double arrow

Вместе с тем анализ вышеприведенных норм права и оспариваемого Положения позволяет сделать вывод об отсутствии противоречий Положения нормам закона в этой части.


Принцип выплаты авторского вознаграждения на основе соглашения работодателя и автора заложен в разделе 4 упомянутого Положения, там же регламентирован порядок заключения такого соглашения, а также право автора не согласиться в том числе и с порядком предлагаемого расчета вознаграждения и обратиться за разрешением спора в соответствующую комиссию или в суд.

Закрепление в Положении минимального и максимального размера авторского вознаграждения само по себе не лишает автора права не соглашаться с данными величинами и использовать упомянутую выше процедуру разрешения возникшего спора.

Не установив предельные размеры авторских вознаграждений, государство тем самым отнесло данный вопрос к компетенции сторон договора о выплате авторского вознаграждения. Оспариваемое истцом Положение в части установления предельных размеров авторского вознаграждения следует расценивать как предложение работодателем автору такого вот вознаграждения, с чем автор вправе не согласиться.

Указание, закрепленное в ст. 1370 ГК РФ, на право Правительства Российской Федерации устанавливать минимальный размер авторского вознаграждения, не лишает стороны права в настоящее время самостоятельно определять данные размеры, поскольку на сегодняшний день такие ставки Правительством не установлены.




При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца и обоснованно в иске ему отказал.

При рассмотрении другого спора в Омском областном суде (Апелляционное определение от 27.06.2012 по делу N 33-3772/2012) суд указал следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных С.В.И. исковых требований, суд обоснованно исходил из того, что поскольку основания и порядок выплаты вознаграждения за получение патента предусмотрены дополнительным соглашением, подписанным сторонами, с которым согласился истец, условия соглашения ответчиком исполняются, то оснований для установления вознаграждения в заявленном истцом размере не имеется.

Как следует из пояснений представителя ответчика в судебном заседании, имеющихся в материалах дела Приказа от 2009 г. N 15 "Об утверждении системы стимулирующих доплат для профессорско-преподавательского состава", таблицы N 2 и приложения N 2 к приказу, представления проректора и приказа от 2009 г., размер вознаграждения за получение спорных патентов истцу был определен согласно действующей в 2009 г. системе как пропорция между объемом бюджетных ассигнований в 2009 г. и начисленными ему баллами по 5 за каждый патент, что составило в денежном выражении... рублей, а поскольку у каждого патента было по 2 автора, то истцу полагалось к выплате по... рублей за каждый или... рублей за три патента, которые и были ему выплачены.



С учетом изложенного судебная коллегия находит мнение суда правильным, соответствующим нормам действующего законодательства в области охраны прав интеллектуальной собственности, а также фактическим обстоятельствам дела.

Оспаривая постановленное судом решение, заявитель в апелляционной жалобе ссылается на невыполнение ответчиком п. 5 ст. 32 Закона "Об изобретениях в СССР", в силу которого автору изобретения, патент на которое выдан предприятию, патентообладатель в месячный срок с даты получения им патента выплачивает поощрительное вознаграждение, которое не учитывается при последующих выплатах, а размер поощрительного вознаграждения за изобретение (независимо от количества соавторов) должен быть не менее среднего месячного заработка работника данного предприятия.

Согласно ст. 12 Вводного закона положения п. п. 1, 3 и 5 ст. 32, ст. ст. 33 и 34 Закона СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" о льготах и материальном стимулировании применяются на территории Российской Федерации до принятия законодательных актов Российской Федерации о развитии изобретательства и художественно-конструкторского творчества. При применении данной нормы необходимо учитывать, что соответствующие законоположения, а также принятые для их реализации иные нормативные правовые акты подлежат применению в части, не противоречащей ГК РФ. Аналогичные положения содержатся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".



Таким образом, в настоящее время могут применяться нормы советского законодательства о вознаграждении авторов служебных изобретений, в частности о минимальных размерах вознаграждения, если только стороны не заключили иной договор.

Еще в одном судебном споре при решении рассматриваемого вопроса в основу мотивации решения суда были положены следующие обоснования (Кемеровский областной суд, Апелляционное определение от 01.10.2013 по делу N 33-9241/2013).

Обшаров М.В. в соавторстве с другими изобретателями изобрел служебное изобретение "Способ получения стали в дуговой электросталеплавильной печи". Патентообладателю - ОАО "Новокузнецкий металлургический комбинат" выдан патент N 2343206, заявка 2007123047 с приоритетом от 19.06.2007, на изобретение "Способ выплавки стали в дуговой электросталеплавильной печи".

Истец просил взыскать с ОАО "ЕВРАЗ ЗСМК" вознаграждение за использование изобретения "Способ получения стали в дуговой электросталеплавильной печи", патент N 2343206, в течение срока действия патента в размере не менее 15 процентов прибыли, ежегодно получаемой патентообладателем (ответчиком) от его использования, и пени за несвоевременную выплату вознаграждения за каждый день просрочки.

Удовлетворяя иск, суд взыскал с ОАО "ЕВРАЗ ЗСМК" в пользу Обшарова М.В. авторское вознаграждение за использование изобретения по патенту N 2343206 за 1-й и 2-й год использования, а также пени и расходы на оплату услуг представителя.







Сейчас читают про: