double arrow

Входит Старик с цветами, авоськой, при орденах.


СТАРИК (недовольно). Накурил, хоть топор вешай!

БОМЖ. Пардон, я у себя дома. Имею право. Кроме того, здесь отличная вентиляция. Естественная, приточно-вытяжная. Что-то вы задержались на свидании.

СТАРИК. В милиции был.

БОМЖ. За организацию подпольной организации?

СТАРИК. За мелкое хулиганство.

БОМЖ. В вашем возрасте пора хулиганить по-крупному.

СТАРИК. У меня первый опыт.

БОМЖ. Ничего, научитесь. Могу дать вводный инструктаж.

СТАРИК (возится в углу, раскладывая принесённое по мискам). Ни одной чистой посудины. Развели тут бардак. Опять пиво хлещешь?

БОМЖ. В бардаке, между прочим, стерильная чистота. Ещё при советской власти у нашего… (Переходит на украинский акцент.) музычна-драматычнага тэатра… (Снова по-русски). Случились обменные гастроли с «Комеди франсэз». Я тогда работал начальником монтировочного цеха. Ушёл, так сказать, на повышение. Между прочим, переводом… По статье меня потом уволили. Незаконно. Во всём виноваты завистники. Хотя, какой талант без завистников!

СТАРИК (перекладывает в кастрюльку пирожки). Хватит трепаться! Лучше освободи от объедков стол.

БОМЖ. Во-первых, ещё есть чем закусить, а, во-вторых, продолжу о бардаке… (Закидывает нога на ногу, закуривает сигару.) Так вот, приехали мы в Париж! Я оставляю на разгрузке своих монтировщиков, и прямой наводкой – на Елисейские поля… Поля эти, я вам доложу, всем полям поля… (Затягивается сигарой.) Так, о чём это я? О бардаке, бишь! Так вот, за этим самым полем вижу мельницу и неоновые буквы: «Мулен руж»! Ага, думаю! Забил снаряд я в пушку туго и думал: угощу я друга. Постой-ка, брат «мусью»! Одним словом: по полю, полю, так что пятки сверкают и прямиком в бордельеро. Щвейцар передо мной двери распахивает, сразу кумекает, что перед ним – интурист. Тем более, что я в костюмерке камзольчик графа Альмавивы захватил. Всё-таки на блядки собирался! Кстати, Альмавива у нас был никудышный! Даже костюм носить не умел. А ты бы видел, как пиджачок на мне сидел! Этот Альмавива мне страшно завидовал, возможно, именно он под 33-ю статью меня подвёл…




Старик включает телевизор, пытается его настроить. Голос диктора прорывается сквозь шипение и треск: «Днём без осадков… Ночью возможны кратковременные дожди… Температура по области…»

БОМЖ. И климат в Париже неизмеримо лучше нашего… Швейцар, значит, двери распахивает, а там кругом: венецианские зеркала, мрамор туринский, ковровые дорожки, пальмы в кадках, фикусы всякие-ашпарагусы, Ренуар да Кустодиев на розовых стенах, канотье в стиле Людовика девятнадцатого, а на канотье – бляди в белых кружевах! И все на Брижит Бардо похожи!

ГОЛОС ДИКТОРА. Управление внутренних дел просит оказать содействие в поиске… (Треск.) Разыскиваемый является гражданином Федеративной республики Германии… (Треск.) Одет в светлый… (Треск.) Согласно показаниям… (Треск.) В районе Западного форта около 10 часов вечера… (Треск.) Благодарно за любую информацию о местонахождении… (Треск. Врывается жизнерадостный рекламный слоган.) Подключись ко всей планете! Тарифный план «Скорый» сделает вас доступней!…



БОМЖ (затягиваясь сигарой). Этот тариф – не моя судьба. Я слишком дорожу недоступностью.

СТАРИК (продолжает крутить ручки телевизора). Немца нашего ищут.

БОМЖ (мутным взором оценивая спящего друга). Плохо ищут, пинкертоны… Короче, нашли меня там через неделю… (Затягивается сигарой.) Всем посольством искали! Вот что такое настоящий бардак! Образец культуры и чистоты! Так что, их бардак и наш, совковый, – две большие разницы. (Затягивается.) Умеют же кубинцы сигары крутить! Говорят, потные толстые негритянки листья табака на промежности скручивают.

СТАРИК. Где раздобыл?

БОМЖ. Друг угостил. (Кивает на дрыхнущего Немца.) Опять забыл, как его! (Будит товарища.) Эй, как там тебя? Ганс? Якоб? Кристоф? Гриммельсгаузен?

НЕМЕЦ (радостно поднимает голову). Симплициссимус!!! (Снова падает на стол.)

БОМЖ. Во как!

СТАРИК ( только теперь заметив Немца, возмущенно). Почему он ещё здесь?

БОМЖ. Чёрт его знает! Понравилось ему у нас. Рыбак хороший: вот рыбки наловил в обводном канале. (Демонстрирует ведро с рыбой.) А самое главное: театральный человек!

СТАРИК. Да ты… (Не находит слов от возмущения.) Он же немец!



БОМЖ. Да? (Удивлённо смотрит на спящего Йогана.) Пожалуй. Но не чистый немец.

СТАРИК. Как это нечистый?

БОМЖ (откусывает пирожок, принесённый Стариком). С капусточкой… Очень уважаю… Не чистый – это советский немец.

СТАРИК. Не понимаю.

БОМЖ (о пирожках). С кислой было бы вкуснее… (Возвращается к теме.) Наш Эрнст Теодор Амадей оказался гэдээровцем. На ихнем гэгээровском телевидении делал передачи о советском театре. По-русски шпрехает лучше нашего. Олешку Ефремова и Зяму Карогодского очень уважает. С Юрием Петровичем водку пил. Дударева на гэдээровский язык переводил. Кстати, надо дать ему мою пьесу почитать… (Затягивается сигарой.) К сожалению, не успел окончить… Между прочим, товарищ Комиссар, наш гость – истинный коммунист! Он до сих пор не сдал свой партбилет, Хоннекера чтит. Урбанского помнит. Насчёт Иосифа Виссарионовича спросить не успел. В настоящее время проклятые капиталисты сделали моего друга безработным. Так что, мы с ним коллеги по несчастью.

СТАРИК. Какой ещё партбилет?

БОМЖ. Красный, очевидно. Социал-демократической единой партии Германии! (С гордостью.) Какова память! (Затягивается сигарой.) Какой запах у кубинских ляжек! На подвиги тянет.

СТАРИК (недоверчиво глядит на Немца). Ты не врёшь?

БОМЖ (не поняв вопроса, протягивает Старику сигару). Попробуй сам. Великолепно!

СТАРИК. Я про немца спрашиваю.

БОМЖ. Не извольте сомневаться! Практически Эрнст Тельман во плоти, я бы даже сказал, Фридрих Энгельс!

СТАРИК. Трепло.

БОМЖ. Издержки актёрской профессии. Между прочим, по сценречи у меня всегда пятёрка стояла. (Вытягивает из ведра рыбину.) На мели мы лениво налима ловили, на мели вы лениво ловили линя! О любви не меня ли вы мило молили и в туманы лиманов манили меня! Отличный рыбак этот Бертольд… (Задумчиво смотрит на рыбу.) Или не Бертольд?…

СТАРИК (расталкивает Немца). Эй! Подъём!… Аллё!… Вставай!… Комарад!…

НЕМЕЦ (удивлённо-пьяно раскрывает глаза). Здравствуй, товарищ! Как дела? (Увидев перед собой банку с пивом, в ужасе отстраняется.) Мы больше пить не будем! Гутен нахт! (Падает.)

БОМЖ. Партсобрание переноситься на завтра.







Сейчас читают про: