double arrow

Глава 14. "Так прекрасна "


"Так прекрасна…"

Даже после смерти Беверли Харрис была восхитительна. Но Айронс предпочел не рисковать лишний раз; он понимал, что может упустить тот момент, когда она оживет и поднимется уже в другом образе, поэтому Брайан осторожно положил тело в каменный отсек под раковиной, запер его и пообещал себе, что заберет ее, как только будет время. Она станет самым изысканным экспонатом из всех, что он когда-либо создал, и навсегда сохранит свою красоту, как только он подготовит ее надлежащим образом… мечта преобразится в реальность.

"Если только у меня будет время. Если только останется хоть немного времени".

Айронс про себя отметил, что снова начинает жалеть себя, но здесь больше некому было проявить к нему сочувствие или подивиться его стойкости, стойкости человека, перенесшего столько страданий и лишений. Он чувствовал себя отвратительно — тоска, злоба и одиночество царили сейчас в его душе, но в то же время шеф полиции явственно ощущал, что все, наконец-то, становится на свои места. Теперь Айронс точно знал, почему его преследовали, и это позволило ему сосредоточиться; как ни тяжела была открывшаяся ему правда, он, по крайней мере, получил представление о том, что же следует делать дальше.




" «Амбрелла». "Амбрелла" собиралась уничтожить меня все это время…"

Айронс сел на грязный, усеянный зарубками стол в святилище — его личном, особом месте — и задумался, как скоро та девушка явится за ним. Та, атлетического телосложения, которая отказалась назвать свое имя. Он не мог не оценить ироничность ситуации, ведь отчасти именно она помогла ему докопаться до правды; благодаря ее внезапному появлению у него начали зарождаться эти догадки.

Разумеется, она найдет его, она же была шпионом " Амбреллы", а корпорация, по-видимому, наблюдала за ним какое-то время. Вероятно, у них были списки всего его имущества, масса сведений, составляющих его психологический портрет, даже копии финансовых отчетов. Теперь, когда у Айронса появилось время для размышлений, он осознал, что все эти беды обрушились на него неспроста, ведь он был самым влиятельным человеком в Раккуне, и " Амбрелла" планировала уничтожить его, всякий раз нанося все более жестокие, болезненные удары. Айронс рассматривал свои сокровища, инструменты и трофеи, стоявшие на полках перед ним, теперь уже не испытывая той гордости, которую они обычно вызывали. Сейчас он просто глядел на полированные кости, пока его разум работал, поглощенный осознанием предательства " Амбреллы" .

Несколько лет тому назад, когда он начал брать взятки, закрывая глаза на дела компании, все было совсем по-другому; тогда это был вопрос политики, попытка найти себя в нише структуры власти, которая действительно контролировала Раккун. И долгое время все шло гладко, он уверенно продвигался по карьерной лестнице, добился уважения как должностных лиц, так и простых граждан, и что самое главное, его инвестиции окупались сполна. Жизнь складывалась удачно.



"А затем появился Биркин. Уильям Биркин, вместе со своей невротической женой и их малолетней дочерью".

После утечки в особняке Спенсера, Брайан был почти уверен в том, что S.T.A.R.S. и проклятый капитан Вескер были ответственны за все неприятности, но теперь он понимал, что это Биркин со своей семьей, приехав около года назад, заварили эту кашу; уничтожение лаборатории Спенсера лишь ускорило ход событий. Должно быть, " Амбрелла" начала следить за ним с того самого дня, как он имел несчастье встретить Биркина, поначалу только наблюдать, ставить «жучки», устанавливать камеры. Шпионы стали появляться позже…

Биркины прибыли в Раккун, чтобы Уильям смог сосредоточить все свои усилия на разработке улучшенного синтеза Т-вируса, основываясь на исследованиях, проведенных в лаборатории Спенсера. Каким бы недружелюбным и чудаковатым ни казался временами Уильям, Айронсу он понравился с самого начала их знакомства. Биркин был молодым гением корпорации, но, как и Айронс, он был не из тех, кто хвастается своим положением. Уильям был скромным малым, которого интересовала лишь реализация собственного потенциала. Они оба были слишком заняты, чтобы крепко подружиться, но между ними возникло взаимное уважение, Айронс часто замечал, что Уильям смотрит на него с почтением…



"…и моя ошибка заключалась в том, что я позволял ему это. Я дозволил тому бездумному уважению, которое я к нему испытывал, заглушить собственные инстинкты, и не заметил, что все это время за мной следили".

Потеря лаборатории Спенсера сильно отразилась на иерархии " Амбреллы" . Всего через пару дней после взрыва к Айронсу заявилась Аннет Биркин с посланием от мужа… и просьбой об одном одолжении. Биркин боялся, что компания станет требовать новый синтез, G-вирус, до того, как он будет готов; очевидно, он был очень недоволен применением своей предыдущей разработки. Айронс уже точно не помнил, но «Амбрелла» вроде бы каким-то образом помешала Биркину довести до совершенства процесс воспроизводства, а поскольку теперь корпорацию больше всего интересовало, как скомпенсировать убытки от потери особняка Спенсера, то молодой ученый опасался, что они попытаются забрать образец нового вируса, который еще даже не был протестирован. Биркин просил о помощи через Аннет и предложил Айронсу дополнительный стимул, чтобы тот отслеживал текущее положение дел. За сотню штук Айронс просто должен был держать в тайне всю информацию, касающуюся G-вируса, а точнее говоря, следить за шпионами корпорации и присматривать за теми немногими, кто уцелел из отряда S.T.A.R.S., дабы убедиться, что их больше не потянет на расследования экспериментов «Амбреллы».

"И только-то. Сто тысяч долларов, и я уже наблюдал за всем своим городом, и следил за этой непокорной стайкой смутьянов. Легкие, такие легкие деньги, и их было бы еще больше, если бы все шло по плану. Вот только это оказалось ловушкой, подстроенной "Амбреллой"…"

Айронс угодил прямиком в нее, и тогда «Амбрелла» начала приводить в исполнение заговор против него, используя собранную информацию, пытаясь взять судьбу Брайана в свои руки. А как иначе его жизнь могла так быстро измениться в худшую сторону?

Пропали S.T.A.R.S., затем Биркин, и прежде чем Айронс успел оценить ситуацию, нападения на город возобновились с новой силой. Он едва успел блокировать Раккун прежде, чем все вышло из-под контроля.

"И все это потому, что я пытался помочь другу… на благо компании. Трагично".

Айронс поднялся и медленно обошел раскройный стол, без особого энтузиазма проводя кончиками пальцев по выбоинам и царапинам. Каждая отметина хранила свою историю, память об очередном достижении, но это все уже не доставляло ему привычного удовольствия. Раньше, прохладная тихая атмосфера святилища, всегда успокаивала его, это было место, где он мог заниматься своим любимым делом, где он действительно чувствовал себя самим собой, но теперь оно перестало быть таковым. Как и все вокруг. «Амбрелла» забрала это у него, так же как захватила его город. Неужели все зашло настолько далеко, что они выпустили вирус лишь для того, чтобы добраться до него, отнять власть, а затем послали эту слишком легко одетую темноволосую девушку, чтобы ткнуть его носом в собственное поражение. А иначе, почему она столь привлекательна? Они знали его слабости и использовали их, чтобы не дать ему сохранить даже каплю достоинства…

"…и скоро она придет за мной, возможно, все еще притворяясь немой, все еще пытаясь соблазнить меня своей беспомощностью. Наемная убийца, шпионка, коварная обольстительница — все это в полной мере относится к ней, и вероятно, ее симпатичное личико все это время скрывало усмешку. Она смеялась надо мной".

Быть может, утечка действительно была несчастным случаем. Последний раз, когда они виделись, Уильям Биркин показался ему каким-то нервным, затравленным и изможденным, а аварии случались и при лучших обстоятельствах. Но все остальное не вызывало ни малейших сомнений, других объяснений своего внезапного краха Айронс найти не мог. Та девушка пришла за ним, она работает на «Амбреллу» и ее послали, чтобы убить его. Но она не остановится на этом. О нет, она найдет Беверли и… каким-нибудь способом непременно смешает ее с грязью, просто, чтобы быть уверенной, что больше не осталось ничего, дорогого ему.

Айронс оглядел маленькую, тускло освещенную комнату, которая когда-то принадлежала ему, задумчиво посмотрел на потертый инструментарий и мебель; приятные запахи дезинфицирующих средств и формальдегида исходили от шершавых каменных стен.

"Мое святилище. Мое".

Он поднял пистолет, лежавший на его столе, VP70, который по-прежнему принадлежал ему, и почувствовал, как горькая усмешка тронула губы. Его жизнь подходила к концу, теперь Айронс знал это наверняка. Все началось с Биркина, а закончится здесь, он лично спустит курок. Но не сейчас. Девушка пришла за ним, и он убьет ее прежде, чем попрощается с Беверли, прежде чем признает свое поражение и пустит себе пулю в голову. Первым делом он убедится, что она прочувствовала все его муки. Девчонка заплатит за каждое страдание, пережитое им, заплатит по счетам своей плотью и кровью, испытает такую боль, какую он только сможет причинить.

Он умрет, но не один. И не раньше, чем услышит, как девчонка в агонии издаст предсмертный вопль, так отчетливо звучавший в его фантазиях, вопль, настолько искренний и правдоподобный, что его эхо достигнет даже черствых сердец управляющих компании, предавших его.

* * *

Офис S.T.A.R.S. пустовал, пребывал в полном беспорядке, в нем было пыльно и довольно прохладно, но Клэр не хотелось уходить отсюда. После жуткой отчаянной пробежки по забитому телами коридору второго этажа, она наконец нашла место, где ее брат проводил рабочие будни, и это по какой-то причине заставило ее вздохнуть с облегчением. Мистер Икс уже не преследовал девушку, и хотя ей еще надо было помочь Шерри и найти Леона, она обнаружила, что боится возвращаться в безжизненные коридоры, покинув единственное место, напоминавшее ей о Крисе.

"Где же ты, старший братишка? И что мне теперь делать? Зомби, огонь, смерть, ваш чудной шеф Айронс и эта потерявшаяся маленькая девочка, и стоит мне счесть, что безумие достигло своего предела, я сталкиваюсь с существом, которое нельзя убить — самая невероятная вещь из всех возможных невероятных вещей. И как же мне справиться со всем этим?"

Она села за стол Криса, рассматривая небольшую пачку черно-белых фотографий, которые нашлись в нижнем ящике. На четырех снимках были изображены они вдвоем, улыбающиеся и строящие рожицы; фото-кабинка — память о неделе, проведенной в Нью-Йорке на прошлое рождество. Когда она нашла эти фотографии, то сначала ей захотелось расплакаться, все ее страхи и волнения, которые она сдерживала до сих пор, теперь вырвались наружу при виде милой улыбки брата. Но чем дольше она смотрела на него, на них обоих, смеющихся и весело проводящих время, тем лучше ей становилось. Она не была счастлива, даже не до конца успокоилась, и уж тем более, не перестала бояться грядущего… просто стало немного легче. Спокойнее. Она почувствовала прилив сил. Клэр любила его и знала, что где бы он ни был, он тоже любит ее. И если уж они оба смогли пережить смерть родителей, построить свои собственные жизни и провести вместе дурацкие рождественские каникулы, несмотря на то, что у них даже не было по-настоящему своего дома, куда можно было бы пойти, то они смогут справиться с чем угодно. Она сможет справиться.

"Смогу и сделаю. Я найду Шерри, Леона и, даст Бог, своего брата, и мы выберемся из Раккуна".

По правде сказать, у нее попросту не было другого выбора, но ей необходимо было как-то смириться с отсутствием иных вариантов, прежде чем начать действовать. Она где-то слышала, что настоящая храбрость, это не отсутствие страха, а умение не прятаться от опасности, и во что бы то ни стало, делать то, что необходимо. И стоило ей только на секунду присесть и подумать о Крисе, как она сразу поняла, что сможет сделать все, что потребуется. Клэр глубоко вздохнула, убрала фотографии в жилет, и отодвинулась от стола. Она не знала, куда направился Мистер Икс, но он не был похож на того, кто стал бы поджидать за углом. Она собиралась снова зайти в офис Айронса и посмотреть, не вернулись ли Шерри или сам Айронс за прошедшее время. Если Икс все еще там, она всегда сможет убежать.

"Кроме того, мне нужно обыскать его кабинет и попытаться найти что-нибудь о S.T.A.R.S. Здесь нет ничего, что могло бы мне помочь".

Поднимаясь, она огляделась в последний раз с надеждой на то, что в офисе еще найдется что-нибудь в плане снаряжения или информации. Но все, что она нашла — это брошенную поясную сумку в столе, находившемся позади рабочего места Криса, судя по просроченной библиотечной карточке в одном из кармашков, она принадлежала Джилл Валентайн. Клэр никогда с ней не встречалась, но Крис пару раз упоминал о ней, он говорил, что она неплохо обращалась с оружием.

"Жаль только, что тут пару пистолетов не оставила".

Похоже, члены команды забрали все важные вещи после отстранения, хотя вокруг до сих пор оставалось огромное количество их личного барахла: фотографии в рамках, кофейные кружки и тому подобное. Клэр сразу догадалась, какой стол принадлежал Барри — по пластмассовой модели пистолета, так и недоделанного до конца. Барри Бертон был одним из самых близких друзей Криса, огромный, словно медведь, дружелюбный и серьезно двинутый на оружии. Клэр надеялась, что где бы ни находился сейчас Крис, Барри был с ним, прикрывал его спину. С ракетницей.

"И, кстати говоря…"

Прежде всего, ей нужно было найти другое оружие, или еще боеприпасов для девятимиллиметрового пистолета. У нее осталось всего тринадцать патронов, один полный магазин, и когда они кончатся, хорошего будет мало. Может быть, ей стоило бы остановиться и обыскать пару-тройку трупов, лежащих по пути в восточное крыло; даже пролетая там на полном ходу, она успела заметить, что некоторые из них были полицейскими, а ее пистолет тоже был стандартным оружием РПД. Мысль о том, что ей придется обшаривать трупы, не приводила девушку в восторг, но если закончатся патроны, будет еще хуже, особенно учитывая, что Мистер Икс бродит где-то поблизости.

Клэр подошла к двери, толчком распахнула ее, и, пытаясь собраться с мыслями, вышла в тускло освещенный коридор. Уход из офиса несколько пошатнул ее решимость, ей пришлось унимать пробившую тело дрожь, когда в голове снова возникли весьма красочные воспоминания о Мистере Икс; закрыв за собой дверь кабинета, она вдруг снова почувствовала себя уязвимой. Девушка свернула вправо и двинулась назад к библиотеке, решив, что не будет думать о гиганте без особой на то нужды, не станет вспоминать его пустые нечеловеческие глаза, то, как он поднял свой ужасный кулак, словно настроенный уничтожить все, что возникнет у него на пути…

"…да выкинь же, наконец, его из головы. Думай о Шерри, о том, как раздобыть эти проклятые боеприпасы, или как вести себя с Айронсом, если ты все-таки сможешь его отыскать. Думай о том, как остаться в живых".

Впереди отделанный деревом темный коридор, снова поворачивал направо, и Клэр попыталась подготовить себя к предстоящей задаче; если память не подводила ее, за углом должен был лежать мертвый полицейский…

"…как будто по запаху не ясно…"

…и ей предстояло обыскать его. Он выглядел не столь омерзительно, как остальные, по крайней мере, ей так показалось.

Клэр повернула за угол и застыла, глядя прямо перед собой. Сердце ухнуло, предупреждая об опасности раньше, чем она смогла что-либо почувствовать. Тело, мимо которого она проскочила по пути в офис S.T.A.R.S., превратилось теперь в кровавую кашу из плоти, сломанных конечностей и разорванной в клочья униформы. Головы не было видно, хотя Клэр не смогла бы сказать наверняка, была ли она оторвана, или ее просто раздробили до состояния бесформенной массы. Казалось, кто-то измолотил труп кувалдой или топором за те несколько минут, что ее не было, буквально размазав все тело по полу и стенам.

"Но когда? Как? Я совсем ничего не слышала…"

Она заметила какое-то движение. Тень, тихая и стремительная, метнулась над развороченными останками, примерно в трех-четырех метрах от нее, и в ту же секунду Клэр услышала странный скрипучий звук, дыхание. Она, задрав голову, посмотрела наверх, не в силах поверить в то, что видит и слышит — прерывистое дыхание, стук когтей по дереву, сами когти, толстые и изогнутые, когти существа, которое не может существовать. Оно было довольно крупным, размером с взрослого человека, но на этом сходство заканчивалось. Тварь, которую Рэдфилд видела перед собой, выглядела настолько невероятно, что девушка воспринимала ее будто бы отдельными частями, потому как разум отказывался соединять их воедино. Вот воспаленная багрянистая плоть голого, длинноногого существа, цепляющегося за потолок. Вот вздутая, серо-белая ткань частично обнаженного мозга. Вместо глаз — отверстия со шрамами по краям.

"…мне это только кажется…"

Круглая голова существа отклонилась назад, широченная пасть распахнулась, из нее хлынул темный поток тягучей слюны и растекся по тому, что еще оставалось от полицейского. Тварь высунула свой язык, длинный, розовый, его грубая влажная поверхность поблескивала на свету, в то время как он скользил вниз. Все дальше. И дальше. Длинный язык разматывался, хлестал по сторонам, и уже практически скользил по разорванной плоти трупа.

Боясь пошевелиться от ужаса, Клэр смотрела на него и не могла поверить своим глазам, а непостижимой длины язык существа уже втянулся обратно; капли крови стекали куда-то в тень. Весь процесс занял считанные секунды, но казалось, будто время течет в разы медленнее. Сердце Клэр билось так быстро, что все вокруг напоминало замедленную съемку — даже когда тварь спрыгнула с потолка на деревянный пол, и ее тело перевернулось в воздухе так, что она приземлилась прямо на изуродованный труп полицейского.

Тварь снова открыла пасть, издала крик… и Клэр наконец обрела способность двигаться. Стоило прозвучать этому причудливому глухому воплю монстра, как она тут же смогла поднять пистолет и выстрелить. Грохот девятимиллиметровых патронов поглотил леденящий кровь вой существа, эхом пронесшийся по узкому коридору. Все еще вопящую тварь отбросило назад, ее когтистые руки молотили по полу, сведенные судорогой ноги рвали на кровавые куски растерзанное тело; Клэр заметила, как оторванный ошметок скальпа, на котором еще держалось одно ухо, пролетел через весь коридор и ударился о стену, соскользнув вниз с булькающим звуком. Но тварь, каким-то образом подобрав под себя ноги, удержала равновесие и резко выгнулась вперед. Она со скоростью молнии приближалась к девушке, цепляясь за деревянный пол своими жуткими когтями и завывая.

Клэр выстрелила вновь, не осознавая даже, что сама кричит; еще три пули поразили уже подбежавшую тварь, разорвав серое вещество, видневшееся в открытом черепе. Девушка стояла на краю гибели — буквально несколько секунд, и тварь повалила бы ее на пол, огромные когти были в каких-то сантиметрах от ее ног…

Атака завершилась так же внезапно, как началась. Все жилистое тело существа дрожало и тряслось, сероватая жидкость тонкой струйкой вытекала из его подергивающейся головы, толстые когти судорожно стучали по деревянному полу в безумном такте. Издав последний хриплый вой, тварь умерла. На этот раз ошибки быть не могло. Клэр разнесла его мозг, и больше оно не поднимется.

Она не могла отвести взгляд от распластанного перед ней монстра. Потрясенный разум девушки пытался связать эту тварь с каким-нибудь животным или хотя бы с какими-либо слухами о подобных животных, но после нескольких секунд Рэдфилд сдалась, признав, что это бесполезно. Подобная тварь не могла быть существом, созданным природой. К тому же она подобралась настолько близко, что Клэр отчетливо чувствовала исходивший от нее запах — не такой резкий, как от зомби, горьковатый масляный запах, больше напоминающий химический.

"…да пускай оно хоть шоколадным печеньем пахнет, какая к черту разница? В Раккун-Сити появились монстры, пора бы уже перестать удивляться, каждый раз сталкиваясь с ними".

Упрек внутреннего голоса прозвучал не слишком убедительно. Ей больше всего на свете хотелось сейчас быть храброй и решительной, чтобы, перешагнув через монстра, продолжить свой путь, но какое-то мгновение она не могла сойти с места, и в это самое мгновение она всерьез подумала о том, чтобы вернуться в офис S.T.A.R.S. и запереться там. Она могла спрятаться и ждать помощи, там она могла быть в безопасности.

"Так решись уже, наконец. Делай что-нибудь, перестань дрожать и скулить, ведь речь теперь идет не только о тебе. А что будет с Шерри? Хочешь выжить ценой ее жизни?"

Тягостное мгновение миновало. Клэр осторожно перешагнула через влажное красное тело твари и присела рядом с останками полицейского, дулом пистолета отогнув край рваной униформы. Когда ей все-таки пришлось дотронуться до сгнившей плоти и костей, она с трудом подавила тошноту, стараясь не думать о том, кем был этот полицейский или как он умер. При нем ничего не оказалось, а значит, Клэр осталась всего с семью патронами в магазине, однако она не поддалась панике, напротив, разочарование только подстегнуло ее решимость. Если она смогла заставить себя обыскать окровавленный труп один раз, сумеет и снова. Напоследок оглядев мертвую звероподобную тварь, Клэр поднялась на ноги и быстрыми шагами направилась в конец коридора, решение было принято: больше она не станет прятаться и бежать от собственных страхов. По крайней мере, она сможет убить еще нескольких монстров прежде, чем они доберутся до нее, немного увеличив тем самым шансы Шерри на спасение.

Лучше умереть, хотя бы попытавшись помочь девочке, чем не пытаться вообще. Больше Клэр не будет колебаться.







Сейчас читают про: