double arrow

ПРУССКИЕ АРИСТОКРАТЫ ПРОТИВ ГИТЛЕРА


Правителям живется хуже всего: когда они обнаруживают заговоры, им не верят, покуда их не убьют.

Домициан, римский император.

Так что, как видим, при малейшей попытке применить по назначению, как любил говорить Эркюль Пуаро, «серые клеточки»… Иначе говоря, при попытке подумать головой, а не датчиком связи со средствами массовой информации мы видим, что с оппозицией в СССР все обстояло, мягко говоря, не совсем так, как писал в начале «перестройки» журнал «Огонек». А говоря еще проще, Сталин нравился далеко не всем, против него выступали, причем отнюдь не всегда парламентскими методами. Надеемся, нам удалось это доказать.

Тем не менее одной части тогдашнего общества мы не коснулись – причем не коснулись намеренно.

Во всем мире и во все времена абсолютное большинство успешных переворотов и значительная часть неуспешных проходит с участием военных. Что и неудивительно – ведь что такое армия? Это, помимо прочего, энергичные и амбициозные мужики, собранные вместе и загнанные в рамки жесткой дисциплины и повиновения. Иначе говоря, армия – высокоэнергетичная структура. Если она время от времени тратит накопленную силушку на войну, тогда все в порядке. Но если войны нет, то энергия ищет выхода. Кто‑то кидается в пьянство, кто‑то – в заговоры: горение и гниение суть две формы одного и того же процесса. Но история свидетельствует: заговоров, переворотов и революций без участия военных – по пальцам пересчитать.




При этом надо очень четко понимать: совсем не обязательно заговорщики в погонах не согласны со своим правительством политически. Как раз наоборот: идеи и цели у них очень даже могут совпадать. В основе этих процессов сплошь и рядом лежат совсем иные, куда менее благородные побуждения. Очень хорошо это видно на примере Германии. Страна, похожая на СССР по государственному устройству, сходная по энергетике, сплоченная и ведомая сильным вождем, тем не менее не обошлась без заговора военных, который в конце концов привел к вполне реальному путчу. Неудачному, да! Но неудачному по чистой случайности. Иной раз судьбы державы могут зависеть даже не от отдельного человека, а от отдельного стола…

Поэтому перед тем, как заняться Рабочее‑Крестьянской Красной Армией, переместимся западнее, в самое сердце Европы, и посмотрим – а как обстоят дела там? Этот окольный путь отнюдь не самый долгий. Ибо, как говорит русская пословица, «в обход две версты, а напрямик – все десять будет». Все, что связано с нашим заговором, было уничтожено, а в лучшем случае, переврано или погребено в архивах. Более‑менее объективные показания современников, так или иначе замешанных в заговорщицкой деятельности 30‑х годов – Астрова, Никольского, Авторханова, – в упор никем не замечаются. Дошло до того, что наша историческая наука показания обвиняемых на процессах 30‑х годов даже не рассматривает! Вы где‑нибудь видели что‑либо подобное? Правильно. И не увидите. Зато любое заявление любого из отсидевших о своей полной непричастности и невиновности тут же становится аксиомой. И чем перелопачивать горы исторического удобрения в поисках жемчужных зерен истины, куда проще воспользоваться опытом похожей страны, где подобные процессы как следует изучены. И даже если бы кому‑то и вздумалось все это отрицать, то ведь стол‑то сломали! С этим бессловесным свидетелем пока еще никто не спорил.



Итак, перед нами немецкий военный заговор, заговор прусских аристократов, завершившийся не гипотетическим, а вполне реальным путчем и покушением на Гитлера. Как и предполагаемый заговор против Сталина, он имел весьма долгую предысторию. Истоки его возникновения уходят в первые послевоенные годы, время Веймарской республики, немецкого национального унижения и становления национал‑социализма.







Сейчас читают про: