double arrow

Род Бахауддина Накшбанда по линии матери происходит от хазрата Абу Бакра Сиддика (р.а.)

На основании того, что Хаджа Бахауддин является бухарцем, ему была присвоена нисба Бухари, а по ремеслу нанесения узоров, которым он занимался в молодости вместе со своим отцом, он прославился как Накшбанд. В те времена людей, занимающихся нанесением узоров на платье и ткущих на коврах орнаменты, называли накшбандами. Бахауддин – означает «свет веры», это почётный титул, которым его величали. Иногда он встречается в развёрнутом виде как «Бахо ул – Хакки вал- миллати вад – дин» - Свет Истинного Создателя, единоверцев и религии».

Муиниддин Накшбанди (ум. 1085/1674) приводит следующее повествование о присвоении хазрату Накшбанду этого прозвища:

«Отец Бахауддина Накшбанда был купцом. Под его началом несколько работников занимались различными ремёслами. Один из его парней ткал ковёр. Бывший тогда в возрасте 10 лет Хазрат Бахауддин подошёл к ткавшему ковёр парню. Поскольку тот был занят другими делами Бахауддин Накшбанд сел на его место и несколько раз привёл в движение ковроткацкий станок. Продолжая двигаться уже сам по себе, станок за час выполнил месячную норму и в результате появились ковры с прекрасным узором. Поражённый увиденным, работник рассказал о происшедшем событии отцу Бахауддина. Тогда отец Бахауддина похвалил сына: «Хазрат Бахауддин! Ты стал накшбандом (наносящим узор)».

Впоследствии тарикат хаджаган, усовершенствованный и разработанный хазратом Бахауддином Накшбандом стали называть «Накшбандия». Однако, традиция наименования «накшбандия» появилась спустя примерно век после его кончины. Впервые слово «накшбандия» применил Абдурахман Джами. В народе этого человека почитали также как «Шохи Накшбанд» («Предводитель Накшбанд») и «Бахауддин Балогардон» («Милостью Аллаха устраняющий напасти»).




В достоверных источниках какой - либо информации о национальном происхождении Хазрата Бахауддина Накшбанда нет. Однако, как нам известно из заслуживающих доверия книг, этот благословенный человек свободно говорил и на тюркском, и на фарси. Надо сказать, что это было характерно для проживающих в Мавераннахре в тесном взаимодействии и общении тюрков и таджиков. Так же традиция двуязычия была традиционной для представителей классической литературы Востока. Однако, если принять во внимание, что в те времена часть населения, говорящая на фарси – таджикском языке, следовала тарикату «хаджаган» или «накшбандия», а племена тюркоговорящих следовали тарикату «яссавия», становится очевидным, что Хазрат Бахауддин Накшбанд был бухарским таджиком.






Сейчас читают про: