double arrow

Глава четвёртая


Сегодняшнее утро для меня было довольно-таки необычным. Спасибо, дорогой и любимый папочка, без этого я бы точно не проснулась.

Я ещё лежала на кровати, хотя сон уже давным-давно отступил, потому что это был, наверное, первый за несколько месяцев случай, когда мне удалось уснуть в девять вечера, так как в моём компьютере сломалась видеокарта, что означало конец моим ночным игровым подвигам. Чтобы не скучать, пока есть время поваляться в постели, я решила послушать музыку. После нескольких минут поиска в сумке телефона, приготовилась было лечь обратно, как вдруг дверь, возле которой я как раз-таки всё ещё сидела на корточках, повернувшись головой к выходу, резко открылась. Не успев среагировать, я отправилась в нокаут.

- С Днём рождения, дорогая! – прокричал радостный папа на всю комнату, пока я с, наверняка, очень удивлённым выражением на лице лежала на полу и пыталась понять, что сильнее – боль или же шок от произошедшего. – Кэтрин, я… Ой, а где ты?

- Здесь, – отвечаю ему, подняв вверх руку, дабы Роберт не подумал, что я стала духом и говорю с ним, будучи невидимой. Он может – проверено.

Папа, увидев, в каком положении я нахожусь, тут же обеспокоенно засуетился, помог мне подняться и осмотрел место, где мой лоб «поздоровался» с дверью. Недовольно поморщившись, когда его пальцы коснулись места ушиба, я, тем не менее, отказалась от какой-либо помощи. Если уж суждено идти в школу со «звездой» во лбу, то тут ничего не попишешь.




- Прости меня, солнышко, - виновато сказал мужчина. – Я не хотел, просто думал сделать тебе сюрприз…

- Тебе удалось, - улыбнувшись, сказала я, а после вздохнула. Да уж, те, кто знает моего отца хотя бы вполовину так же хорошо, как и я, никогда бы не подумали, что он довольно-таки успешный предприниматель со своей сетью магазинов, который серьёзен во всём, что касается работы. Лично я считаю, что он чудак. Но милый, не правда ли? – Что за шум, а драки нет?

Роберт с искренним недоумением посмотрел на меня, а после на полном серьёзе спросил:

- Доченька, я тебе часом оставшиеся мозги не выбил? Сказал же, что у тебя День рождения…

- У меня?! – переспросила я, проигнорировав слово «оставшиеся», прозвучавшее из его уст в мой адрес. – Что, серьёзно?

Не дожидаясь ответа, я поспешила к календарю, на котором до сих пор было девятнадцатое августа. И зачем он мне, спрашивается, нужен, если я всё равно забываю о том, что нужно хоть иногда туда заглядывать?

- Кэтрин, ты меня пугаешь, - послышался голос отца. – С тобой всё хорошо? Может, приляжешь?

- Со мной всё хорошо, – уверенно ответила ему я. – Просто я на самом деле забыла, что сегодня за день! Представляешь?

- Я же тебе говорил…

- Если это было в тот момент, когда я лежала на полу и думала, убивать тебя или же пощадить, то я как-то не обратила на это внимания.



Мой отец вздохнул, а после начал что-то говорить, но я пропустила мимо ушей его слова. День рождения… Кажется, сейчас я должна быть рада до безумия, удивлена, что забыла о таком знаменательном событии, а также требовать подарки, но… Почему же мне всё равно? Раньше, несмотря ни на что, я хоть немного, но радовалась этому дню, а сегодня всё иначе. Я выросла? Или характер испортился? Скорее, второе.

Пришлось сказать папе, что мне нужно переодеться, иначе в школу опоздаю, но прежде, чем он вышел, я была вынуждена также поклясться, что вечером буду праздновать в кругу семьи - собственно, тогда же я и получу подарки, - и только потом смогла остаться наедине со своими мыслями.

Сегодня мне исполнилось шестнадцать лет. Да, я и раньше называла точно такую же цифру, но меня не в чем упрекнуть, ведь это было, по сути, за несколько дней до того, как я стала шестнадцатилетней. Поэтому говорить, что мне ещё пятнадцать, было не так уж и необходимо.

Вздохнув, я занялась привычными утренними делами – умылась, переоделась, попила сок, поссорилась с мамой, которая готовила для меня что-то особенное, из-за того, что не завтракаю, после чего, услышав в ответ, что вскоре меня ветром сдувать будет, по привычке перед выходом взглянула на себя в зеркало.

Сегодня я выгляжу так же, как и в остальные дни. В принципе, нечего наряжаться только из-за того, что у меня праздник, всё равно об этом вспомнит только три человека, один из которых остался дома, а остальным глубоко наплевать на то, какие перемены произошли в моей внешности.



Вздохнув, я вышла на улицу, чтобы направиться в школу, как вдруг из дому выскочил мой папа, на ходу застёгивавший пиджак. Игнорируя мой удивлённый взгляд, он с невозмутимым видом сообщил:

- Ты отказываешься, чтобы я подвозил тебя каждый день, но сегодня отвертеться не получится. Поэтому ноги в валенки, а потом в машину.

- Валенки, надеюсь, необязательны?

Мужчина сделал вид, что задумался.

- Так уж и быть, - через несколько секунд ответил он. – Раз уж сегодня у тебя праздник.

- Спасибо, - улыбнувшись, ответила я, после чего села на заднее сиденье автомобиля.

К моему удивлению, папа, который обычно не водит машину самостоятельно, сел за руль, а после мы уже поехали. Наверное, он решил устроить мне сегодня день потрясений. Во всех смыслах – шишка до сих пор болит.

Решив не зацикливаться на этом, я отвернулась к окну и погрузилась в свои мысли, так как отцу кто-то позвонил, поэтому его внимание невольно обошло меня стороной.

Выходные определённо прошли слишком быстро. Не знаю, который год подряд я задаюсь вопросом, почему мы учимся пять дней, а отдыхаем всего два. Разве не логичнее было бы учиться столько же, сколько и отдыхать? Впрочем, меня всё равно никто не послушает. К тому же, тогда нынешнее поколение было бы ещё более ленивым, чем есть сейчас.

Я зевнула. Когда езжу в школу на машине, постоянно начинаю думать о каких-то бредовых вещах. Именно поэтому в последнее время предпочитаю ходить туда пешком. Но, раз уж сегодня вроде как особенный день, придётся подчиниться.

К сожалению, разговор моего отца с одним из своих подчинённых затянулся настолько, что даже тогда, когда мы уже подъехали к школе, он всё ещё продолжал наставлять одного нерадивого сотрудника. С сожалением посмотрев на папу, я, дабы его не отвлекать, молча вышла из машины, а после медленно побрела к школьным воротам.

- Кэтрин, подожди! – послышался голос Роберта. Повернувшись, я увидела, что он, прикрыв рукой гарнитуру, благодаря которой спокойно мог разговаривать за рулём, не используя телефон, смотрит на меня и виновато улыбается. – Прости, солнышко. Сама понимаешь, дела… Но вечером я приду домой с огромным тортом, а потом мы отпразднуем, хорошо?

- Конечно, - искренне улыбнувшись, сказала я. – Буду ждать с нетерпением. Пока-пока!

- Пока-пока, котёнок, - ответил папа, а после вновь вернулся к разговору со своим сотрудником.

Не скрывая довольной улыбки, появившейся на моём лице, я развернулась, после чего направилась к школьному зданию. Некоторые учащиеся, которые, по всей видимости, слышали наш с отцом разговор, насмешливо косились в мою сторону, но меня это не волнует. Я не виновата, что для них общественное мнение гораздо важнее хороших отношений с людьми, которые являются членами их семьи. Как я уже говорила ранее, я просто обожаю своего папу, поэтому с ним мне не стыдно даже сюсюкаться у всех на виду. С мамой та же история, вот только она сюсюкаться со мной не будет…

- Кэт! – вывел меня из задумчивости девичий голос. Остановившись, я подождала, пока подруги догонят меня, – вновь разворачиваться, и идти навстречу было лень.

Лили и Дженни, стоило им поравняться со мной, сверкая искренними улыбками, в один голос провопили:

- С Днём рождения!

Невольно зажмурившись из-за того, что они обе довольно-таки громко прокричали это, тем самым чуть не оглушив меня, я улыбнулась. Да, может, этот праздник и не доставляет мне огромного удовольствия в этом году, но приятно, когда близкие тебе люди помнят об этом и поздравляют. Да, мне это нравится, ведь я тоже человек. По всей видимости, циничный, но человек.

- Спасибо, - ответила я им, а после подруги, всё ещё улыбаясь, вручили мне довольно-таки массивную коробку розового цвета, перевязанную белым бантиком.

С трудом удерживая на лице улыбку, я принялась открывать её. Ненавижу розовый… Я очень ненавижу розовый! Почему же они, зная это, упаковали мой подарок именно так? Ох, спокойно, Кэтрин, спокойно, не порть момент…

Сняв с коробки фольгу, увидела, что мои подруги подарили мне видеокарту. Я чуть было не подпрыгнула от удовольствия, стоило заметить подобный предмет в подарочной упаковке.

- Чёрт подери! – не сдержавшись, воскликнула я. – Девчонки, я так рада! Но у меня же только вчера видеокарта полетела, когда вы успели?..

- Мы оперативные, - подмигнув, сказала Дженни. – К тому же, ты ещё до поломки на эту модель смотрела так, будто она на вес золота.

- Это ещё круче, чем золото! Спасибо вам, - обняв подруг, ответила я, после чего спрятала подарок в сумку, представляя, как дома установлю её, а потом смогу вновь погрузиться в чудесный мир игр...

Они очень долго спрашивали, нравится ли мне их подарок, так как всё же не были уверены в том, что это именно то, чего я хотела, и после нескольких минут такого разговора я уже пожалела о том, что у меня День рождения. К моему счастью, вскоре Лили заметила объект, который смог отвлечь их, но чьё появление лично меня не особо радовало.

- Кэт, смотри, там Фил, - сказала шатенка. – Подойдёшь к нему, чтобы поздороваться?

- Придётся, - нехотя сказала я. – Но перед этим я хочу попросить вас об услуге. Я подумала, и решила, что вы правы. Если я хочу каким-то волшебным способом добиться цели, то мне нужно быть более милой с ним. Поэтому, когда я начну вести себя грубо, не могли бы вы как-то одёргивать меня, чтобы наше общение хоть в какой-то степени казалось нормальным?

- С лёгкостью, - сказала Дженни. – Ты же знаешь, мы всегда готовы тебе помочь.

Тяжко вздохнув и поблагодарив их, я направилась прямиком к Гардинеру, который стоял рядом с Майком и какой-то рыженькой девчушкой, имени которой я даже не знаю. Невольно усмехнулась, так как это значит, что на этой неделе Рокси в пролёте. Что же, это хорошая новость, потому что она начала меня порядком раздражать.

А эта новенькая, кстати, чем-то отличалась от неё, да и ото всех бывших подружек Фила. И не только цветом волос – внешностью вообще. На ней не было трёх слоёв штукатурки, как на большинстве других, она не была дистрофично-худой, а также не отличалась выдающимися формами. Но, тем не менее, симпатичная, признаю.

Переведя взгляд с девушки на Фила, я заметила, что он тоже какой-то другой. То ли пафос пропал, то ли ещё что-то, хотя смотрит он на неё также холодно, как и на остальных… Странно, в общем. Ну и ладно, не думаю, что эта девчушка продержится дольше остальных. К тому же, я ни разу не видела её среди параллели десятых классов. А, раз она из младших классов (уж точно не старших), то шансы, что она скоро пополнит ряды тех, кого отшил Гардинер, возросли.

Стоило мне приблизиться, как девчушка, переведя взгляд с шатена на меня, внимательно осмотрела мою скромную (ну, не очень) персону. Я заметила, что у неё серые глаза, но, так как подобное открытие абсолютно бесполезно, предпочла проигнорировать это.

- Привет, Фил, - натянув на лицо милую улыбочку, поздоровалась я. – Привет, Майк. И ты… Тебе тоже привет.

Рыженькая словно очнулась ото сна и, пару раз удивлённо хлопнув глазками, сказала:

- Ой, и тебе привет. Прости, я просто никого ещё здесь не знаю, вот и теряюсь немного.

- А, ясно, - протянула я. – Новенькая, значит?

- Да, только сегодня перевелась в десятый класс, - кивнула она, а после добавила: - Меня Фиби зовут, а тебя?

- Кэтрин. Приятно познакомиться, - ну, если честно, мне всё равно, но правила поведения в обществе ещё никто не отменял.

- Мне тоже, - широко улыбнувшись, сказала Фиби, а потом обратилась к Гардинеру: - Ну, я пойду в кабинет директора, чтобы с документами разобраться. Пока.

- До встречи, - ответил тот, не меняя выражение на своём безразличном лице.

Тем не менее, меня всё же насторожило то, что с этой Фиби он как-то по-другому говорит, нежели с остальными. Вот, хоть убейте, не знаю, почему я так подумала, но мне так кажется.

Рыженькая, кивнув, сделала несколько шагов в сторону, а после, вдруг обернувшись, добавила:

- До встречи, Кэтрин.

- А… Хорошо, - немного удивлённо сказала я вслед удаляющейся девушке.

И почему я? Рядом же ещё Лили и Дженни стоят, почему на них она даже внимания не обратила? Ну и ладно, мне-то что. Только вот…

- Странно, что она перевелась на второй неделе обучения, - вслух сказала я.

- Она просто с документами разбиралась долго, - моментально ответил Фил.

- А ты откуда знаешь? – спросила я, с прищуром посмотрев на него.

- А тебе-то что? – шатен вдруг гадко усмехнулся – как обычно он это делает. – Приревновала, дружище?

- Вот ещё, - фыркнула я. – Для того, чтобы ревновать такого идиота, как ты, нужно быть…

Я не смогла закончить, так как Дженни вдруг ощутимо пихнула меня локтем под рёбра. Поморщившись, я недовольно посмотрела на подругу, после чего, увидев её красноречивый взгляд, вспомнила, что сама просила останавливать меня, если начну перегибать палку. Вздохнула, так как пришлось замолчать.

- Кем это нужно быть? – с интересом посмотрев на меня, спросил Гардинер.

- Что? Ты о чём? – закосила под дурочку я.

- Ты сама только что говорила, что для того, чтобы ревновать такого идиота, как я, нужно быть… Так кем же?

- Никогда ничего подобного не звучало в твой адрес из моих уст, - как можно более пафосно сказала я. – И вообще, мне пора, до встречи.

Сопровождаемая удивлёнными взглядами подруг и Майка, я развернулась для того, чтобы уйти, как вдруг ощутила, что кто-то схватил меня за руку, чуть выше локтя. Обернувшись, встретилась взглядом с тёмными глазами Фила, который вдруг не по-доброму ухмыльнулся. Ой, чует моя пятая точка, это не к добру.

- Погоди-ка, - сказал парень. – Давай сегодня ты пообедаешь с нами, - он окинул беглым взглядом Лили и Дженни. – Твои подруги тоже могут пойти.

Я непонимающе посмотрела на него. У меня глюк, или Гардинер только что позвал меня обедать с ним? Так, я недавно в новостях слышала, что метеорит к нам близится, а ещё положение планет в этом сезоне меняется…

- С чего бы это вдруг? – спросила у него я.

- Здорово, что ты согласна, - проигнорировав мой вопрос, ответил шатен. – Встретимся на большой перемене в столовой.

- А почему в столовой? – подала голос Дженни.

- Дождик на улице, а я зонтик не взял. Неприятненько будет, однако.

Фил отпустил мою руку, после чего, подмигнув, направился в сторону, противоположную той, куда ушла до этого Фиби, заставив всех нас смотреть ему вслед с раскрытыми от удивления ртами. Переведя взгляд на Майка, я, указав на шатена, спросила:

- С ним всё в порядке?

- Уже не уверен, - ответил тот, поднимая с пола рюкзак. – Скажу одно: не расслабляйся. Не нравится мне его взгляд.

Ещё раз посмотрев вслед Гардинеру, который скрылся за поворотом, я вдруг подумала, что совсем ничего о нём не знаю. Хоть и почувствовала, что грядёт неладное, не смогла понять значение того взгляда. А это, между прочим, огроменный минус. Если хочу чего-нибудь добиться, нужно хотя бы примерно знать, какой реакции ожидать от этого подопытного кролика на то или иное действие. А моих скудных познаний для этого, увы, не хватает…

- Слушай, - остановила я брюнета, когда он приготовился уходить. – Мне нужно будет с тобой поговорить. Может, сходим куда-нибудь после уроков?

- Конечно, почему нет? – пожал плечами тот. – Если тебе удобно, тогда в три часа буду ждать тебя в кафешке напротив школы.

- Спасибо, я постараюсь прийти вовремя, - ответила я, после чего Майк, слабо улыбнувшись, направился вслед за другом.

Какое-то время глядя ему вслед, я думала над тем, как бы получше расспросить его о Гардинере. Нужно, чтобы это выглядело ненавязчиво и не создавалось впечатление, будто я действительно запала на Фила. Невольно улыбнулась, так как это первый раз, когда мы куда-нибудь идём с Майком. Нет, ну могу же я хоть что-то хорошее вычленить из всего этого?

- Смелый ход, - послышался голос Лили. – Но я бы всё же советовала тебе притормозить с Майком. Если хочешь добиться расположения Фила, тебе нужно быть свободной.

- У меня как бы парень есть, если ты забыла. Не думаю, что может быть что-то хуже этого.

- Кстати, об Эйтане, - вдруг сказала Дженни. – Его сегодня что-то не видно. Не знаешь, что с ним?

- Заболел, вроде, - пожала плечами я. – По правде говоря, у меня не было особого желания вдаваться в подробности, так как с забитым носом он говорит не очень разборчиво.

- Всегда ты так, - покачала головой брюнетка. – Почему же ты такая злая?

- Какая есть. Продолжим обсуждать мои недостатки или всё-таки пойдём в класс?

Посмотрев по очереди на каждую из своих подруг и дождавшись их согласия, я первая двинулась в нужном направлении, а именно – в кабинет математики. По пути нам встретилась Сью, которая, поздравив меня с Днём рождения, также попросила о небольшой услуге. В итоге, наплевав на то, что у меня планы, а также на то, что я сегодня, вроде-как, отдыхать должна в честь праздника, учительница сказала явиться после уроков к ней в кабинет нам троим. Ладно, у меня будет около получаса до встречи с Майком, надеюсь, успею…

С тяжёлым сердцем я направилась на и так нелёгкий урок, по которому сегодня тест будет… Скажите мне, зачем проводить тесты на второй неделе обучения? Смысл проверять знания, которые якобы остались у нас с прошлого года, если за лето они все выветрились? Я, несмотря на то, что отличница, за лето ни разу учебники не открывала. Думаю, в нашем классе подобным занималась только Мэри. Странно, наверное, что я лентяйка…

К счастью, сегодня удалось избежать небесной кары в виде теста. Стоило учительнице сказать, что этот урок, как и предыдущие, будет посвящён повторению изученного материала, как все в классе вздохнули с облегчением, а я насторожилась. Зная нашу математичку, для этого должна быть веская причина, и я, кажется, догадываюсь, какая именно. И это знание отнюдь не доставляет мне удовольствия.

Мои догадки подтвердились, когда в класс зашла Фиби, которая была тут же представлена нам. Мило улыбаясь, она терпеливо ждала, пока учительница закончит свою речь, после чего сказала:

- Спасибо. Надеюсь, мне удастся со всеми подружиться.

- Я тоже на это надеюсь, Фиби, - сказала учительница, которую, кстати, Глория зовут. Как же ей подходит это имя, если сравнивать сию тучную женщину с бегемотихой из «Мадагаскара»… - Собственно, поэтому тест и отменяется. Думаю, будет честно, если новенькая вместе с нами повторит пройденный материал. А пока, дорогая, садись туда, - она указала на место позади меня, - пока что свободно только там, но, думаю, мы вскоре решим этот вопрос.

Рыженькая посмотрела туда, куда указывала учительница, а после просияла. Кажется, она только сейчас заметила, что я здесь. Ой, не нравится мне этот взгляд… Надеюсь, она не будет такой же липучкой, как Эйтан.

- Меня всё устраивает, я хочу там сидеть, - сказала девушка, а я поняла, что ошиблась.

Игнорируя изучающие взгляды одноклассников, Фиби спокойно прошла в конец класса и села за парту прямо позади меня. В следующую секунду я почувствовала, как меня дёрнули за волосы. Невольно подпрыгнув на месте от удивления, я повернулась к этой нахалке, обхватив свои драгоценные локоны руками. Никому не позволено их трогать!

- Чего тебе?! – злобно прошипела я.

- Прости, если сделала больно, - продолжая так же мило улыбаться, сказала рыженькая. – Просто хотела поздороваться.

- Виделись уже, - буркнула я.

- Знаю, но теперь мы в одном классе. Разве не здорово?

О да, сейчас ламбаду от счастья танцевать начну…

- Если ты не слишком занята, я бы хотела, чтобы ты показала мне школу, - продолжала трещать та. – А то она большая, а я тут толком никого и не знаю, кроме Фила, а ему некогда…

Только я открыла рот для того, чтобы сказать спасительное «Я занята», как беге… то есть, Глория сказала:

- Девушки, познакомитесь на перемене! Для кого я, по-вашему, тут распинаюсь?!

- Извините, - сказала Фиби, а я лишь отвернулась от неё.

Чёрт, свалилась, как снег на голову! Чего ей от меня надо? Неужели в школе нет других девушек, которые настроены гораздо дружелюбнее, чем я? Или, на крайний случай, парней – вон, как слюнки при виде новенькой пускают. Животные…

- Эй, - шепнула мне на ухо рыженькая, по всей видимости, наклонившись поближе, так как у меня даже прядка волос колыхнулась. – А у тебя парень есть?

Это она с какого перепугу спрашивает?!

- А тебе-то что? – не поворачиваясь, как можно спокойнее спросила я, хотя уже начала прикидывать, что эффективнее – хук с правой, или удар локтем. Эх, мечты-мечты…

- Просто интересно, - ехидно сказала та. – Ну?

- И есть, и нет.

- Как это понимать?

- Понимай, как хочешь.

На этом наше общение, к счастью, прекратилось – больше она меня не донимала до конца урока, а в самом начале перемены, стоило прозвенеть звонку, я ретировалась из класса. Ничего, мир не без добрых людей, кто-нибудь обязательно поможет несчастной новенькой, но лично я – пас. Не нравится она мне, странная слишком…

На следующем уроке, когда я проигнорировала Фиби и не стала с ней разговаривать, мне на парту прилетела записка с текстом: «Убежать сразу после урока было подло, но ничего, наверное, у тебя были дела. Слышала, ты сегодня с Филом обедаешь? Я тоже. Там и поболтаем!».

Не выдержав, я изо всех сил стукнулась головой об парту, испугав столь громким звуком несчастного историка, который чуть с кресла не свалился от неожиданности. За что мне такое наказание?! Чем я так провинилась в прошлой жизни, что в этой у меня появился такой геморрой? Поскорее бы этот день кончился, хочу домой, установить видеокарту, а после забыть о реальном мире часиков на пять или даже больше – это как повезёт.

Но нет – не видать мне покоя, как своих ушей. Когда пришло время большой перемены, Фиби, не дав возможности сбежать, увязалась вместе со мной, Дженни и Лили в столовую, где мы должны были встретиться с Филом. По дороге эта надоеда только и делала, что говорила, говорила, говорила, говорила и говорила… Надо было попросить у девочек в подарок беруши – сейчас это реально полезнее.

Когда мы оказались в столовой, которая сегодня была наполнена народом по причине дождя, о котором говорил Фил – синоптик он недоделанный, - тут же заметили трёх парней неподалёку от входа. Двоих я знала – это были Гардинер, собственной персоной, и Майк, - а вот третьего раньше видела, но не знаю его имени. Ничего, чувствую, сейчас узнаю. А пока следует заняться самообслуживанием, так как в нашей школьной столовой нет продавцов – учащиеся сами берут необходимую им еду, так как за это давно заплатили их родители, а, если чего не хватает, покупают в автоматах, которых здесь полным-полно.

Имитируя дружелюбие, я приветливо махнула парням, а после взяла поднос, на который поставила тарелку с горячим бутербродом, шоколадку и банан. Странный выбор, знаю, но ни калории, ни мнение окружающих меня не заботят. И, кто бы что ни говорил, если положить банан на бутерброд, а внутрь тот самый шоколад – это очень вкусно. В идеале, всё это нужно подогреть вместе, но, раз уж воспользоваться микроволновкой здесь мне никто не даст, нужно довольствоваться тем, что есть. Однако не будем о моих весьма странных вкусовых пристрастиях.

Когда мы вчетвером наполнили свои подносы и приблизились к столику парней, Фил, слегка удивлённо посмотрев на мой поднос, на котором уже лежал готовенький фирменный бутерброд «Дурость Кэтрин», сказал:

- Не знал, что буду делить один стол с такими гурманами.

- Заткнись, - спокойно сказала я, после чего присела. – Я вообще удивлена, что ты позвал нас, так что терпи.

- А что плохого в том, чтобы обедать с друзьями? – словно я не понимаю очевидного, спросил Гардинер. – Верно, Майк?

- Я в этом не участвую, - угрюмо ответил тот, что-то чёркая в альбоме для рисования.

- Рисуешь? – заинтересованно спросила я.

Фил, бросив мимолётный взгляд на рисунок, которого я, увы, не видела, фыркнул, а Майк, отчего-то внимательно посмотрев на меня, коротко ответил:

- Да.

- Ясно…

Да уж, оказывается, когда он занят делом, совсем неразговорчивый. Ох, неловко, конечно, но что поделаешь?

- Фил, ты будто забыл о том, что я здесь есть, - недовольно проговорила Фиби, а в моей голове пронеслась мысль, что я предпочла бы о ней вообще не вспоминать. – Может, представишь меня своим друзьям?

- Ах да, - сказал шатен. – Это – Майк, а это, - он указал рукой на светловолосого парня с очень короткой стрижкой и довольно-таки грубыми чертами лица, имени которого я как раз не знала, - Генри. Прошу любить и жаловать, это – Фиби.

Майк едва заметно кивнул, а вот Генри оживился, а после принялся что-то спрашивать у рыженькой. Всё ещё не решаясь брать в руки горячющий бутерброд, я посмотрела на Фила и спросила:

- А откуда вы с ней знакомы?

- О, мы около семи лет дружим, - отвлёкшись от разговора с другом Гардинера, вклинилась в разговор Фиби. – Наши отцы вместе работают, вот и получилось, что мы с Филом хорошо общаемся.

- Спасибо за столь исчерпывающий ответ, Фил, не знала, что ты такой говорливый, - с иронией произнесла я, а девчушка нахмурилась.

- Мне просто хотелось помочь, - буркнула она, отвернувшись к Генри.

Я улыбнулась. Неужели на какое-то время это болтливое создание оставит меня в покое? Хвала небесам! Посмотрев на своих подруг, я поняла, что они тоже рады внеплановому молчанию Фиби. Эта девушка находится здесь совсем немного, но уже успела практически всем надоесть. Ох, страшно представить, что будет потом, ведь мы с ней учимся в одном классе…

Бросив мимолётный взгляд на Майка, лицо которого теперь было скрыто за густой чёлкой, про себя умилилась его серьёзности, а после решила-таки приступить к обеду. Я взяла в руки бутерброд, но…

- Кэтрин, не могла бы ты купить мне чего-нибудь попить? – вдруг спросил Фил, протягивая мне несколько купюр. – А то жажда замучила.

- Если замучила – сходи и купи. Не видишь, что я ем?

- Ну, пожалуйста, - парень придвинулся ближе. – Очень нужно. Тебе на несколько шагов ближе идти.

- А у тебя что, ноги отвалятся? – резко спросила я, как вдруг почувствовала, что меня пихнули ногой под столом. Встретившись взглядами с Лили, я вздохнула, после чего, взяв протянутые мне деньги, сказала: - Конечно, Фил, - всё, что хочешь. Что тебе купить?

- Без разницы, - ответил тот, а я, кивнув, отправилась к автомату с водой.

Ненадолго задержалась, задумавшись, что же всё-таки ему купить, но вскоре одёрнула себя. С какой стати я должна заморачиваться по этому поводу? Водичкой обойдётся! Нажав на автомате нужную кнопку, а потом запихнув в него деньги, я, взяв бутылку, направилась обратно к столику. Подойдя ближе, увидела, что мои подруги как-то недоверчиво смотрят на Гардинера, а тот сидит и довольно лыбится. Это меня сразу же насторожило.

- Что тут произошло, пока меня не было? – скрестив руки на груди, спросила я, злобно зыркнув на шатена.

- Ровным счётом ничего, - улыбаясь, сказал тот. – Просто решил рассмотреть получше, что за гадость ты ешь, а они тут все на меня накинулись. Даже не понимаю, чем вызвано подобное отношение.

- О да, святоша, сама поражаюсь, - вяло проговорила я, так как поспорить всё равно не получится – у меня же план. – Держи.

Я протянула ему бутылку с водой, а тот, как-то странно посмотрев на неё, сказал:

- Какая же ты всё-таки жадина.

- Сам сказал, что я могу выбрать любой напиток, - пожала плечами я, а после присела на своё место.

Гардинер сделал несколько глотков из бутылки, после чего поставил ту рядом со мной. Не обращая на это внимания, взяла в руки бутерброд и уже поднесла его ко рту, дабы откусить огромный кусок – просто я ужасно хочу есть, - как вдруг увидела что-то чёрное, зашевелившееся внутри. Шоколад? Насколько я помню, шоколад обычно не шевелится. Присмотревшись повнимательнее, я невольно взвизгнула и отпрянула от бутерброда, выпустив его из рук. Покачнувшись на стуле, от неожиданности не удержала равновесие, а после рухнула на пол. Я, конечно, не ударилась, но шок определённо присутствовал.

Дженни и Лили бросились поднимать меня и извиняться, так как не заметили, когда Гардинер успел совершить подобное, Майк отвлёкся от рисования и обеспокоенно перегнулся через стол, чтобы проверить, как я. Реакцию Генри я не видела, а вот Фиби и Фил прыснули, хотя девчушка вскоре заботливо спросила, в порядке ли я.

- Тараканы… - медленно произнесла я, а после уже громко крикнула: - Тараканы в еде! Фил, у тебя мозги вообще есть?! А то я не наблюдаю подобного явления!

- И незачем так кричать, - спокойно сказал парень. – Только людей в столовой пугаешь. А вообще… Ты серьёзно думала, что я никак не отвечу на инцидент с палкой?

Фил гадко улыбнулся, а я, внутри полыхая от гнева, внешне постаралась выглядеть как можно спокойнее. С жалостью и отвращением посмотрев на бутерброд, из которого как раз выполз один тараканишка, я перевела взгляд на бутылку воды, которую до этого купила Гардинеру.

- Ты прав, - встав, спокойно сказала я, взяв её в руки, и, попутно открывая крышку, приблизилась к парню. – Незачем людей пугать. Мстить лучше по-тихому.

Сразу после этих слов я принялась выливать содержимое бутылки прямо на Фила. Тот в первые несколько секунд никак не реагировал – наверное, от неожиданности, - а после вскочил, выхватив бутылку из моих рук, и принялся буравить меня взглядом.

- Кажется, у нас опять ничья, - улыбнувшись, сказала я, с сожалением посмотрев на бутылку. – Эх, нужно было колу купить – она плохо отстирывается.

Фил, казалось, хотел что-то сказать резкое, но вдруг как-то разочарованно посмотрел на меня и произнёс:

- И это месть? Я ожидал от тебя куда большей сообразительности.

Меня словно в самое сердце кольнули. Это я не сообразительна?! О да, подбрасывать в еду тараканов – куда более современный трюк, как я могла забыть об этом! Не слыша, что говорят мне остальные, не видя никого, кроме Гардинера, я не выдержала и, схватив яблоко, лежавшее на подносе Фиби, бросила его прямо под ноги этому мерзавцу. Расшибёт нос? Пожалуйста! Сломает себе какую-нибудь конечность? Да мне наплевать! Как же меня бесит то, что он постоянно меня провоцирует! Он способен испортить даже самый хороший день, словно мне прислали личного мучителя, прекрасно справляющегося со своими обязанностями. Бесит! До слёз. Но хрен ему с редькой, а не мои слёзы!

Яблоко угодило прямо в цель – под ноги Филу. Покачнувшись, он начал падать вперёд – прямо на Генри, которого позвал вместе с собой, как и Майка. Вот только, если брюнет отчего-то замешкался, то светловолосый успел выскочить перед Гардинером, о чём, я уверена, пожалел. Уже через несколько секунд нарисовалась примерно такая картина: прямо посреди столовой, сверху на несчастном Генри, лежал удивлённый Фил, от неожиданности прижавшийся к своему другу. Люди, которые до этого наблюдали за нашей с шатеном перепалкой (оказывается, это я их просто не замечала), с открытыми от удивления ртами смотрели на них.

- Ого, - весело произнёс светловолосый – по его лицу было понятно, шуткой он сейчас постарается выйти из сложившейся ситуации. – Фил, а я и не знал о твоих чувствах.

- Какого хрена ты ляпаешь? – злобно спросил тот, поднимаясь, а после посмотрел на меня.

И почему именно в этот момент ярость и решительность куда-то улетучились, сменившись страхом? Я проглотила подступивший к горлу комок, но не отвела взгляд. Нет, я ни за что не сделаю этого, ведь это значит, что я сдаюсь. Сдаться – значит проиграть. А Филу я не проиграю. Ни за что.

- Что ж ты так, - натянуто улыбнувшись, спросил Гардинер, а после подошёл и обнял меня, добавив: - В следующий раз думай, прежде чем делать, я ведь и пострадать мог.

Отстранившись, парень внимательно осмотрел меня. Натянутая улыбка сменилась довольной, а потом он, больше ничего не объясняя, кивнул своим друзьям и направился к выходу из столовой, оставив меня стоять и оторопело смотреть ему вслед. Майк, сочувственно посмотрев на меня, сказал:

- Я предупреждал, - сказал он. Выдержав паузу, но, так и не дождавшись от меня какой-либо реакции на свои слова, брюнет добавил: - Ладно, жду тебя в три, как и договаривались. А пока… Прикройся чем-нибудь.

Он развернулся, и пошёл вслед за своей компанией, а я, посмотрев на подруг, спросила:

- Что он имел в виду?

Дженни, отчего-то начав застёгивать мой пиджак от школьной формы, сказала:

- Кэт, Фил был мокрым, когда обнимал тебя. Теперь мокрая ещё и твоя блуза, а она просвечивает…

- В общем, если сейчас же что-нибудь не сделаешь с этим, благодаря Филу твоё нижнее бельё станет достоянием общественности, - подытожила Фиби, встав со своего места. – А когда ты справишься с временными трудностями, я хочу услышать исчерпывающий ответ на один вопрос.

Я, проигнорировав её последнее предложение, посмотрела на себя, после чего заметила, что моя блузка на самом деле просвечивается. Чертыхнувшись, поманила подруг за собой в раздевалку, дабы высушиться, игнорируя любопытные взгляды остальных. Да уж, хорошо, что персонала в столовой нет, хоть я и удивлена, что никто не позвал кого-нибудь из учителей, наблюдая за нашей с Гардинером перепалкой.

К сожалению, времени для того, чтобы высушиться, категорически не хватало, так что на следующий урок я опоздала. Отправив туда своих подруг, чтобы те предупредили учителя, осталась одна. Не люблю показывать свои эмоции перед другими, поэтому и решила побыть наедине с собой, так как сейчас мной овладело отчаянье. Такое ощущение, что наши отношения с Гардинером с каждым днём становятся только хуже, а выходки – жёстче. Не знаю, почему, но мне трудно противостоять Филу, хоть я и стараюсь не подавать виду. Знаю, реагировать на это нельзя, но какого-то чёрта после каждой перебранки на душе тяжело. Как же я хочу, чтобы это закончилось…

Додумать мне не дал учитель физкультуры, который заявил, что я должна учиться, а не прохлаждаться в раздевалке, а посему мне нужно поскорее покинуть её. Я решила не спорить, так как подозреваю, что Гардинер тоже приводит себя в порядок неподалёку отсюда, а встречаться с ним сейчас никак не хочется.

Кое-как я дожила до конца дня. Чуть ли не открыто послав Фиби, смогла от неё отделаться. Подруги проявили большее понимание, поэтому не лезли ко мне, наверняка поняв, что сейчас меня будет раздражать абсолютно всё. Это хорошо, меньше всего хотелось бы сорваться именно на них. Когда прозвенел звонок с урока, после которого нашему классу можно было идти домой, я поморщилась. Нужно ещё выполнить поручение Сью.

Когда я, Лили и Дженни заявились к ней, учительница английского просияла.

- Отлично, - сказала она. – Я рада, что вы пришли на помощь! План таков: Лили и Дженни остаются со мной, а Кэтрин берёт коробки и несёт их в подсобку возле кабинета директора.

Учительница указала на груду огромных коробок, любезно выставленных ею прямо перед кабинетом. Они были большими, но понять, тяжёлыми ли, было невозможно, так как они ещё и запечатаны.

- Почему только я? – недовольно спрашиваю Сью. – К тому же, разве не лучше было бы попросить какого-нибудь парня справиться с этим?

- Я и попросила, - сказала брюнетка. – Точнее, заставила, но об этом история умалчивает. Скоро он придёт, и тогда вы вдвоём займётесь этим, а Лили и Дженни отправятся выполнять другое поручение. О, вот, кстати, и он.

Проследив за взглядом девушки, я чуть было об стенку головой не ударилась, когда увидела идущего по коридору Гардинера. Ну почему именно его?! У нас в школе парней мало, или как?

- Сью, давай я схожу по поручению, а либо Дженни, либо Лили коробочки поносят, хорошо? – попыталась спокойно попросить я, пока этот ещё не подошёл. – Разницы ведь нет, правда?

- Есть, и ещё какая! – воскликнула та, недовольно глядя на меня, а после обратилась к подошедшему Гардинеру: - Фил, я так рада, что ты согласился прийти!

- Я не соглашался, ты меня заставила, - буркнул тот. Вскоре его взгляд наткнулся на меня и парень спросил: - А её присутствие здесь обязательно?

- Да! – упрямо заявила Сью. – Вы все мне нужны! И вообще, хватит разговоров, они меня утомляют. Лили и Дженни – в класс, а Фил и Кэтрин берут коробки, после чего несут их в подсобку возле кабинета директора. Всем всё ясно? Возражения не принимаются. А это, - она вдруг выхватила мою сумку и портфель Фила, - я заберу с собой, чтобы вам ничего не мешало. Удачки, ребятки!

С этими словами учительница вошла в класс. Лили и Дженни, удивлённо переглянувшись, зашли следом, а мы с Гардинером остались стоять возле кабинета, глядя на коробки, которые нам ещё предстояло таскать.

- Твоя идея? – неожиданно спросил парень.

- Если бы это была моя идея, тебя бы тут не было, - буркнула я, после чего взяла коробку, которая оказалась абсолютно невесомой. – Да они пустые! Сью над нами издевается!

- Угораздило же меня попасться ей под руку, - пробубнил Фил, взяв в руки огромное количество коробок. – Я думаю, мы сможем перенести их за один раз. Тогда и от общества друг друга избавимся. Согласна, дружище?

- Угу, - тихо ответила я, после чего взяла в руки множество коробок, тем самым загородив себе обзор. – Давай покончим с этим.

Кое-как глядя себе под ноги, с трудом выглядывая из-за коробок, я направилась вслед за Гардинером, которому, похоже, отсутствие видимости совсем не мешало – вон, как резво по ступенькам на верхний этаж взбирается!

Невольно завидуя ловкости Фила, я медленно плелась за ним на самый верхний – четвёртый – этаж, где и находились та самая злополучная подсобка и кабинет директора. Добравшись до цели, мы сгрузили коробки в маленькое пыльное помещение, после чего вышли в коридор. Больше мы с шатеном не говорили, лишь делали то, что нужно. Вот и хорошо – я всё ещё зла.

Вновь проходя мимо кабинета директора, я обратила внимание на то, что он открыт. Хм, помнится, недавно мы тест по биологии писали – именно директриса у нас и ведёт этот предмет, - а я не очень уверена в своих результатах… Может, заглянуть, да и убедиться? Знаю, что это плохо, но хочется – сильнее, чем болит.

Наплевав на все правила морали, я вошла в кабинет директора и огляделась по сторонам. Вроде бы никого нет. Вот и отлично! Довольно улыбнувшись, приблизилась к столу, на котором лежало множество документов и прочих бумаг, которые наверняка были нужными, но совершенно безынтересными для меня. Внимательно осматривая каждую стопку, я искала тесты нашего класса, как вдруг прямо над моим ухом прозвучал голос:

- И что это мы тут делаем?

Я вздрогнула, после чего злобно посмотрела на Гардинера, склонившегося надо мной.

- Тьфу ты, напугал! – процедила я.

Тот никак не отреагировал на эти слова, лишь скользнул взглядом по столу, а после сказал:

- Разве ты не знаешь, что так поступать нехорошо? К тому же, нас могут заметить. Почему никогда не думаешь ты, а выгребать приходится мне?

Я только хотела ответить, что никто не заставлял его тащиться за мной, как вдруг в коридоре послышались шаги, а после – голос директора. Мы с Филом синхронно повернули головы в сторону выхода, а я лихорадочно начала придумывать, что же можно сказать, если директриса решит войти в свой кабинет. Перепутали с подсобкой? Очень смешно. Не знали, что это её кабинет? О да, за десять лет учёбы никак не запомним, вот беда. Что же делать? Что делать? Ни один из вариантов не подходит, а директриса у нас личность скандальная - может и из школы выбросить. Чёрт, почему я не подумала об этом раньше?!

В панике осматривая кабинет, я увидела шкаф. Просто огромный в высоту, хоть и узкий. Насколько я помню, там хранятся швабры, которыми пользуется уборщица, когда прибирает здесь. Недолго думая, схватила Фила за руку, после чего поволокла в сторону к сему предмету мебели.

- Ты чего творишь? – зашипел тот, но вырываться не стал.

- Молчи, просто доверься мне! – так же тихо ответила я, а после открыла шкаф и юркнула туда, уволакивая за собой парня.

Тот оторопело посмотрел на меня, я же, не обращая на это ровным счётом никакого внимания, не без труда закрыла дверь шкафа изнутри. И, похоже, как раз вовремя. Буквально в следующую секунду стук каблуков директрисы раздавался уже в её собственном кабинете. На всякий случай закрыв Гардинеру рот рукой, чтобы тот ничего не ляпнул, попутно прижавшись к нему, я принялась ждать, пока женщина уйдёт.

К счастью, случилось это довольно быстро. Лишь какое-то время она побродила по своему кабинету, а после приблизилась к шкафу. В этот момент, по правде говоря, сердце ушло в пятки, но директриса лишь открыла какой-то шкафчик, после, как я поняла, закрыла его на ключ – звук проворачиваемого замка был отчётливо слышен, - а вскоре вышла.

Когда её шаги перестали быть слышны, я вздохнула с облегчением. Вскоре почувствовала, как Фил сжал мою руку и отодвинул от своего лица.

- Думаю, теперь это нам не понадобится, - сказал он.

Я фыркнула, после чего, выдернув руку, толкнула дверцу шкафа, но та не поддалась. Повторила попытку, но вновь безуспешно. Я почувствовала, как паника, словно волна, накрывает меня с головой. Кажется, я уже примерно знаю, в чём проблема, но… Чёрт, этого не может быть! Не сейчас, только не сегодня!

С силой толкнув дверцу, я добилась того, что шкаф угрожающе зашатался, чуть не рухнув на пол вместе с содержимым – то есть, с нами, - но дверь так и не поддалась, словно её только что намертво досками заколотили. Тяжело дыша, я обречённо прислонилась лбом к двери и негромко сказала:

- Фил, похоже, в этот раз я очень не подумала… Мы заперты.







Сейчас читают про: