double arrow

А как они учат волчат?


Сначала приносят куски мяса, потом куски мяса со шкурой — приучают щенков к запаху

добычи. В четыре месяца взрослые начинают подзывать волчат к добыче. Добудут оленя и воем

подзывают, показывают, как он выглядит. Потом учат брать след и тропить. Но если молодые

догонят оленя, они убегают: до девяти месяцев они перед ним испытывают непреодолимый страх.

Потом начинают ходить на охоту со взрослыми. Сначала просто рядом бегают, дальше начинают

загонять, потом прикусывать — к полутора годам осваивают основные приемы. Они у каждого

свои и зависят от силы, характера. И роли складываются: один гонит, другой направляет, третий в

засаде…

А эта семья как-нибудь менялась, пока вы там жили?

Переярка одного выгнали. Очень тяжёлый у него характер был, всё время конфликты какие-

то возникали, и выгнали его. Вроде бы агрессивный индивидуум должен стать доминантом. Но

если эта агрессивность переходит какую-то грань, то вся социальная система объединяется и

изгоняет его. Это такой механизм, купирующий чрезмерную агрессию. И этот зверь никогда не

сможет найти полового партнера. Таким образом, если это — ген агрессивности, он иссекается.




И куда он пошел?

Ну, вышел за пределы территории. У волков территории не соприкасаются, система не

замкнутая. Граница от границы в двух-трех километрах, есть нейтральные зоны, чтобы особи

могли выходить. Семья же не может расти бесконечно. Хотя размножается только одна пара,

доминирующая, матёрые волк с волчицей. У переярков даже течка не наступает, как правило. Но

всё равно помёты большие, и примерно раз в четыре года семья достигает критической

численности, тесно становится. У всех млекопитающих есть потребность в реализации

определенного количества социальных контактов. И как только это количество выходит за

пределы нормы, в группе начинается
шумок, конфликты возникают, образуются группировки, и в

конце концов одна должна уйти.

Куда?

Как повезет. Если зайдешь на чужую территорию, убьют. Но бывает, что можно

присоединиться к другим, если у них группа малочисленна и им не хватает социальных контактов.

Или к человеку выйдут, начнут овец резать.

Переярка выгнали — это одна перемена, и ещё старик умер. Это как раз было время, когда

волчата из логова выходят. А логово всегда устраивается где-то в другом месте, укромном, не у

лежбища. Мы там были, волчица и переярки выманивали волчат. И вдруг мы услышали страшный

вой, просто жуткий. Сразу стало ясно, что там что-то происходит ужасное. Мы побежали туда —

старик сидел на пригорке и выл душераздирающе, какой-то крик отчаяния. И потом ушёл — и всё.

Матёрый только через месяц занял его место. В течение месяца ни в какую туда не

поднимался. Как будто какие-то поминки, объяснить я не могу. Я боюсь антропоморфизировать.

Но я могу представить: во-первых, запах смерти — это очень сильная вещь для животных. Заранее

они смерти не боятся, не знают, что такое смерть. Но запаха смерти, пока волк умирает, пока ещё

не наступило окоченение, панически боятся.







Сейчас читают про: