double arrow

Тест-опросник 16 PF Р.Кеттелла


Об истории создания и методах, лежащих в основе 16 PF, к настоящему времени уже имеется достаточно обширная литература на русском языке. Обычно процедура теста предполагает проведение двух сеансов-обследований: вначале с использованием одной формы теста (по уровню образования), затем, как правило, в другой день – соответствующей параллельной формы. Наиболее часто применяемые формы А и В включают перечень из 187 вопросов, отнесенных к одному из факторов.

В письменном варианте для проведения методики требуются комплект тестовых буклетов с инструкцией испытуемому и списком вопросов, стандартные ответные листы, позволяющие применять ключи в виде трафаретки. Один сеанс, как правило, отнимает у испытуемого не менее 50 минут, а от психодиагноста требуется еще 10–15 минут для подсчета 16 тестовых баллов, их перевода в стены и подсчета 4 вторичных факторов.

Несмотря на то, что опыт исследовательского и практического применения отечественными психологами достигает без малого двух десятилетий, до недавнего времени полной психометрической адаптации пункты опросника не подвергались. Одна из первых попыток полной компьютеризации и психометрической адаптации 16 PF была осуществлена А. Г. Шмелевым и В. И. Похилько. В результате применения компьютерного алгоритма анализа корреляций ответов (на пункт) с суммарным баллом были выявлены 45 вопросов исходной переводной версии 16 PF, которые не обладали значимой корреляцией с релевантным фактором ни в одной из использованных для анализа выборок. Строго говоря, ключ по этим вопросам был некорректным.




К исходным 187 были добавлены специально разработанные 97 вопросов, предназначенных для компенсации недостающих пунктов в соответствующих шкалах.

Выборка стандартизации теста для отечественной популяции включала в себя 290 человек. Испытуемые в ходе обследования были высоко замотивированы получением после опроса немедленной обратной связи – сообщения об особенностях их характера по сравнению с другими. Это очень сильно стимулировало самоотдачу и аккуратность испытуемых. Оказалось, то в компьютерном варианте из 45 вопросов, не обладающих дискриминативность в брошюрном варианте, 15 вопросов обнаружили удовлетворительную дискриминативность – значимую корреляцию с суммарным баллом по релевантной шкале.

По результатам обследования с помощью статистического анализа пунктов среди дополнительных 97 пунктов удалось выявить 30 пунктов, обладающих необходимыми корреляциями с теми шкалами, для которых не хватало психометрических корректных вопросов.

Пользователям, желающим применить методику 16 PF в разработанном варианте, следует учесть следующее:



o психометрическая адаптация с расчетом ключей и норм производилась на популяции студентов при использовании компьютеризованного варианта методики с интерпретирующей обратной связью;

o профиль характера по 16 факторам, построенный с помощью одной формы А, дает основания только для выдвижения диагностических гипотез, нуждающихся в проверке с помощью независимого диагностического инструмент для уточнения профиля полученные стены следует корректировать с помощью особой машинной процедуры поправок с учетом связей между шкалами.

Надежность шкал 16 PF существенно возрастает при использовании для каждого пункта многомерного “ключа-вектора”. Дело в том, что большинство пунктов 16 PF (как и других многомерных опросников) имеет значимые корреляции (а следовательно, может вносить и потенциально весомый вклад) не с одним, а с несколькими факторами.

 

Это перекомбинирование факторов в разных эмпирических индикаторах иллюстрирует общую закономерность, важную для теории: точно так же и частные черты могут перекомбинироваться в рамках одних и тех же интегральных черт. Например, в одних случаях высокий “самоконтроль” может сочетаться с “радикализмом”, в других случаях–с “консерватизмом”. Эта комбинация–результат взаимодействия конституциональных черт индивида, требований внешней (предметной и социальной) среды и личностного стиля решения проблем.



Интерпретация факторов в русифицированном варианте компьютерной версии теста отражает модифицированный набор дескрипторов, употребляемых Р. Кэттеллом и его последователями и извлеченных из результатов анализа субъективных оценок. Модификация была направлена на устранение оценочного смысла. Эта работа опиралась на результаты экспериментов с использованием интерпретирующей обратной связи (свыше 200 испытуемых). ЭВМ, подсчитав суммарные баллы по факторам, сразу после окончания тестирования сравнивала баллы с границами “нормы”: если балл оказывался выше границы, то на дисплее высвечивалось сообщение с позитивного полюса фактора, если в границах нормы, то сообщение по данному фактору не входило в “послание”, если балл оказывался ниже нормы, то в “послание” вводилось сообщение с негативного полюса фактора.

Собранная статистика “отвержений” по каждому фактору позволяла оперативно модифицировать интерпретирующие сообщения в направлении выравнивания процента «отвержений» с каждого полюса каждого фактора. В результате усовершенствованные сообщения обеспечивали статистически незначимые различия в процентах “отвержений”. Данная модификация имеет принципиальное значение для приспособления 16 PF для нужд консультативной практики, предполагающей совместное обсуждение психологом и клиентом тех внешних и внутренних причин, которые породили трудности клиента.

Кроме того, полученный массив данных явился дополнительным источником повышения валидности методики.

Будущие перспективы теста 16 PF состоят в получении универсальных тестовых норм, в обеспечении параллельных форм, во введении “векторных” ключей, в сопряжении с родственными методиками. Но главное направление – концептуальное углубление психологического смысла интерпретирующей системы черт.

Тест 16 PF удобен для использования в немедицинских психологических учреждениях. Он не “отпугивает” клиента имплицитным психопатологическим содержанием вопросов, не вызывает акцентированной категоризации ситуации диагностики как ситуации экспертизы, большинство применяемых других многомерных тест-опросников характера в большей или меньшей степени “замешано” на патохарактерологическом описании. Из них можно перечислить следующие:

ü

 

o СМИЛ (стандартизованная методика исследования личности – Собчик Л. Н, 1971). Включает 566 вопросов (550 оригинальных и 16 дублированных). Дает возможность диагностировать 13 основных и до 200 дополнительных шкал;

o ММИЛ (Березин Ф. Б. и др., 1976). Включает 377 вопросов и дает возможность надежно диагностировать 13 основных шкал. Для данной модификации проведен более значительный объем работ по психометрической адаптации и стандартизация;

o МиниМульт (Зайцев В. П., 1981). Включает 86 вопросов и обеспечивает приближенную экспресс диагностику наиболее акцентированных (у данного испытуемого) шкал из основного набора в 13 шкал. Психометрическая адаптация неполная;

o ПДО – патохарактерологический диагностический опросник (Личко А. Е., Иванов Н. Я., 1976). Разрабатывался на материале подростков-психопатов. Взаимосвязан с теорией “акцентуированных типов личности” и с теорией “личности как системы отношений”. 11 шкал соответствуют эмпирически выделенным типам акцентуации характера: гипертимный, циклоидный, эмоционально-лабильный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, конформный. Брошюрный вариант ПДО по перечню вопросов приближается к СМИЛ, но от испытуемого требуется сокращенный перебор – выбор из групп вопросов, собранных “тематическими” блоками: самочувствие, настроение, отношение к спиртным напиткам;

o ПДТ – психодиагностический тест (Ямпольский Л. Т., 1985). Включает 174 вопроса, сгруппированных в 14 шкал. Десять шкал “первого” уровня: невротизм, психотизм, депрессия, расторможенность, общая активность, робость, общительность, эстетическая впечатлительность, женственность, – и четыре шкалы “второго” уровня: психическая неуравновешенность (объединяет “первичные” шкалы 1, 2 и 3), ассоциальность (4 и 5), интроверсия (6, 7 и 8), сенситивность (9 и 10). Эти шкалы отобраны на основе “экстремальной группировки” пунктов по результатам совмещенного применения СМИЛ и 16 PF на испытуемых спортсменах.

 

Основной недостаток перечисленных выше инструментов – дефицит валидности вследствие недоучета тактики испытуемого. Тест-опросники черт, как правило, строятся на допущении квазиобъективного характера тестовых шкал: будто факторы – это параметры объекта. Учет “ситуационно-рефлексивного” уровня необходим не только в связи с требованием онтологической адекватности теории, но и в связи с решением проблемы коммуникации – передачи психологических знаний. Черта личности в обыденном сознании–это не только описательное обобщение, но это всегда отношение, она несет определенный оценочный компонент, который всегда оказывается ведущим в субъективных оценках и описаниях человека человеком, а также в самооценках, за исключением случаев преднамеренного устранения из материала дескрипторов с особой сильной оценочной нагрузкой. Практически все концепции черт несвободны от оценочного компонента. Это касается и интегральных черт темперамента.

 

Таким образом, подчеркнем, что диагностика черт, будучи универсальным инструментом для психолога, на практике требует выработки и применения продуманной стратегии адресованной интерпретации. Один и тот же результат нужно описывать на разном языке для (минимум) трех категорий адресатов: для коллеги-психолога, для административно-управленческого персонала, для самого испытуемого-клиента.

 

 







Сейчас читают про: