double arrow

Б) С. Прокофьев. «Ромео и Джульетта»


Среди аккордов мажоро-минорных систем того и другого основ­ного ладового наклонения начинают особенно выделяться два типа последования.

1. Большетерцовые последования гармоний одинаковой (или в основе своей одинаковой) структуры, как бы транспонирующие цен­тральное созвучие вверх и вниз (пример 244).

2. Иногда сходное значение приобретают и малотерцовые транспо­зиции (Лист, «Когда я сплю», заключительный каданс: +Тр<->-Т; Римский-Корсаков, «Садко», 2-я карт., тема белых лебедей: +Т--°Тр[=m]-+Т).

Новую жизнь обретает тоническая функция в чередованиях и сопоставлениях мажорного и минорного вариантов. Подчас это кра­сочные сопряжения (например, утонченно-восточный колорит чере­дований Т<->-< в «Песне Индийского гостя» из «Садко»), тонкие психологические штрихи (Чайковский, «Орлеанская дева», ария Иоанны). Иногда в одноименной гармонии проскальзывает своеоб­разный оттенок альтерированной субдоминанты (Рахманинов, «Гру­зинская песня», кода; сходно — Прокофьев, «Александр Невский», № 6, «Мертвое поле», конец вступления); это, так сказать, «разно-терцовая субдоминанта».

В сопоставлениях нVI> с D впервые внутри тональности устанав­ливается новый тип связи — однотерцовая (Мусоргский, «Борис Годунов», монолог Бориса «Скорбит душа»); хотя исторически это не первое проявление однотерцовости (см. об этом дальше, § 30 на­стоящей главы).







Сейчас читают про: