рассматривая вторжение в Южную Корею как китайскую да и советскую акцию, администрация Трумэна приняла ряд мер по укреплению антикоммунистических режимов вдоль китайской границы. Она направила соединения ВМС США в Тайваньский пролив для предотвращения атаки КНР на эту осторовную цитадель Гоминьдана, положив начало противостоянию вокруг Тайваня, и по сей день осложняющему обстановку в регионе. Кроме того, Вашингтон существенно усилил поддержку Франции в ее борьбе против национально-освободительных движений в Индокитае, создав тем самым предпосылки катастрофической для США войны во Вьетнаме. Война в Корее побудила Соединенные Штаты заключить пакты о взаимопомощи с Филиппинами, Австралией и Новой Зеландией, а также мирный договор с Японией без участия Советского Союза. В то же время война сыграла роль стимулятора экономического восстановления Японии и ее интеграции в западную систему союзов. Убежденные в наличии постоянной коммунистической угрозы в Азии, США подписали договоры о взаимопомощи с Южной Кореей и Тайванем, а также инициировали создание блока СЕАТО.



В Европе мысль об угрозе в связи с войной в Корее превратила НАТО из альянса на бумаге в реальный военный блок. Эта война в конечном итоге открыла путь к ремилитаризации Западной Германии, побудила США, Великобританию и Францию предоставить значительную военную помощь Югославии и привела к увеличению американских оборонных расходов в три раза. Что касается противоположной стороны, то война в Корее привела к кратковременному укреплению китайско-советского альянса, поскольку Москва направляла в Китай оружие и советников и тесно сотрудничала с Пекином в руководстве военными операциями. В ходе этого процесса Китайской Народной Республике удалось создать современные вооруженные силы и повысить свой статус на международной арене. Однако именно изменение статуса КНР неизбежно привело к трениям с Москвой, усугубляемым раздражением из-за отсутствия консультаций в планировании кампании против Южной Кореи, высоких цен, по которым китайцам приходилось расплачиваться за советские поставки, и нежелания Сталина разрешить конфликт путем переговоров. Ким Ир Сена война сделала бесспорным лидером северокорейского государства, приобретавшим значительную и внушающую беспокойство автономию по мере роста напряженности между Пекином и Москвой.

Учитывая эти далеко идущие последствия, особую важность приобретает вопрос об оценках угроз, определявших действия обеих сторон в корейской войне. Москве и Вашингтону удалось избежать ее эскалации до масштабов третьей мировой войны, но конфликт на этом далеком полуострове вовлек их глобальную милитаризованную конфронтацию, продолжавшуюся вплоть до крушения Советского государства. В данной статье анализируются оценки угроз обеими сторонами на четырех главных этапах конфликта: в марте-сентябре 1949 г., когда Сталин впервые задумался, не поддержать ли ему просьбу Ким Ир Сена о вторжении в Южную Корею; в январе-мае 1950 г., когда Сталин и Мао решили «дать добро» на просьбу Ким Ир Сена; в сентябре-октябре 1950 г., когда ооновцы приняли решение пересечь 38-ю параллель, а Москва и Пекин вели переговоры о том, как уйти от поражения в Корее; и во время долгих переговоров о перемирии, продолжавшихся с июня 1951 по июдь 1953 г. Особое внимание при этом уделяется роли СССР в войне: появившиеся в последнее десятилетие архивные источники по этой теме радикально изменили характер изучения корейского конфликта.







Сейчас читают про: