double arrow

Арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены либо изменения решения суда первой инстанции.


Оценив представленные документы, суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности требований истца, ввиду того что отделочный профиль ответчика не содержит, а в способе изготовления профиля и отделки оконных и дверных проемов не использует каждый признак изобретения, приведенный в независимых пунктах формулы изобретения, содержащейся в патенте. В связи с чем факт нарушения исключительных прав истца на изобретение является недоказанным.

Сопоставление фрагментов отделочного профиля истца и ответчика позволяет сделать вывод, что производимая ответчиком продукция не содержит матового покрытия, сходного с покрытием изобретения Ив Мишель и соответствующего пунктам 7, 8, 9, 10 формулы изобретения в единстве с независимым пунктом 1 изобретения.

Формула изобретения не содержит такого признака, как снабжение отделочного профиля временным покрытием в виде клейкой бесцветной прозрачной пленки, подлежащей удалению после монтажа отделочного профиля.

Обратим внимание на формулировки спорных признаков по патенту N 2230868. В первом пункте указано на то, что "видимые части отделочного профиля снабжены покрытием", в п. 7 сказано, что "видимые части отделочного профиля имеют слой матового покрытия".




Исходя из совокупного чтения содержания всех пунктов патентной формулы, суд пришел к обоснованному выводу о существенной разнице между временным покрытием ответчика и постоянным покрытием истца.

5. Восстановление нарушенных имущественных прав. Нарушенные имущественные права на изобретения могут быть восстановлены в порядке, предусмотренном ст. 1398 ГК РФ. В соответствии с ней патент на изобретение может быть в течение срока его действия признан недействительным полностью или частично, в том числе в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с ГК РФ, или без указания в патенте в качестве автора или патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с ГК РФ. Признание патента недействительным частично предполагает возможность указания в новом патенте, выдаваемом взамен старого, иного (надлежащего) патентообладателя или измененного состава авторов.

В приведенном выше судебном решении (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2009 N 09АП-12205/2007-ГК) истец не требовал признать его надлежащим патентообладателем и не заявил претензий о возмещении убытков. Исковые требования ограничивались аннулированием патентов, выданных на имя авторов. Таким образом истец, образно говоря, "наказал" авторов, но сам не стал патентообладателем, превратив ранее запатентованные изобретения в общественное достояние, не подлежащее охране исключительным правом.



Насколько такие действия истца входят в предоставленные ему как работодателю способы защиты прав, определяет суд. В одной из публикаций <249> высказано мнение, что такие действия работодателя выходят за пределы предоставленных ему способов защиты - восстановления патентных прав либо возмещения убытков. Вряд ли с этим можно согласиться, так как защита исключительных прав работодателя в отношении служебных изобретений должна быть основана на общих нормах ст. 1252 ГК РФ. В ней перечислены требования, которые могут быть предъявлены в судебном иске. Обратим внимание на то, что представленный перечень возможных требований не является закрытым, и суд вправе рассматривать и иные требования.

--------------------------------

<249> Качанова Н.М. Что является служебным объектом // Трудовые споры. 2008. N 9.

 

6. Использование средств работодателя и последствия. Норма, приведенная в п. 5 комментируемой статьи, отсутствовала в Патентном законе Российской Федерации. Объект патентных прав, созданный работником с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, не считается служебным, и право на получение патента и исключительное право на такой объект принадлежат работнику. Однако для соблюдения баланса интересов в этом случае работодатель вправе по своему выбору потребовать предоставления ему безвозмездной простой (неисключительной) лицензии на использование созданного объекта патентных прав для собственных нужд на весь срок действия исключительного права либо возмещения работником расходов, понесенных работодателем в связи с созданием такого объекта.



Не потеряла актуальности позиция Верховного Суда Российской Федерации, выраженная в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда от 19.06.2006 N 15, в соответствии с которым если произведение создано по служебному заданию работодателя и за его счет либо в порядке выполнения служебных обязанностей, предусмотренных трудовым договором, то в соответствии с законом исключительные права на использование этого произведения переходят к работодателю. При этом личные неимущественные права не отчуждаются и остаются за авторами - физическими лицами. Права на произведения, созданные вне рамок трудового договора или служебного задания, не могут считаться переданными работодателю на основании закона. Например, иллюстрации работника к статье, созданной в порядке служебного задания, не могут рассматриваться как служебное произведение, если они не предусмотрены таким заданием или трудовым договором с работодателем.

Исходя из этого, многие специалисты считают, что размер и порядок выплаты авторского вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения (независимо от вида произведения) устанавливаются договором автора с работодателем. Такой договор носит гражданско-правовой характер, и на него распространяются общие правила о порядке заключения договоров, предусмотренные гражданским законодательством.

7. Выплата вознаграждения и нормативная база СССР. Поскольку положения п. п. 1, 3 и 5 ст. 32, ст. ст. 33 и 34 Закона СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", п. 3 ст. 21, п. п. 1 и 3 ст. 22 и ст. 23 Закона СССР от 10.07.1991 N 2328-1 "О промышленных образцах" о льготах и материальном стимулировании применяются на территории Российской Федерации до принятия законодательных актов Российской Федерации о развитии изобретательства и художественно-конструкторского творчества, следует учитывать, что соответствующие законоположения, а также принятые для их реализации иные нормативные правовые акты подлежат применению в части, не противоречащей ГК РФ.

Так, ст. 34 Закона СССР "Об изобретениях в СССР", в частности, предусмотрено, что вознаграждение лицам, содействовавшим созданию и использованию изобретения, выплачивается предприятием-патентообладателем и предприятием-лицензиатом. Вместе с тем с 01.01.2008 к указанным правоотношениям относится и п. 4 ст. 1370 ГК РФ, согласно которому вознаграждение выплачивается работодателем. При этом обратим внимание на разъяснение, данное в п. 5 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29, согласно которому ст. 34 Закона СССР "Об изобретениях в СССР", предусматривающая выплату предприятием-патентообладателем и предприятием-лицензиатом вознаграждения лицам, содействовавшим созданию и использованию изобретения, с 01.01.2008 применяется с учетом п. 4 ст. 1370 ГК РФ только в части обязанности работодателя выплатить вознаграждение работнику - автору служебного изобретения. Соответственно, работодатель не обязан выплачивать вознаграждение за содействие созданию и использованию изобретений.

Не однозначно решаются в судах споры по установлению минимальных размеров вознаграждения за служебное изобретение, в том числе при выплате поощрительного вознаграждения.

Как уже отмечалось, минимальные размеры вознаграждения за служебное изобретение были определены еще Законом СССР "Об изобретениях в СССР", введенным в действие с 01.07.1991 (далее - Закон СССР N 2213-1) и предусматривавшим выплату автору служебного изобретения вознаграждения, размер и условия выплаты которого установлены ст. 32 этого Закона.

За использование изобретения в течение срока действия патента автору выплачивается не менее 15% прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от его использования, а также не менее 20% выручки от продажи лицензии без ограничения максимального размера вознаграждения. Вознаграждение за использование изобретения, полезный эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, выплачивается автору в размере не менее 2% от доли себестоимости продукции (работ, услуг), приходящейся на данное изобретение. Величина процента определяется предприятием по соглашению с автором.

Согласно п. 5 ст. 32 Закона СССР N 2213-1 автору изобретения, патент на которое выдан предприятию, патентообладателем в месячный срок с даты получения им патента выплачивается поощрительное вознаграждение, которое не учитывается при последующих выплатах. Размер поощрительного вознаграждения за изобретение (независимо от количества соавторов) должен быть не менее среднего месячного заработка работника данного предприятия.

Свою позицию по вопросу применимости "советских" минимальных размеров вознаграждения высказал профессор Э.П. Гаврилов в статье "Судебная практика по охране интеллектуальной собственности" (Хозяйство и право. 2010. N 7): "Минимальные ставки вознаграждения за служебное изобретение были определены прежним советским законодательством, которое еще применяется в России, и не могут быть изменены договором".

При этом профессор Э.П. Гаврилов обращает внимание на то, что рассматриваемые нормы советского законодательства сформулированы как императивные, а императивный характер правовой нормы означает, что эта норма не может быть изменена, например, договором.

Тот же вопрос затронут в статье П.П. Баттахова "Право работника на вознаграждение за использование служебного результата интеллектуальной деятельности как разновидность интеллектуальных прав в соответствии с частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (http://pravorggu.ru/2009_16/battahov_6.shtml).

Оба автора в своих статьях приводят и анализируют Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13.10.2009 N 1278-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ильина Валерия Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 2 статьи 8 Патентного закона Российской Федерации" по жалобе на тот факт, что в связи со сложившейся правоприменительной практикой названные нормы рассматриваются как переход исключительно к договорному регулированию отношений между автором и патентообладателем вопреки имеющим императивный характер положениям п. 1 ст. 32 "Вознаграждение автору изобретения, не являющемуся патентообладателем" Закона СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", что, по мнению заявителя, нарушает его права, гарантированные ст. ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2) Конституции Российской Федерации.

В своем Определении Конституционный Суд Российской Федерации высказал позицию, что данные законоположения направлены на достижение баланса между правами работодателя и работника - автора изобретения, созданного им в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.

В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2009 N КАС09-244 по другому делу также разъяснено, что право на получение вознаграждения за использование изобретения возникает из договоров и не относится к имущественным правам автора, связанным с использованием результата интеллектуальной деятельности, охраняемого патентом.

Практика судебного разрешения споров об установлении минимального размера вознаграждения за изобретения, созданные в порядке выполнения служебного задания, противоречива.

Одни суды считают, что минимальный размер вознаграждения не может быть ниже установленного Законом СССР N 2213-1, другие суды не придерживаются данной позиции и считают, что размер вознаграждения определяется договором между автором (работником) и работодателем, и в случае заключения такого договора нормы Закона СССР N 2213-1 не могут быть применены.

При рассмотрении спора в Самарском областном суде (Апелляционное определение от 27.03.2013 по делу N 33-2851/2013) было отмечено следующее.

Оспаривая действующее на ОАО "АВТОВАЗ" Положение по расчету и выплате авторских вознаграждений за создание и использование служебных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, истец исходит из того, что данный локальный нормативный акт препятствует ему выражать несогласие с принципами расчета авторского вознаграждения, лишает стороны договора свободы усмотрения в определении размера вознаграждения, противоречит действующим нормам права, регламентирующим определение такого вознаграждения на основании соглашения сторон.







Сейчас читают про: