double arrow

Тит Ливий. «Римская история от основания города»


Тит Ливий (59 г. до н. э. - 17 г. н. э.) - римский историк, написал хорошо известный труд «Римская история от основания города» в 142 книгах. Полностью дошли до нас 35 книг. Большин­ство ученых утверждало, что едва ли он верил всему, что писал, в частности легендам об основа­нии города Рима. Однако современная наука, опираясь на данные археологии, позволяет уточнить хронологию возникновения Рима и подтвердить ряд сведений, которые ранее считались легендар­ными. Например, по-видимому, достоверны традиционная дата основания Рима - середина VIII в. до н. э. и правление этрусской династии, царствование Тарквиния Гордого.

Но сила оказалась выше воли отца и права старшинства: прогнав брата, воцарился Амулий; к одному злодеянию он присоединил другое, умертвив сына брата; дочь же брата - Рею Сильвию - он лишил надежды на потомство, сделав ее под видом почести весталкой[65]...

Но, я полагаю, столь сильный город и государство, уступающее лишь могуществу богов, обязано было своим возникновением соизволению судьбы. Когда... весталка родила близнецов, то она объявила отцом этого безвестного потомства Марса или потому, что верила в это, или считала более почетным выставить бога виновником своего преступления. Однако ни боги, ни люди были не в силах защищать ее и детей от жестокости царя: жрица в оковах была брошена в темницу, а де­тей было приказано выбросить в реку.




Но по воле рока Тибр выступил из берегов и образовал болота, так что нигде нельзя было подойти к его настоящему руслу; вместе с тем посланные надеялись, что дети потонут и в стоячей воде. Итак, считая себя исполнившими повеление царя, они бросили детей в ближайшую лужу, где теперь находится Руминальская смоковница[66] (говорят, что она называлась Ромуловой). В тех мес­тах был тогда обширный пустырь. Существует предание, что, когда плавающее корыто, в котором были выброшены мальчики, после спада воды осталось на сухом месте, волчица, шедшая из окре­стных гор, направилась на плач детей; она с такой кротостью припала к ним и кормила их грудью, что старший царский пастух, называвшийся, по преданию, Фаустулом, нашел ее лижущей детей. Фаустул принес их домой и отдал на воспитание жене своей Ларенции...

Так они родились и так воспитались; когда же подросли, то, не оставаясь без дела в хижи­не пастуха или около стад, они, охотясь, бродили по лесам. Укрепившись среди таких занятий те­лом и духом, они не только преследовали зверей, но нападали и на разбойников, обремененных добычей, делили награбленное ими между пастухами и с этой со дня на день увеличивавшейся дружиной занимались и делом и забавами... и вот, когда они предавались играм, разбойники, раз­драженные потерей добычи, устроили им засаду; Ромул отбился, а Рема они захватили, немедлен­но доставили к царю Амулию и сами же еще стали его обвинять. Основное обвинение состояло в том, что братья нападают на поля Нумитора и с шайкой юношей угоняют оттуда скот, точно враги. Поэтому Рем был передан для наказания Нумитору. Фаустул уже с самого начала подозревал, что у него воспитываются царские дети; он знал, что они выброшены по повелению царя; совпадало и время, когда он их нашел, но, не будучи окончательно уверенным, он не хотел открывать этого, разве выпадет случай или принудит необходимость. Необходимость явилась раньше! И вот под влиянием страха он все открывает Ромулу.



Случайно и Нумитор, содержа под стражей Рема и слы­ша о братьях-близнецах, вспомнил о внуках, сопоставляя их возраст и характер пленника, совсем не похожего на раба. Путем расспросов он пришел к тому же выводу и почти признал Рема. Таким образом, против царя Амулия со всех сторон куются козни. Ромул, не считая возможным дейст­вовать силой открыто, нападает на царя не с шайкой юношей, а приказывает каждому пастуху к определенному времени своей дорогой явиться ко дворцу. Рем же, подготовивший другой отряд, является на помощь со стороны жилища Нумитора.



Так они убивают царя. В начале смятения Нумитор, заявляя, что в город вторглись враги и напали на дворец, отозвал альбанскую молодежь для защиты акрополя; когда же увидел, что бра­тья, умертвив царя, идут к нему с приветствием, созывает тотчас же собрание, сообщает о престу­плении против него брата, указывает на происхождение внуков, как они родились, как воспитыва­лись, как были узнаны, как затем убит тиран, и объявляет, что он виновник этого. Юноши, высту­пив стройно на середину собрания, провозгласили деда царем, а последовавшие единодушные вос­клицания толпы закрепили за ним царское звание и власть.

Предоставив альбанское царство Нумитору, Ромул и Рем пожелали основать город в тех местах, где были выброшены и воспитаны. К тому же был избыток в альбанском и латинском на­селении; к ним присоединились пастухи, а это все вместе, естественно, давало надежду, что и Альба, и Лавиний будут малы в сравнении с тем городом, который собирались основать. Но затем в этом деле сказалось вредное влияние дедовского зла -страсти к царской власти, следствием чего был позорный бой, возникший из-за довольно маловажного повода. Так как братья были близне­цами и нельзя было решить дело на основании предпочтения старшинству, то Ромул избирает Палатинский, а Рем - Авентинский холм для гадания, чтобы боги, покровители тех мест, указали зна­мениями, кому дать имя новому городу и управлять им.

Рассказывают, что знамение - 6 коршунов - явилось ранее Рему и оно уже было возвещено, как Ромулу явилось двойное число; и вот того и другого окружающая толпа приветствовала царем; одни требовали царской власти для своего вождя, основываясь на времени (появления птиц), дру­гие - на числе их. Поднялась брань, а вызванное ею раздражение привело к схватке, во время кото­рой в толпе был убит Рем. Более распространено, однако, предание, что Рем, смеясь над братом, пе­репрыгнул через новые стены: разгневанный этим Ромул убил его, воскликнув: «Так (будет со вся­ким), кто перепрыгнет через мои стены». Таким образом, Ромул один завладел царством, а осно­ванный город был назван именем основателя.

Хрестоматия по истории

Древнего Рима/ под ред. С. Л.

Утченко. - М., 1962. - С. 43-45.

Плутарх. «Ромул»

I. От кого и по какой причине получил город Рим свое великое и облетевшее все народы имя, мнения писателей неодинаковы. Одни полагают, что пеласги, обошедшие чуть ли не весь свет и покорившие чуть ли не все народы земли, поселились там и нарекли город в знак силы[67] своего оружия. Другие утверждают, что после взятия Трои немногочисленные беглецы, которым удалось сесть на корабли, ветром были прибиты к берегу Этрурии и стали на якорь подле устья реки Тибр. Женщины с большим трудом переносили плавание и очень страдали, и вот некая Рома, по-видимому, превосходившая прочих и знатностью рода, и разумом, подала подругам мысль сжечь корабли. Так они и сделали; сначала мужья гневались, но потом волей-неволей смирились и обос­новались близ Паллантия, а когда вскоре все сложилось лучше, чем они ожидали, - почва оказа­лась плодородной, соседи приняли их дружелюбно, - они почтили Рому всевозможными знаками уважения и, между прочим, назвали ее именем город, причиной основания которого была она. Го­ворят, что с той поры у женщин вошло в обычай целовать в губы родственников и мужей, потому что, предав корабли огню, именно так целовали и ласкали они своих мужей, умоляя их сменить гнев на милость.

II. Есть и такое мнение, будто имя городу дала Рома, дочь Итала[68] и Левкарии, вышедшая замуж за Энея (по другим сведениям - за Аскания, сына Энея). Иные думают, что город основал Роман, родившийся от Одиссея и Кирки[69], иные - что Ром - сын Эматиона[70], отосланный Диомедом[71] из Трои, иные - что тиран латинян Ромис, изгнавший этрусков, которые когда-то переселились из Фессалии в Лидию, а оттуда - в Италию. Даже те, кто высказывает самое правильное мнение, считая, что город наречен в честь Ромула, разно судят о его происхождении. Одни полагают, что он был сыном Энея и Декситеи, дочери Форбанта[72], и попал в Италию еще совсем маленьким ребенком вместе со своим братом Ромом. В разливе реки погибли все суда, лишь то, на котором находились дети, тихо пристало к отлогому берегу; это место спас­шиеся сверх ожидания и назвали Римом. Другие пишут, что Ромула родила Рома, дочь той троянки, о которой речь шла выше, и жена Латина[73], сына Телемаха, третьи — что он был сыном Эмилии, дочери Энея и Лавинии[74], зачатый ею от Ареса.

Существуют, наконец, и вовсе баснословные рассказы о его рождении...

III. Самую правдоподобную и подкрепленную наибольшим числом свидетельств версию в главных ее чертах впервые предложил грекам Диокл[75] с Пепаретоса. Ее принял почти без изме­нений Фабий Пиктор[76], и, хотя между ними имеются некоторые расхождения, в общем, содержа­ние их рассказа сводится к следующему. В Альбе царили потомки Энея, и порядок наследования привел к власти двух братьев Нумитора и Амулия[77].

Плутарх. Сравнительные жизнеописания в 3 томах.

– М., 1961 . - Т. 1.







Сейчас читают про: