double arrow

РИТМИЧЕСКИЕ РИТУАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ


 

Насколько мне известно, Гурджиев был одним из великих "Учителей Ритуальных Танцев", пришедшим на Запад. Впервые я наблюдал его упражнения в 19й0 году, а позже - его преподавание классов в Париже в течение двух или трех недель, предшествовавших его смерти в 1949 году. Из всего того, чему он учил, его удивительные и почти неповторимые по разнообразию упражнения, или "движения", в сопровождении музыки, несомненно, были очень апеллирующими и притягательными. Гурджиев утверждал, что провел четверть столетия в путешествиях по Европе, Африке и особенно Азии в поисках секретов храмовых танцев и методов тренировки, применяемых в традиционных школах.

Подобно релаксации, ритуальные танцы работают на всех уровнях. Первой стадией является достижение тело-осознания. Движения, производимые автоматически и бессознательно, могут быть искусными и даже грациозными, но в них нет потенциала для трансформации. Гурджиев (и другие) описывали длительный процесс, с помощью которого храмовые танцоры Центральной Азии приобретали абсолютную ритмическую точность жеста и движения, начиная осознавать ту тончайшую, едва уловимую гармонию основных поз, из которых строятся ритуальные движения. Такое совершенство требуется только от тех, кто намеревается посвятить себя храмовым танцам как центральной теме самореализации. Однако бесполезно пытаться делать что-либо в этой области, пока позы, жесты и промежуточные движения не осуществляются прямым контактом - через посредство сознательной энергии - между волей и телом.




Той же цели служат абсолютно противоположные процедуры исполнения очень трудных и усложненных движений и преодоления усталости и боли посредством продолжающегося точного ритма до крайнего предела, который может выдержать тело.

Гармония инстинктивно-моторного, эмоционального и интеллектуального центров достигается с помощью танцев и ритуалов, которые выражают одновременно эмоциональное состояние и универсальные законы. Гурджиев имел поразительный репетруар таких движений, и они были успешно развиты его главным истолкователем в этой области - мадам Жанной де Зальцман.

На более глубоком уровне ритуальные танцы и движения используются для обеспечения канала для потока творческой энергии. Здесь легко впасть в ошибку из-за связи между творческой энергией и сексуальной жизнью. То, что поверхностному взгляду может показаться оргиальным самодовольствием, в действительности может быть в высшей степени контролируемым высвобождением творческой энергии – не для удовольствия или экстатического переживания, но для пробуждения души.

Лучшим известным примером этого является Дерв, или вращающийся ритуал Мевлеви - дервишей, кружащихся в вихре. Впервые я наблюдал их ритуал в 1919 году, когда суфийский Мевлевский Орден все еще находился в расцвете в последние дни Оттоманской империи, и властители этой страны не только гордились своей принадлежностью к Ордену, но и принимали активное участие в ритуальных танцах каждый вечер по четвергам. Я имел возможность лично убедиться, что не было места неконтролируемому экстазу, но лишь адепты определение входили в сознательную коммуникацию с невидимым миром. Один из суфиев, взявший на себя обязанность инструктировать меня, объяснил, что целью ритуала было отделение души от тела, чтобы таким образом осознать состояние, в которое душа войдет после смерти. Он добавил, что уверенность в бессмертии и рае, порождаемая этим упражнением, объясняет беззаветную храбрость, выказываемую дервишами в битвах.



Я наблюдал - как, возможно, сделали это уже большинство читателей – многие индийские, китайские, японские, африканские и другие ритуальные танцы и ритмические движения. Я сомневаюсь, направлены ли какие-либо из них на контролирование потока сознательной энергии и освобождении вещества души от ее зависимости от тела. Разумно, конечно, позволить зрителям видеть, по крайней мере, некоторые из ритуалов, но публичное их исполнение несовместимо с полным отделением, которое должны испытать участники ритуалов.

Ритуальные движения могут использоваться для многих целей, помимо развития тела и его способностей. Существуют регулярные дневные действия - например, обязательная молитва мусульман, требующая 50 или более прострации каждый день. Специальные позы - такие как коленопреклонение, сидение на пятках, сидение со скрещенными ногами или в позе лотоса - все они предназначены помочь удержать внимание во время молитвы и медитации. Пренебрежение этими традиционными практиками составляет вакуум, в который могут проникнуть многие вредные привычки.



Особым видом являются ритуальные омовения как предваряющие все виды духовных упражнений. В главе второй я ссылался на важность кожи и необходимость держать кожу в состоянии максимальной активности. Вероятно, чувствительная энергия загрязняется дневной деятельностью и каким-либо сильным эмоциональным или сексуальным переживанием, и оно выводится из тела через кожу. Я не помню, где я услышал такое объяснение, но оно хорошо согласуется с тем, что я наблюдал. Наша кожа - особенно её чувствительные и обнаженные части - покрыта этой выведенной энергией, которая удаляется посредством трения холодной водой. Это, как мне сказали, является первоначальной причиной ритуальных обливаний, используемых в религии. Другие обычаи, которые теперь кажутся суеверными пережитками, вероятно, имели такую же здоровую основу, известную тем, кто вводил их.

Помимо таких традиционных практик, которым может обучиться каждый, работа над позами и ритмами требует специального обучения, а таких учителей очень трудно найти в любой области мира. К сожалению, существует тенденция, рассматривать специальное знание как эзотерическое, и те, кто обладает им, часто не хотят делиться им вне своего избранного круга. Это не только ограничивает способности тех, кто мог бы извлечь пользу - и тем подготовиться к трудной работе, - но имеет и другой, менее очевидный недостаток. Это тенденция - тех, кто изучает специальные танцы и движения без намерения стать профессиональными храмовыми танцорами - продолжать работать над ними еще долгое время после того, как они прекратили свое прогрессирующее или трансформирующее действие.

Гурджиев предпринимал большие усилия, обучая своей системе движений ритуальных танцев в периоды 1918-24 и 1924-29 годы. В оба эти периода его целью было в основном подготовить учителей и демонстраторов, и лишь во вторую очередь - преподать метод студентам. Возможно, это привело к неправильному представлению о том, что интенсивную работу над этими упражнениями можно с пользой для себя продолжать до конца. Мадам Успенская, одна из самых преданных учениц Гурджиева, которая ввела тот метод в группе своего мужа в Англии примерно в 1933 году, сделала оговорку, что никто не должен работать над движениями больше двух лет. Я слышал, что в суфийских общинах упражнения, связанные с развитием телесных способностей, практикуются интенсивно самое большее в течение года и впоследствии используются только для обновления. Если это правильно, то было бы очень желательным, если бы те, кто способен обучать ритмическим движениям и ритуальным танцам, широко бы открыли свои классы, так, чтобы выиграло максимально возможное число людей.

 

СТОП-УПРАЖНЕНИЕ

 

Ритуал дервишей Мевлеви, или "мукайеле", состоит из трех частей. Первая - это ментальная подготовка, выполняемая в сидячей позе. Она состоит из "зикр", или повторения объединяющего призыва или просто одного из имен Бога. За ней следует процессия перед шейхом под музыкальный аккомпонимент. "Сема Хане", или Зал Аудирования /слушания/, расположен смежно с могилами самых почитаемых шейхов и святых монастыря, и каждый дервиш, проходя, останавливается и отдает низкий поклон, прежде чем продолжить свой путь. Затем слышится музыкальный сигнал - он может быть громким и резким или едва различимым - и все дервиши застывают на своих местах на полу этого Зала. Всё в мертвом молчании. Затем музыка возобновляется в сильном ритме, и начинаются хорошо известные вращающиеся движения. Мне объяснили, что сигнал "стоп" символизирует момент смерти, когда душа начинает осознавать Истину. Говорят, что этот "момент Истины" вскрывает всю прошлую жизнь, и от дервиша требуется взглянуть на самого себя, как если бы он только что умер, и его способность выбора отнята у него. Дерв, или вращающиеся движения, которые затем следуют, представляют райское блаженство, когда душа входит в новую размерность "кругооборота".

Несколько месяцев спустя после того, как я наблюдал мукабеле Мевлеви, я был приглашен Гурджиевым посмотреть класс учеников, которые изучали его "храмовые танцы", и опять я наблюдал "стоп", но совершенно в другой форме, поскольку учеников заставляли стремительно пробежать по полу и застыть в полу-движении. Некоторые останавливались как вкопанные, другие перекувыркивались и оставались в негнущихся позах, где их застал сигнал. В то время Гурджиев не давал никаких объяснений.

Через несколько лет я не только видел, но и участвовал в упражнении на остановку в его Институте в Фонтенбло. Тогда нас инструктировали использовать "стоп" для наблюдения наших поз, мыслей и чувств, без допущения какого-либо внутреннего или наружного движения. Мне удалось спросить Гурджиева, который в то время хорошо говорил по-турецки, преследует ли его "стоп" ту же цель, что и у Мевлевиев: дать искателю вкус отделения от физического тела. Он заверил меня, что это как раз тот случай, но что в Центральной Азии использование "стоп" - упражнения имеет градации в соответствии со способностями учеников. Гурджиев добавил, что ему рассказали внутренний смысл упражнения только потому, что он не участвовал в нем; для тех, кто подвергался тренировке, упражнение было другим, и они должны были выучить его и практиковать во время "момента истины".

Примерно через 30 лет после этого опыта и разговоров я начал преподавать гурджиевские ритмические упражнения моим собственным ученикам в Кумб Спрингс и тоже использовал "стоп" -упражнение в том его виде, как мне объяснил Гурджиев, во время физической работы учеников на площадках. Из моего личного опыта я могу свидетельствовать, что это упражнение оказывает очень мощное воздействие не только на тренируемых, но также и на учителя. Но им можно заниматься только при условиях, позволяющих правильно использовать энергию, которую это упражнение высвобождает. По этой причине существует широко признанное правило, что никому не следует практиковать стоп-упражнение без руководства руководителя четвертой ступени.

 

7. "РАБОТАТЬ ИЗНУТРИ"

 

В качестве заглавия я взял выражение из книги "О Субуде" чтобы провести различие между действием, производимым без какого-либо сознательного усилия с нашей стороны, и упражнениями, базирующимися на борьбе или намерении.

Латихан Субуда - замечательный пример действия такого рода. Он инициируется "открытием" или "контактом", которое осуществляет помогающий или посвященный, и всё, что требуется, - это ответная пассивность или, лучше, - "допускаемость" со стороны лица, получающего контакт. У меня нет никаких сомнений в том, что нечто происходит между дающими и принимающими контакт, а также в том, это действие обратимо: то есть нечто проходит в обоих направлениях. В соответствии с объяснениями Пак Субуха, контакт устанавливается с Великой Жизненной Силой, или энергией /Daja Hidup Besar / - то есть животворящей силой Всемогущего Бога. Взаимообратное действие - высвобождение загрязненных энергий - примесей - от того, кто "открыт". Должен сказать, что мой опыт присутствия при тысячи "открытий" - часто в роли единственного помощника - согласуется этим объяснением. Работает большая сила, и она действительно высвобождает, или выводит, нечто из "открываемой" личности. Это "нечто" может быть таким неприятным, что вызовет рвоту у помогающего, или же он может почувствовать в себе крайне сильное повреждение. Оно может быть также легким, прекрасным и даже вызывать восторг.

Сначала я был готов принять возможность того, что действие Латихана Субуда является полностью духовным и плодотворным, но опыт более чем десяти лет показал, что ситуация намного более сложна. Некоторые люди получают благо с самого начала и продолжают получать его многие годы; другие, и я один из них, получили невероятно много от Латихана в течение двух или трех лет, а затем наступали болезненные явления. В моем собственном случае это была потеря инициативы, плохое здоровье и крайняя усталость - в сочетании с чувством пренебрежения моим истинным долгом. Другие имели очень мощные переживания, которые захватывали их целиком, но вскоре повергали в беду. Для многих это закончилось психиатрическим случаем, очень многих привело к самоубийству. Еще одна большая группа людей испытала очень мало или вообще ничего и вскоре они отказались от Латихана. Наконец, было большое множество тех, кто имел продолжительный выигрыш, но через несколько лет перестали что-либо испытывать и утратили интерес, продолжая практиковать Латихан от случая к случаю и забросив затем его окончательно.

По моему мнению, из всех этих наблюдений следует тот вывод, что без различения нельзя рекомендовать действия, которые "работают изнутри". В реальности они требуют в большей степени специального руководства, чем упражнения, зависящие от произвольных усилий.

Остается объяснить, почему я включил Латихан Субуда в "нужды тела". Причина в том, что действие имеет место, по крайней мере, в начальных стадиях, в пределах и внутри физического тела. Существует спонтанное движение всех видов: танцы, пение, крик и жестикуляция, а также различные странные и интересные позы, спонтанно /непроизвольно/ принимаемые участниками. Большая часть известных благотворных результатов относится к телесному организму: улучшение здоровья, прекращение нежелательных привычек тела, и безусловное "омоложение". Намного трудней сказать, вызывает ли Латихан Субуда благотворные и прогрессивные изменения в уме и душе. Я твердо уверен в том, что мои собственные ментальные способности пострадали в течение времени, когда я регулярно практиковал Латихан, и насколько я могу судить, с другими было примерно то же самое.

Эти наблюдения могут вызвать отрицательное отношение к моему опыту с Латиханом Субуда - он начался в 1956 году. Я могу только еще раз подтвердить свою уверенность в том, что я выиграл и продолжаю испытывать его благотворное действие. Объяснение этому кажется мне довольно простым /очевидным/: спонтанное действие Латихана - "работа изнутри" - не отличается от какого-либо другого упражнения в отношении своей благотворности, если оно практикуется в правильное время личностью, достигшей соответствующей ступени развития, и его благотворность продолжается только в течение ограниченного времени. Если продолжать делать его сверх положеного срока, эффект либо прекращается, либо становится вредным.

 

Беда в том, что существует три детерминанты /определяющие условия/:

1. Выбор для "открытия" правильных людей на нужной стадии их развития.

2. Нахождение правильного времени и условий для их открытия.

3. Распознание момента, когда этих ладей следует остановить и направить на какой-либо другой опыт, или сочетать Латихан с какой-либо другой формой работы.

Все три детерминанты требуют специального понимания, которым никто – включая Пак Субуха – не обладает. Это сказано не для того, чтобы преуменьшить замечательное достижение Субуда во всем мире или бросить тень на его основателя. Пах Субух уникален среди всех людей, с которыми я встречался, по простоте и завершенности его веры. Он верит, что на него возложена миссия на Благо Человечества, и он отдавал себя без остатка этой миссии в течение 40 лет. Кроме того, это самый любвеобильный и разумный человек, и он правильно управляет привязанностью тысяч своих последователей во всем мире.

 







Сейчас читают про: