double arrow

Констативы и перформативы


К объектам акциональной прагматики языка относятся как простые единицы речевой деятельности, так и сложные по своему строению коммуникативные события. Её интересует, как говорящие производят в процессе своей деятельности высказывания и их комплексы, выражая в них свои цели и намерения с учётом контекста общения, и как слушающие осуществляют их смысловую интерпретацию (обработку) в конкретном контексте языкового общения.

На начальном этапе развития прагматика (и конкретно — такой её раздел, как Теорияречевыхактов) сосредоточила внимание на том, каким образом говорящий субъект реализует своё Я, творя элементарные речевые высказывания эгоцентрического характера (перформативы в частности и речевые акты вообще), и как говорящий вкладывает в эти произведения свои целевые задания (интенции, иллокутивные цели), ориентируясь на определённого адресата (слушающего) в рамках данного коммуникативно-прагматического пространства и стремясь учесть условия успешности языковых действий.

Иными словами, акциональный подход побуждает исследователя сперва сосредоточиться на говорящем / пишущем, на условиях и правилах успешности совершаемых им устных и письменных актах. Слушающий / читающий пока не находится в зоне активного интереса. Его действия по восприятию и интерпретации смысла высказываний попадают главным образом в ведение контенсивного аспекта прагматики (Теории прагматическогозначения), и о них речь пойдёт позже в главах 8—10 этой книги.

Перформативность и иллокутивность — два главных намеченных Дж. Остином измерения, которыми оперирует теория речевых актов.

Классический вариант теории речевых актов, которая явно опирается на деятельностный принцип, создавался Дж.Л. Остином начиная с 1939 г. и был серьёзно переработан его учеником Дж.Р. Сёрлом. Начала теории были изложены в 12 лекциях, прочитанных Остином в 1955 г. в Гарварде. Их текст был опубликован посмертно под названием «How to Do Things with Words» (1962). Эта философско-логическая деятельностная теория языка вызвала широкий международный резонанс. Появилось много последователей, а вместе с ними и оппонентов не только в философии языка, но и в смежных науках, в том числе в лингвистике.

С. Левинсон свидетельствует, что влияние Л. Виттгенштейна на Дж. Остина не было особенно большим: первый преподавал в Кембридже, а деятельность второго в основном была связана с Оксфордом. Дж. Остин скорее продолжал работать в духе аристотелевской традиции и построил собственную оригинальную модель.

Исходный тезис Дж. Остина гласил, что до сих пор философия занимается предложениями / высказываниями утвердительного (ассертивного) дескриптивного характера, содержание которых оценивается по шкале «истинно — ложно». Они обращены к явлениям мира, локализуемым вне сферы данного высказывания, описывают мир.

Таковы, например, высказывания:

 

(5-1) Сейчас стоит ясная погода.

(5-2) Виктор вчера сдал экзамен по введению в языкознание на отлично.

(5-3) Людвиг Витгенштейн — один из величайших философов 20 века.

(5-4) ? Король Франции лыс. (Но в современной Франции нет короля.)

(5-5) ? На Марсе сепаратисты снова подняли мятеж. (Но Марс необитаем.)

 

Однако имеются утвердительные по форме высказывания, которые не могут быть охарактеризованы по шкале истинности. Они служат не описанию, а преобразованию положений дел в мире и манипулированию ментальными состояниями и поведением слушающих. Такие высказывания не истинны и не ложны. Они не просто языковые построения, а реальные действия говорящего.

Ср., например:

 

(5-6) Я прошу тебя дать мне эту книгу на пару дней.

(5-7) Я прошу тебя извинить меня за опоздание.

(5-8) Предупреждаю тебя в последний раз о неприятных последствиях.

(5-9) Выражаю вам мои соболезнования.

(5-10) Считаю тебя виновным в случившемся.

 

Эти высказывания квалифицируются как искренние или неискренние. Их Дж. Остин назвал перформативами, противопоставив их констативам. Этой дихотомии он посвятил в своих лекциях очень много внимания.


Сейчас читают про: