double arrow

Однако в связи с неправильным определением судом предмета доказывания представленные истцом документы оставлены без надлежащего исследования и оценки.


Не получили необходимой оценки доводы истца о том, что содержащийся в материалах дела сравнительный анализ технических решений по оспариваемым патентам и технических решений, отраженных в чертежах, позволяет сделать вывод, что оспариваемыми патентами на полезные модели защищены решения, тождественные представленным на чертежах ОАО СКБ "Турбина". Кроме того, как усматривается из обжалуемого решения, одним из оснований для отказа в удовлетворении требований общества является непредставление истцом каких-либо доказательств того, что Березина Т.И. уведомила ОАО "СКБ "Турбина" как работодателя о создании полезной модели, изобретения как служебного, то есть в рамках исполнения трудовых обязанностей.

Данный вывод суда первой инстанции противоречит содержанию положений гражданского законодательства о служебных изобретениях.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1370 ГК РФ при отсутствии в договоре между работодателем и работником соглашения об ином (пункт 3 статьи 1370) работник должен письменно уведомить работодателя о создании в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя такого результата, в отношении которого возможна правовая охрана.




Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что назначение нормы пункта 4 статьи 1370 ГК РФ состоит в установлении порядка возникновения и перехода права на получение патента. Уклонение работника от извещения работодателя о созданном техническом решении не имеет правового значения для признания решения служебным либо не являющимся таковым, поскольку для установления служебного характера технического решения необходимы иные условия, не содержащиеся в нормах примененного судом первой инстанции пункта 4 статьи 1370 ГК РФ.

С учетом этого суд первой инстанции необоснованно возложил на работодателя негативные последствия неуведомления его работником о том, что созданное техническое решение может являться охраноспособным.

Кроме того, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что само по себе наличие автора, не являющегося работником, не делает полезные модели неслужебными в части взаимоотношений автора-работника и его работодателя.

В связи с тем, что судом первой инстанции неправильно применена норма материального права и не исследованы входящие в предмет доказывания обстоятельства, имеющие значение для дела, принятое по делу решение не может быть признано законным и подлежит отмене.

2. Выплата вознаграждения. Пунктом 4 комментируемой статьи определено, что работник имеет право на вознаграждение, если работодатель будет использовать служебное изобретение (полезную модель, промышленный образец) на условиях простой (неисключительной) лицензии или если работодатель получит патент на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец, либо примет решение о сохранении информации о таких изобретении, полезной модели или промышленном образце в тайне и сообщит об этом работнику, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной им заявке по зависящим от него причинам (абзац третий указанного пункта).



Законодатель императивно определил лицо, выплачивающее вознаграждение. Таким лицом является работодатель (лицо, являвшееся работодателем на момент создания служебного произведения). Следовательно, даже в случае, если принадлежащие работодателю права на результат интеллектуальной деятельности переданы по договору об отчуждении права или по лицензионному договору, лицом, обязанным выплачивать вознаграждение работнику, остается работодатель.

К иным лицам данная обязанность переходит только в порядке универсального правопреемства. При этом размер вознаграждения определяется договором (соответствующие условия могут содержаться как в трудовом, так и в отдельном гражданско-правовом договоре), а в случае спора - судом. Такие споры подведомственны судам общей юрисдикции.



Суды уже рассматривали ситуацию, при которой передача сведений о спорном техническом решении в порядке технологического обмена бывшим работодателем авторов другому юридическому лицу не означает передачу ему обязательства по выплате вознаграждения (Конституционный Суд Российской Федерации, Определение от 28.05.2013 N 876-О).

Решениями судов общей юрисдикции, оставленными без изменения судами вышестоящих инстанций, было отказано в удовлетворении ряда индивидуальных и совместных исков граждан - соавторов технического решения "Способ электроплавки сульфидных медно-никелевых материалов", созданного ими по поручению работодателя, к ОАО "Горно-металлургическая компания "Норильский никель" и ОАО "Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина" о выплате авторского вознаграждения за 2004, 2005, 2006 и 2007 гг.

Суды пришли к выводу о том, что у ОАО "Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина" как работодателя, поручившего создание служебного изобретения, обязанность по выплате авторского вознаграждения отсутствует, поскольку оно не произвело предусматривавшиеся статьей 8 "Патентообладатель" Патентного закона Российской Федерации действия, в результате которых у истцов возникло бы право на получение авторского вознаграждения.

Не усмотрели такой обязанности суды и у ОАО "Горно-металлургическая компания "Норильский никель", признавшего спорное техническое решение служебным изобретением и использующего его. Сославшись на положения ст. 1370 "Служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец" ГК РФ, суды посчитали, что передача сведений о спорном техническом решении в порядке технологического обмена бывшим работодателем авторов другому юридическому лицу не означает передачу ему обязательства по выплате вознаграждения, поскольку данное общество не являлось на момент создания изобретения работодателем истцов, а соглашение о выплате авторам вознаграждения за использование изобретения отсутствует.

При этом суды также сослались на разъяснения, содержащиеся в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которым законодатель императивно определяет работодателя (лицо, являвшееся работодателем на момент создания служебного изобретения) как лицо, выплачивающее компенсацию или вознаграждение авторам служебного изобретения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане просили признать п. 3 ст. 1370 ГК РФ, согласно которому работодателю принадлежат исключительное право на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец и право на получение патента, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное, не соответствующим статьям 37 (часть 3), 44 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Утверждая, что исключительное право на служебное изобретение не может принадлежать работодателю на момент создания работником указанного результата интеллектуальной деятельности, заявители полагают необходимым исключить соответствующее положение из п. 3 ст. 1370 ГК РФ как противоречащее статьям 1353 "Государственная регистрация изобретений, полезных моделей и промышленных образцов", 1354 "Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец", 1358 "Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец" и 1387 "Решение о выдаче патента на изобретение или об отказе в его выдаче" ГК РФ.







Сейчас читают про: