double arrow

КОГДА НАЧАЛСЯ РЕНЕССАНС?


Иногда дату называют с точностью до месяца и дня: 8 апреля 1341 г., на Пасху. В этот день сенатор города Рима на Капитолийском холме вручил лавровый венок поэту Франческо Петрарке. Церемония венчания поэтов, установленная в античной древности и уже несколько веков как здесь не возобновлявшаяся. Трудно сказать, в какой мере и как широко современники ощутили значение этого события, до деталей продуманного поэтом, но сам факт возрождения (курсив. - И.Ш.) именно этой традиции показателен и, возможно эпохален. Чтобы объяснить его, нужно сказать, почему избрали Петрарку, почему он так стремился к этой чести в полуразрушенном, пришедшем в вековое запустение Вечном городе. Рождение нового человека едва ли можно проследить, не вдумываясь в события биографии Петрарки (1304-1374), не оценивая его личность, поскольку никто не претендует с большим правом на то, чтобы считаться первым человеком Возрождения, чем он. Как и его старший современник Данте, Петрарка - флорентиец, хотя родился не в самой Флоренции, а в городе Ареццо, невдалеке от нее. Данте был изгнанником, Петрарка - сыном изгнанника. Однажды ребенком в доме своего отца, как и Данте, принадлежащего к партии белых гвельфов, Петрарка видел великого предшественника.




Весь остаток жизни Данте мучительно и гордо переживал изгнанничество. Петрарка как будто и не ощущал его. Уже прославленным поэтом, в 1350 г. он отклонил блистательно-красноречивое послание Флоренции (переданное через его друга Джованни Боккаччо), предлагавшей со всеми почестями возвратить ему гражданство. Ему это не было нужно. Петрарка естественно и спокойно ощущал себя гражданином мира. Он менял итальянские города по собственному выбору, а когда ему пеняли, что он не гнушается гостеприимством и милостями самых жестоких тиранов, он отвечал, (как в знаменитом письме Боккаччо): « ... Это лишь казалось, что я жил при князьях, на деле же князья жили при мне», иентр мировогo устроиства сместился в направлении человека, баланс сил нарушился - в пользу личности (курсив; - И.Ш.).

Средневековый человек с его иерархическим сознанием не мог бы произнести подобных слов, а если бы решился, то в его устах они прозвучали бы отречением от мира вообще, презрением к земной юдоли. Петрарка не отрекался. Он был свободен не от земного мира, а почувствовал себя свободным в мире, который любил и жадно изучал. Петрарка был человеком странствующим, путешествующим.

Цит. по: Шайта1Юв и.о. Новый человек - кто он 7 //

Очерки по истории мировой культуры. М., 1997. С. 176-210.

ЛИТЕРАТУРА







Сейчас читают про: