double arrow

Материалистическое и христианское развитие


В процессе написания книги я всё время ощущал некоторую непонятную мне неудовлетворённость. Наконец, я понял причину этого. Это не было связано с тем, что я не сумел ответить на многие вопросы. Эти вопросы сформулированы, и я о них постоянно думаю, и буду думать и задавать себе всё новые и новые вопросы. Но они за пределами той коллективистской логики, которая изложена в настоящей книге. Это вопросы индивидуального свойства, которые каждый нормальный человек обязан перед Богом формулировать для себя. И едва ли они станут всеобщим достоянием. Неудовлетворённость была связана с тем, что я не дал чёткого разграничения в важнейшем для меня понятии развития применительно к его материалистическому и христианскому пониманию.

Алмазные зёрна материалистического развития («эдисоны») рождаются из почвы, удобрённой помётом, которому можно уподобить стремление к обогащению, зачастую приводящее к достижению столь желанной цели. Такое развитие, как и всякий процесс, базирующийся только на материалистических представлениях, конечно. Оно заканчивается с исчерпанием идей материального развития и вырождается в прямое преступление перед человечеством, поскольку продуктивный поиск в интересах материального развития всего человечества заменяется поиском в целях удовлетворения маразматических прихотей выродившейся элиты. О таком развитии Богу не требуется проявлять заботу. Человек, стремящийся к обогащению, сам обеспечит его. Забота Бога – послать в мир людей, которые реализуют истинное развитие. Развитие в интересах мирового Божественного Разума.




Материалистическое развитие радикально отличается от абсолютного развития (развития в смысле христианской логики). Личности, осуществляющие стохастический поиск в интересах абсолютного развития, не бывают ориентированы на материальный интерес. Это, зачастую, бессребреники. Они внутренне свободны. Ими движет исключительно жажда познания нового. Среди них много чудаков, фантазёров. Но без них не было бы великих открытий, великих достижений интеллекта. Они являются именно той питательной средой, которая рождает истинных гениев. В этом их предназначение. Их жизнь очень часто тяжела. Мучения интеллектуального плана бывают невыносимы. Например, Людвиг Больцман, на могиле которого высечена формула

S~lnW,

отражающая одно из величайших достижений человеческого гения, в которой интерпретация физического понятия впервые была дана в терминах теории вероятностей, покончил жизнь самоубийством, не сумев понять причины различия обратимой во времени физики Ньютона и его, Больцмана, необратимой физики групповых процессов[59]. Эварист Галуа, республиканец, член общества «Друзей народа», на двадцать первом году жизни убитый на дуэли, спровоцированной его политическими противниками, последнюю ночь своей жизни посвятил изложению созданных им основ теории групп, явившейся фундаментом современной алгебры. Такие поступки материалистически мыслящим людям просто непонятны. Но именно такие люди выполняют предназначение Бога Отца в деле истинного развития разума.



Используемые нами понятия развития прямо связаны с понятиями свободы. Материалистически свободными могут быть материалистически развивающиеся люди. Это полностью удел самого человека. Предел такого развития и такой свободы, как будет показано ниже, наступил. Для истинной свободы и истинного развития пределов нет, ибо они дарованы Богом.

С точки зрения организационных принципов материалистическое и христианское понятия развития отличаются принципиально. Материалистическое развитие требует отбора наиболее сильных личностей. Это развитие подобно развитию в неразумном мире, в мире животных. Там формируются элиты дарвинистского толка. Христианское развитие требует постоянного увеличения массива разума, из которого делаются выборки для генерирования идей развития, что, в конце концов, с неизбежностью приводит к необходимости всеобъемлющей социальной справедливости, поскольку гений может возникнуть далеко не из самого сильного в физическом отношении человека. Ярким примером дарвинистского отбора является, например, выживание щенков из одного помёта. Сразу после рождения они тянутся к соскам матери. Выживут только те, которые, растолкав других, дотянутся до сосков. Другие погибнут. Что характерно, мать не предпринимает никаких усилий, чтобы накормить всех. Так велит природа неразумного. Выжить должен только сильный. У человека, при наличии человеческих отношений в обществе, спасают даже полного инвалида. Это тоже инстинкт, но уже инстинкт разума. Качество мозга не зависит от качества тела. Выборка из массива разума должна быть максимально возможной. Иначе человечество не получило бы, например, Стивена Хокинга, являющегося национальным достоянием Великобритании, абсолютного, совершенно неподвижного с рождения инвалида[60].









Сейчас читают про: