double arrow

Шахта Е93


До взрыва гранат оставалось двадцать секунд, а майор Крут все еще прижимался к стенке шахты. Конечно, можно было бы надеть крылья (если бы они в шаттле были) и вылететь майору на помощь, однако счет уже шел на секунды. Вот-вот мощный взрыв должен был сорвать Крута со стены и бросить в огненную бездну. А кучке пепла уже никакая магия не поможет. Таким образом, оставался только один выход. Элфи придется использовать захваты.

Все шаттлы были оборудованы вспомогательными устройствами посадки. Если причальные узлы выходили из строя, из специальных ниш на шаттле мгновенно выпускались четыре магнитных захвата, которые цеплялись за металлическую поверхность площадки и заводили шаттл в воздушный шлюз. Также захватами частенько пользовались для посадок в незнакомой местности – они, как пиявки, присасывались ко всему металлическому.

– О’кей, Джулиус, – сказала Элфи. – А теперь не шевелись.

Крут побледнел. Джулиус. Элфи назвала его по имени. Видимо, ситуация была совсем безнадежной.

Десять секунд.

– Выпустить правый причальный захват, – скомандовала Элфи.

Резкий скрежет сообщил о том, что захват выпущен.




На экране перед ней появилось лицо майора. Даже с такого расстояния Крут выглядел очень взволнованным. Элфи навела перекрестье прицела ему на грудь.

– Капитан Малой, ты абсолютно уверена?

Элфи проигнорировала вопрос начальника.

– Магниты выстреливают на пятнадцать метров.

– Элфи, может, я прыгну, а? У меня получится. Я уверен.

Пять секунд…

– Правый зажим, пли!

Шесть крохотных зарядов взорвались у основания зажима, выбросив из гнезда магнитный диск, за которым тянулся полимерный трос.

Крут уже открыл рот, чтобы выругаться, но не успел, потому что магнитный диск выбил из его легких весь воздух без остатка. Кроме того, майор почувствовал, как у него в груди что-то громко хрустнуло, даже несколько «что-то».

– Смотать трос! – крикнула Элфи в микрофон компьютера и развернула шаттл, стараясь увести его как можно дальше от стены шахты.

Майор устремился следом за кораблем, словно серфер-экстремал.

Ноль секунд. Гранаты взорвались, обрушив в пропасть несколько тонн камней. Капля в океане плазмы.

Через пару минут майор уже лежал в медицинском отсеке шаттла, принадлежащего послу Атлантиды. Дышать было больно, но Крут просто обязан был высказать свое мнение по поводу спасательной операции.

– Капитан Малой! – прохрипел он. – О чем ты думала? Я мог погибнуть!

Дворецки разорвал на груди Крута комбинезон, чтобы оценить травму.

– Конечно, могли, – кивнул он. – Еще пять секунд, и вы превратились бы в кашу. Но Элфи вас спасла. Скажите ей спасибо.

Элфи включила автопилот, достала из полевой аптечки медицинский пакет и крепко сжала его, активизируя кристаллы. Еще одно изобретение Жеребкинса – пузырь со льдом и исцеляющими кристаллами. Не вполне адекватная замена целительным чарам, но все ж лучше, чем суетиться вокруг да охать.



– Где болит?

Крут закашлялся, забрызгав комбинезон кровью.

– В груди. Везде. Два ребра сломаны, не меньше.

Элфи задумчиво пожевала губу. Жаль, врача нет – исцеление происходит автоматически, а значит, всегда надо остерегаться осложнений. Элфи знавала одного капитана из полиции нравов, который однажды сломал ногу и тут же потерял сознание от боли. Очнулся он здоровехоньким, но, взглянув на свою ногу, чуть опять не лишился чувств: она срослась носком назад. Впрочем, риск всегда присутствует. Помнится, когда Артемис потребовал вылечить свою мать, Элфи тоже очень рисковала. Она наложила на особняк Фаулов сильный положительный заряд, который должен был держаться несколько дней, как своего рода тонизирующее средство. Любой человек, посещавший дом Фаулов в течение следующей недели, уходил, довольно насвистывая.

– Элфи… – простонал Крут.

– О’к-кей, – заикаясь, произнесла она. – О’кей.

Элфи коснулась пальцами груди Крута и обратилась к своей магии.

– Исцеляй, – шепотом велела она.

У майора закатились глаза. Магия отключила его сознание, чтобы оно не мешало телу выздоравливать. Некоторое время спустя Элфи убрала руки и положила на грудь потерявшего сознание офицера полиции пакет со льдом.



– Держи, – приказала она Артемису. – Но не больше десяти минут, иначе это чревато повреждением тканей.

Артемис прижал пакет. Он хотел было сказать что-то язвительное в ответ на приказной тон Элфи, но тут его пальцы погрузились в лужу крови, и в горле у него пересохло. Сначала – беготня, пальба, потом – этот жуткий поезд. А теперь еще и кровь, самая настоящая кровь. Последние несколько дней его многому научили. Артемису почти захотелось снова оказаться в школе имени святого Бартлби.

Элфи быстро скользнула в кресло и направила наружные камеры на боковой туннель.

Рядом с ней, в кресло второго пилота, сел Дворецки.

– Итак, – спросил он, – что мы имеем?

Элфи хищно усмехнулась. Дворецки даже удивился: внезапно она очень напомнила ему Артемиса Фаула.

– Мы имеем большую дыру.

– Отлично. По-моему, самое время навестить одного нашего старого друга.

Большие пальцы Элфи нависли над кнопками ускорителей.

– Да, – сказала она. – Пожалуй, что самое время…

И шаттл посла Атлантиды исчез в боковом туннеле быстрее, чем морковка – в глотке у Жеребкинса. Пояснение для тех, кто не в курсе: это значит «ну очень быстро».







Сейчас читают про: