double arrow

Время, проведенное перед телевизором, имеет значение


Если разница и существует, то она вызвана разным количеством времени (проведенным перед телевизором), ибо телевидение — крайне демократичное СМИ в плане стоимости оборудования. Во Франции в семьях со средним доходом даже больше телевизоров, чем в более состоятельных домах (99% у первых и 97% у вторых). Частота использования примерно одинакова, но объемы весьма различны: ежедневное потребление, объявленное детьми из обеспеченной среды, равняется 72 минутам вдень против 102 минут для детей из менее обеспеченных слоев населения 6. Разница особенно велика в выходные дни, когда, по признанию 40% детей из малообеспеченных семей, они смотрят телевизор больше трех часов в день против 26% в более благополучных семьях. Различия между детьми не в том, что они смотрят или не смотрят телевизор, не в том, насколько часто они это делают, а в том, сколько времени они проводят перед голубым экраном...

Параллель между табаком и телевизионным насилием, проведенная выше Роуэллом Хьюсманом, стала коньком «раскаявшегося» Джорджа Миллера, режиссера «Безумного Макса». «Дебаты о насилии по телевизору напоминают мне те, что ведутся вокругтабака, — объясняет

6 Исследование «Молодежь и экран», проведенное с апреля по июнь 1997 года среди 1417 детей и подростков от 6 до 17 лет. Это общеевропейское исследование проводилось во Франции Национальным центром научных исследований. Четыре категории семей, от А до D («обеспеченная А», «обеспеченная В», «средняя», «малообеспеченная»), были определены в соответствии с профессией родителей. Самая обеспеченная категория, «А», объединяет свободные профессии, специалистов по информатике, в области искусства и зрелищ, инженеров, владельцев предприятий больше чем с десятью работниками. На противоположном полюсе, в «малообеспеченной» категории D, находятся рабочие и безработные, которые никогда не работали.


.4. Рембо Нинтендо

автор этого фильма, ставшего родоначальником целого жанра. — Вредоносное действие сигареты было продемонстрировано только в конце 60-х годов; а ведь мы курим уже несколько веков. Несмотря ни на что, понадобился десяток-другой лет, чтобы решиться что-либо предпринять. Кино появилось каких-нибудь сто лет назад, а телевидение вдвое моложе. Когда говорят о том, что нет никаких доказательств неблагоприятных последствий насилия в масс-медиа, эти речи столь же лживы, как те, что ведут производители табака и их ученые подставные лица. Они так долго защищали табак подобными аргументами! Кино и телевидение влияет на поведение, я смог удостовериться в этом своими собственными глазами. Однажды напротив нашего офиса какой-то мужчина припарковал свой автомобиль. Его машина была точно такой же, на какой ездил Безумный Макс, и он был одет в такой же костюм. Целую неделю с 9 до 17 часов он оставался там как вкопанный, устремив взгляд в пустоту. Потом он исчез. А сколько детей среди нас в 50-е годы получили увечья, вообразив себя Суперменами, спрыгнув с крыши гаража в одеяле, изображающем знаменитый плащ? Понаблюдайте за играющими детьми, и вы поймете, до какой степени мы питаемся американской городской культурой, которую несут кино и телевидение. И если эти СМИ имеют влияние на наш способ одеваться, разговаривать, двигаться, играть, то как можно представить себе, что они не влияют на наше поведение на когнитивном или моральном уровне?» 7 Джордж Миллер, несомненно, несколько порывист в своих суждениях. Конечно, специалисты усмотрят в них «копеечную психологию», которая ничего не доказывает. Но анекдот от создателя одного из первых жестоких фильмов в истории кино обращает на себя внимание.

Дэвид Гроссман, бывший психолог американской армии, в большей степени уделяет внимание нюансам: «Когда мальчуган четырех-пяти лет смотрит фильм

' Выдержки из интервью The Australian, Сидней, 24 июня 1999 года.


Дети процессора

и устанавливает связь с его героем в течение полутора часов, а затем в последние тридцать минут картины видит, как его нового друга преследуют, а затем жестоко убивают, причем он ничего не может с этим поделать, в моральном и психологическом смысле это равносильно тому, что познакомить его с новым дружком-приятелем, позволить ему долго играть с ним, а после этого перерезать тому горло у него на глазах. Сегодняшние дети подвержены подобным жестокостям в течение всего дня! Им, разумеется, говорят: „Да это для смеха! Посмотри, это же телевизор!" Дети кивают, но в действительности оли еще не способны понять разницу».

Дебаты во Франции разворачивались не в такую явную пользу сторонников причинной связи телевидение — насилие. Но когда подросток из Нанта застрелил своих родителей из ружейного обреза после того, как посмотрел Pulp Fiction * на Canal +, или когда семнадцатилетний лицеист убил одноклассника несколькими ударами ножа, чтобы воспроизвести сценарий фильма Scream **, добавив затем, что для того, чтобы вернуть его к жизни, достаточно перемотать кассету с фильмом, общество начало задавать вопросы. Телевизор — школа преступлений? Лилиан Люрса, пионерка в области психологии масс-медиа и автор многочисленных работ по данному вопросу8, в этом совершенно убеждена: «Условный рефлекс начинает вырабатываться с самого юного возраста, когда телевизор постоянно работает в комнате, где ребенок находится со своей матерью или няней. Сегодняшняя молодежь страдает от передозировки образами, от визуального и эмоционального перенасыщения».

* Фильм американского режиссера Квентина Тарантино. В российском прокате демонстрировался под названием «Криминальное чтиво».

** Фильм американского режиссера Уэса Крейвена. В российском прокате демонстрировался под названием «Крик».

"Среди которых Violence a la tele, I'enfantfascine, Editions Syros, Ne's avec la tele, Editions Desclee de Brouwer.


Рембо Нинтендо

Психоаналитик Борис Цирюльник также говорит о перенасыщении жестокими образами (из телепередач, видеоигр), которое становится тем более сильным, что детский мозг еще только формируется, и у детей происходят «многие десятки тысяч нейронных замыканий в день»9. Это заражение мозга биологически записано в детскую память (это феномен отпечатка) и приводит к серьезным сомнениям по поводу того, «что образы насилия делают наших детей воспитанными и послушными»...

Лилиан Люрса категорически отвергает катарсиче-ские добродетели общедоступной демонстрации насилия — тезис, согласно которому «показанное убийство есть сэкономленное убийство». Но обвинять телевидение во всех смертных грехах означает для нее снять ответственность с нас самих как воспитателей. «Само собой, местные, персональные и семейные условия тоже играют свою роль в игре, — признает Лилиан Люрса, — не все юные телезрители становятся подростками-преступниками. Но насилие не очищает, оно заражает. Здесь как с алкоголем, одни «заражаются» сильнее, другие — меньше. Некоторые подростки обладают запасом в три сотни слов и просиживают перед экранами телевизоров чуть ли не сутки напролет. Таким образом, многие исследователи считают, что дети, не в полной мере пользующиеся речью, отрезаны от реальности и пытаются освободиться от этой своеобразной немоты, переходя к действию». Как часто говорят психоаналитики, упрощая этот вопрос: «то, что не может быть символизировано, познается действием».

Но ведь сказки былых времен, те, что рассказывали нам наши бабушки, тоже были жестокими, с их сюжетами, населенными великанами-людоедами и жестокими колдуньями. Они не слишком отличались от сегодняшних «ужастиков». Почему же телевизионное насилие

9 Записки, опубликованные в мае 2002 года в La Recherche под названием «Преподавать насилие».


Дети процессора

имеет гораздо более серьезное влияние на детскую психику, чем сказки братьев Гримм? «Существует кардинальная разница, — объясняет Дани Робер-Дюфур 10, философ и специалист в области образования. — Прежде всего бабушка, рассказывая об ужасных вещах и событиях, помещала их в повествовательные рамки и таким образом делала их сравнительно приемлемыми. Далее, существует четкое различие между абсолютно воображаемым миром людоеда в сказке, заставляющим ребенка думать о нем как о другом мире (о мире вымышленном), и крайне реалистичным миром телевизионных ужасов с его драками, насилием, кражами и убийствами, без всяких отличий от реального мира. Педопсихиатры свидетельствуют о случаях с детьми, которые, например, считают, что могут безо всяких последствий выпрыгнуть из окна высокого этажа „как по телевизору". И теперь их может остановить не символическое запрещение, а только травма, полученная в реальности».

Точно так же насилие в кино менее опасно, нежели телевизионное. «Кино в зале всегда было проводником насилия, но оно требует места для зрителя, который смотрит на это насилие, зная, где он находится, кто он, куда он пришел», — считает философ Оливье Монжен ", директор редакции журнала Esprit. И напротив, телевизионное насилие заключается в постоянном потоке образов, где реальность (новостные и документальные программы) перемешивается с вымыслом. Место зрителя неопределенно. Телевидение становится ментальным продолжением, проекцией самого себя.

10 Книга вышла осенью 2003 года в издательстве Denoel.

" Выдержка из статьи в Liberation 29—30 июня 2002 года под названием «Насилие по телевизору заключается в постоянном шквале образов».


.4. Рембо Нинтендо


Сейчас читают про: